channel 9

Фото:Reuters

Новый русский порядок на Ближнем Востоке

В 2015 году, когда Россия заняла "активную ближневосточную позицию", а попросту говоря, ввела войска в Сирию, у нее было три цели. Во-первых, спасти тонущий режим давнего советского ближневосточного вассала – режим Асадов. Во-вторых – принизить роль западных стран (и в первую очередь США) в ближневосточной политике. В-третьих – снискать репутацию главного борца с "Исламским государством", которое до сих пор наводит страх на западные страны постоянными терактами. "Чеченская" модель войны, практиковавшаяся Россией в 90-е годы, внезапно нашла сторонников в европейских политических кругах.

Сейчас, полтора года спустя, можно считать, что все три цели достигнуты целиком и полностью, считает политический обозреватель газеты "Исраэль ха-йом" Боаз Бисмут.

Россия стала главным игроком при решении политических вопросов, касающихся Сирии, Асад вздохнул свободней – он меняет мебель во дворце в Дамаске и разрабатывает проект восстановления Алеппо. Переговоры по Сирии при участии России, Турции и Ирана проходят в Астане, в не Вене.

Вашингтону остается лишь колебаться между поддержкой курдов, мечтающих о независимости, против Турции, либо Турции – своего соперника по НАТО – против курдов. У России таких проблем нет.

В 2013 году Обама, Олланд и Кэмерон планировали ударить по армии Асада после того, как он в 14-й раз примел химическое оружие против повстанцев. Сейчас, благодаря Путину, Асад может улыбаться, глядя в зеркало и сравнительно беззаботно расчесывать усики.

Сейчас главный вопрос в том, к чему стремится Россия и чего добивается на Ближнем Востоке. На ее пути наметился очередной перекресток, связанный с ударом израильских ВВС по Сирии и запуском противоракеты "Хец" на прошлой неделе, которые привели к вызову израильского посла в российский МИД.

Парадоксальным образом России, чтобы преуспеть в налаживании обстановки в Сирии, нужны и США и Израиль, считает обозреватель. Именно в этом кроется причина отсутствия разгромных статей в адрес Израиля в послушной российской прессе, несмотря на вызов посла. Российские власти хотели побыстрее вернуться к нормальным взаимоотношениям.

Несмотря на успехи России в Сирии, путинский режим там сильно ограничен в своих действиях. Асад и Иран – далеко не их верноподданные слуги, они действуют как вздумается, и не следует каждое высказывание Асада воспринимать как сформулированное в Москве. И далеко не все действия Ирана в Сирии производятся с ведома и одобрения русских.

Есть большая вероятность того, что России, так же, как и Израилю, выгодно ограничить свободу действий Ирана в Сирии.

Если еврейское государство опасается создания иранского плацдарма у сирийско-израильской границы, то для России Иран может представлять демографическую проблему.

Кое-кто считает Россию во многом мусульманским государством. Ислам появился на Руси 1300 лет назад, сейчас 15% ее населения – мусульмане, на территории страны – 10 тысяч мечетей, включая большую московскую. И российские мусульмане вовсе не в восторге от шиитской оси, в которую включился путинский режим – Асад-Иран-"Хизбалла". Возможно, Россия выигрывает в краткосрочной и среднесрочной перспективе, но в отдаленной – далеко не факт, что ее ставка на шиитов удачна.

Поэтому в Москве, где наверняка опасаются "арабской весны" в кавказских государствах и на других территориях с мусульманским населением, не могут позволить Ирану заполучить контроль над сирийскими, ливанскими и иракскими провинциями, как мечтают аятоллы.

Возможно, именно в свете этих обстоятельств у Израиля и России нет особых разногласий по иранскому вопросу.

"Кроме стремления сохранить режим Асада, у России и Ирана нет общих стратегических интересов в Сирии, - считает Сара Файнберг, исследовательница в Институте национальной безопасности Израиля. – Россия заинтересована в ограничении расширения шиитской оси. Именно поэтому Россия позиционирует себя в качестве арбитра между Ираном, Турцией, Саудовской Аравией и Израилем. Вместе с тем, со стороны Ирана имеет место подозрительное отношение к России, ограничивающее возможность путинского режима диктовать Ирану как себя вести".

К "Хизбалле" Россия относится "амбивалентно" – с одной стороны, сознает ее опасность для Израиля, с другой – видит в ней вспомогательную силу для победы режима Асада и законную структуру в ливанской политической и военной системе. Именно поэтому русским нужен Дональд Трамп, который займется ограничением ближневосточной роли Ирана, они не хотят делать это своими руками.

И теперь все стороны, включая Израиль и Россию, ждут – что же предпримет Трамп?

Еще один урок, вытекающий из событий на прошлой неделе – Россия допускает, чтобы Израиль действовал на территории Сирии, если это не позорит саму Россию. Там заинтересованы в торговле оружием, и конкурентов на этом рынке хватает, России дышит в затылок Китай, а израильские действия убедительно продемонстрировали несостоятельность российских защитных систем против западного оружия. Тот случай отнюдь не добавил популярности боевой техники Made in Russia.

Нет сомнений в том, что сейчас карты пересдаются по-новому. Для кого-то это неудача, для кого-то новый шанс. Так или иначе, в этом регионе сейчас все пользуются любой возможностью, чтобы упрочить свой статус и пошире распространить влияние.

Россия попыталась взять на себя роль регионального надзирателя, но Россия – это не СССР, и этот мундир оказался для нее великоват. И сейчас все будет зависеть от того, что предпримут США – мяч не только на стороне Путина, но и у Трампа.