channel 9
Автор: Владимир Рав-Цион Фото:предоставлено автором

Тали Плоскова о программе "Семья нетто"

Владимир Рав-Цион: Экономическая программа Моше Кахлона "Нетто семья" призвана облегчить нагрузку на семьи с детьми. Сама инициатива еще не принята в Кнессете, однако многие израильтяне уже возлагают на нее большие надежды. Напомню, в программу входит: предоставление налоговых льгот работающим родителям, увеличение отрицательного подоходного налога, отмена пошлин на импорт детской одежды и субсидирование групп продленного дня. Общая стоимость проекта – четыре миллиарда шекелей в год. В студии со мной депутат израильского парламента Тали Плоскова. Госпожа Плоскова, здравствуйте.

Тали Плоскова: Здравствуйте, добрый день. Сразу хочу вас поправить, что часть программы уже утверждена. Например, то, что касается льготных налоговых единиц, уже прошло во втором и третьем чтениях, так что мы можем уже об этом говорить, как о чем-то, что уже утверждено. Буквально на этой неделе, я думаю, поднимется и вопрос групп продленного дня, так что работа идет.

Владимир Рав-Цион: Хорошо, расскажите, пожалуйста, подробнее о всей программе.

Тали Плоскова: С удовольствием. Во-первых, как вы понимаете, мы хотим сделать все для того, чтобы молодым людям в нашей стране жилось легче. К сожалению, мы видим, что очень часто молодые просто уезжают из Израиля из-за того, что здесь сложно жить, и они думают, что в другой стране попроще. И поэтому, наряду с теми шагами, которые мы сделали по поводу "Цена для новосела", когда молодые семьи покупают квартиры на двадцать – двадцать пять процентов дешевле рыночной цены – это одна часть, и вторая часть – это программа, которая называется "Нетто мишпаха", то есть чистый доход для семьи. На самом деле она состоит из четырех пунктов.

Первый пункт – это субсидирование групп продленного дня. Оно касается детей и в детских садах, и в первом-втором классе школы. До сегодняшнего дня каждый муниципалитет мог брать столько, сколько он хочет, столько, сколько считает нужным. Каждый решал себе – кто до четырех работает, кто работает до половины пятого, кто работает до пяти. Решение таково: во-первых, все группы продленного дня будут работать до пяти часов. Второе: максимальная сумма, которую родители могут платить – до девятисот пятидесяти шекелей. И эта сумма будет определяться в зависимости от того, к какой социоэкономической группе относится тот город, в котором вы живете. То есть, в городах, которые экономически послабее, государство будет участвовать больше, а в тех, которые посильнее, чуть меньше. Но все равно максимум – девятьсот пятьдесят шекелей. В среднем мы посчитали, что экономия для семьи будет двести пятьдесят шекелей в месяц. Это первый пункт.

Второй – это отрицательный подоходный налог. Если двое родителей работают, имеют детей и зарабатывают шесть с половиной тысяч шекелей каждый, - может быть по-разному, но общий бюджет должен быть до тринадцати тысяч шекелей, - они будут получать отрицательный подоходный налог. То есть вместо того, чтобы платить государству, наоборот, государство будет возвращать им. Это для того, чтобы люди начали работать, и естественно, поддержать их. В среднем опять же возврат составит около пятисот шекелей в месяц на семью.

Третий пункт – это отмена пошлин. Мы знаем, что на сотовые телефоны пятнадцатипроцентная пошлина отменена, на обувь отменена пошлина двенадцать процентов и на детскую одежду будет снижено шесть процентов пошлины. Это третий пункт.

И четвертый пункт, самый важный, я попробую на нем остановиться подробнее: это льготные налоговые единицы для тех, кто работает. О чем идет речь? Прежде всего, и это очень важно: мы уравниваем льготы, которые будут получать женщины и мужчины. До сих пор все было совершенно по-разному. Те, у кого есть дети от рождения до одного года, на каждого ребенка будут получать по полторы налоговые единицы. Льготная единица равна двумстам пятнадцати шекелям. Те, у кого есть дети в возрасте от одного года до шести, - и мать, и отец, - будут получать на каждого ребенка две с половиной льготных налоговых единицы. Очень легко посчитать: двести пятнадцать умножить на два с половиной – чуть больше пятисот шекелей на каждого родителя возвращаются в карман семьи.

Вы знаете политику министра финансов Моше Кахлона, он говорит так: казна наполнилась деньгами за счет налогов, которые платят граждане Израиля, и поэтому нам нужно вернуть эти деньги именно этим гражданам. И каждый раз мы занимаемся определенной группой людей. Когда мы говорим о пожилых людях, или, как мы знаем прекрасно, сейчас готовится огромная реформа для инвалидов. А вот та тема, которую мы с вами сегодня обсуждаем, касается именно молодых семей, работающих, которые имеют детей. Хочу подчеркнуть интересный факт. Вы, наверное, знаете, что очень много политиков сердились на эту программу: "Как это так, Кахлон сам решил, не посоветовавшись с нами!" Один из пунктов, - и я очень горжусь, что мы его не утвердили, - был такой: даже если работает только один родитель, а второй, например, учится в йешиве, им тоже предоставить такие льготы. И мы это не утвердили, мы сказали: нет, только когда двое родителей работают, получают зарплату, мы будем давать эти льготные налоговые единицы. Поэтому я считаю, что это достаточно серьезный шаг. Если проследить за теми четырьмя пунктами, о которых я говорила, это серьезный шаг в помощь молодым семьям. Потому что сегодня иметь двоих детей, а особенно,троих – это очень дорого стоит. И мы рады, что удалось пойти на такие шаги в помощь молодым семьям.

Владимир Рав-Цион: Ежегодно для государственного бюджета это означает 4 миллиарда расходов. Но ведь бюджетный профицит не всегда происходит и не всегда присутствует. Не приведет ли это к повышению налогов, например, для того чтобы эту программу осуществлять?

Тали Плоскова: То, что мы на данный момент сделали, например, утвержденные в Кнессете льготные единицы, пока утвердили на семнадцатый и восемнадцатый год. Это очень важный факт, и спасибо за вопрос. Эта программа войдет в силу с первого января семнадцатого года. То есть, буквально, я так думаю, в ближайшей зарплате молодые пары увидят существенные суммы, потому что они получат ретроактивно с первого января. Зная приблизительно прогноз бюджета на эти два года, мы имели возможность это утвердить именно на два года. Пока мы говорим о двух годах. Что касается последующих лет – мы подождем, посмотрим, каково положение нашего государства, что мы можем сделать, и мы очень надеемся, что сможем продлить программу на дальнейшие годы, потому что это важное решение.

Владимир Рав-Цион: Пока это рассматривается исключительно как временный шаг, и продлевать это пока даже нет планов?

Тали Плоскова: План-то есть. Дело в том, что это распоряжение не принято как законопроект, оно называется "ораат шаа", временное исполнение. И если, допустим, бюджет позволит продолжение этой программы, министр финансов может принять решение, что строчка о том, что это временное указание, уходит, и закон войдет в силу. Я думаю, что будет не так. Наверное, просто будет продление еще на два года, потому что речь идет о четырех миллиардах шекелей, это существенная сумма в бюджете государства. На самом деле, мы очень не хотим повышать налоги, мы делаем все, чтобы налоги понижать, поэтому, может быть, на каком-то этапе мы придем и скажем: "Ребята, было две с половиной единицы, сейчас будет две единицы". То есть, мы будем действовать в соответствии с тем, как будет выглядеть бюджет государства Израиль. Потому что надо понимать, мы несем ответственность за огромную сумму и за нашу страну. Все нужно брать в пропорциях. Сегодня деньги есть, и мы эти деньги хотим вернуть молодым семьям. И это очень важно.

Владимир Рав-Цион: Тали, а как в программу, которая призвана облегчить налоговое бремя на молодые семьи, затесалось что-то, что связано с мобильными телефонами? То есть, понижение налога на мобильные телефоны на пятнадцать процентов?

Тали Плоскова: Дело в том, что, по нашему мнению, сегодня практически нет ребенка, у которого нет сотового телефона. Даже просто для того, чтобы родители были спокойны, в кармане у ребенка должен быть сотовый телефон, чтобы можно было всегда убедиться, что с ребенком все в порядке. И поэтому каждая семья сегодня выкладывает из своего бюджета немалую сумму, чтобы приобрести этот сотовый телефон. И мы считаем, что даже эти пятнадцать процентов скидки на сотовый телефон – это тоже помощь для семьи с маленькими детьми. Снова: мы не говорим о взрослых, мы говорим о детях, потому что без сотового телефона сегодня мы жить не можем, и я уже не представляю, как это могло быть десять лет назад. Сегодня мы можем в любое время убедиться, где наш ребенок, и быть спокойными. Наверное, именно это взяли в расчет, когда внесли именно сотовые телефоны в эту программу.

Владимир Рав-Цион: Тали Плоскова, большое спасибо.

Тали Плоскова: И вам большое спасибо.

authorАвтор: Владимир Рав-Цион