ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Рейтер" , Хуан Медина
Спорт

Приглашение на казнь: сегодня или завтра футбольный "Локомотив" рискует сойти с рельсов

Маловероятно, что боссы московского "Локомотива" прислушаются к мнению очень большого количества поклонников клуба и отменят казнь Юрия Палыча.

Именно что казнь: то, как собираются избавиться от русского Арагонеса, лучше всего выразить словом "казнь". Впрочем, какой он Арагонес? Испанец, по сути, только разок и выстрелил, в 2008 (а кто бы не шмальнул, имея в автомате такие пули, как Хави, Иньеста, Рамос, Пике!), Семин же работал сериями и стабильно, на протяжении двадцати лет. А то и больше, если вспомнить его "Локо" образца середины и конца девяностых прошлого века.

И казнь-то именно русская.  В том смысле, что отстранение Семина положит конец попыткам реформирования сильнейших российских клубов по высокому европейскому формату, где "Бавария" – образец для подражания.

"Локомотив" мог стать "Баварией". И пока еще может. Пока не убрали Семина – может.

"Бавария" выстроена по умной  вертикали, на каждой ступени которой находится человек, ставший в свое время легендой "красной машины". В такой системе координат честь выше денег, оттого "Бавария" и прет локомотивом-бронепоездом по путям германского и европейского футбола.

Клубом управляют не просто профессионалы, помнящие запах бутс и политых потом футболок. "Баварией" управляют те, для кого клуб стал вторым домом. А то и первым. Поэтому любое решение, кадровое или иное, тут принимают только по одному критерию – выгода для "Баварии". И зачастую выгода не сиюминутная, а на годы вперед.

А вот и примеры.

Карл-Хайн Руммениге, золотой мальчик немецкого футбола середины семидесятых, вернувший к жизни сборную ФРГ в фантастическом севильском полуфинале 1982 года. Председатель правления. То есть, главный босс.

Или рыжеволосая бестия Заммер. Был спортивным директором в клубе, при нем оформили трансферы Хави Мартинеса, Роберта Левандовски, Матса Хуммельса, Марио Гетце, Артуро Видаля, на пост тренера пригласили Пепа Гвардиолу.

Или, чтобы далеко не ходить, Оливер Кан – один из лучших голкиперов двадцатого и начала двадцать первого веков.

При такой системе вероятность попадания наверх кого-то малоизвестного, не говоря уже о людях со спорной биографией, сводится к нулю. И уж точно, невозможно попадание из страны, при упоминании которой все начинают понятливо усмехаться, делая движение потирающими друг друга пальцами.

Понятно, что сравнения — это всего лишь сравнения. "Бавария" — это клуб, чьи акции высоко котируются на ведущих фондовых площадках мира. "Локо" — это всецело зависящее от "Российских железных дорог"  детище.

И все-таки есть сходство. Одно, но очень важное. В нынешней системе "Локо" есть несколько бывших игроков, ставших в свое время символами клуба. Пашинин. В определенной степени Оганесян.  И конечно, Лоськов – символ "Локомотива" новейшей истории, его дух, моральный стержень. Карл-Хайнц Руммениге российский.

Если уж и представить себе уход Семина с точки зрения выстраивания российской "Баварии", то туда, либо в генеральные, либо в спортивные директоры. А вместо него – хотя бы того же Пашинина с Лоськовым и Оганесяном в качестве людей-подпорок, для которых честь клуба важнее денег.

Но возможен ли вообще такой формат при современном устройстве российского футбольного общества, и вообще, просто российского общества?

Возможно ли, чтобы при государственном спонсоре делом управляли те, для кого слово или приказ спонсора будет менее важным, чем честь и перспективы развития клуба?

Ответ на этот вопрос мы получим в ближайшее время. И вряд ли этот ответ удовлетворит тех, для кого "Локомотив" – это команда жизни, а не футбольный отдел огромной государственной корпорации.

 

 

комментарии
comments powered by HyperComments
x