ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Кадр из телепередачи
Общество

Захави выиграл вторично, хотя и с меньшим счетом: клеветница Штайф выплатит ему 130 тысяч шекелей

Окружной суд, рассматривавший апелляцию ультралевой журналистки-клеветницы Адас Штайф, до сих пор работающей на армейской радиостанции "Галей ЦАХАЛ", отклонил ее апелляцию, но все же снизил сумму компенсации, "выписанной" мировым судом.

Напомним, речь идет об иске ультралевого радиоведущего Натана Захави против ультралевой журналистки-феминистки Штайф по делу о клевете.

Все началось в ноябре 2017 года, когда Штайф занялась разоблачительством, пересказав историю, которую ей изложила неназванная дама. Та сообщила, что 15 лет назад "Захави набросился на нее и попытался силой поцеловать в губы и засунуть язык". За этим последовали еще 12 публикаций Адасс Штайф с описаниями разных развратных действий со стороны Захави. Штайф утверждала, что к ней обратились "десятки женщин" с жалобами на Захави, что тот регулярно домогался женщин, вел себя развратно и даже совершил изнасилование. При этом самих этих женщин никто не видел, и было неясно, существуют ли они вообще, или все эти истории – плод воображения самой Адасс Штайф.

Захави, вначале несколько ошалевший от подобного натиска и слабо оправдывавшийся, утверждая, что он не понимает, о каких женщинах идет речь и что он никогда никого насильно ни к чему не принуждал, затем перешел в контратаку и подал на Штайф в суд, требуя с нее 1,8 миллиона шекелей – по 140 тысяч шекелей за каждую публикацию.

На суде Штайф представила показания семи женщин. Одну из них Захави якобы "пытался поцеловать силой" в ресторане "Стефан Браун", где та сидела с сестрой, и сестра это подтвердила. Еще одну женщину он пытался "поцеловать силой" в баре "ха-Шофтим" – это была официантка, которая сказала, что он "напивался и грубо вел себя с женщинами". Со стороны Захави на суде выступили владельцы обоих заведений, которые сказали, что ничего такого не было, и если бы Захави так себя вел, им бы было об этом известно.

Еще одна свидетельница показала, что когда она сидела в том же баре "ха-Шофтим" на улице Ибн-Гвироль в Тель-Авиве, Захави зашел и положил ей голову на живот, и она чувствовала себя "беспомощной, униженной и взволнованной".

Была еще женщина, которая несколько раз приходила к Захави будучи несовершеннолетней, и один раз тот "запустил руку ей под платье" (он был не в курсе ее возраста), и некоторые другие менее существенные случаи типа "половых намеков при общении в "Фейсбуке".

Примечательно, что в обеих инстанциях судьями по иску были женщины, и обе инстанции вынесли решение о том, что Штайф занималась клеветой и грубо нарушала журналистскую этику.

Судья мирового суда Ошри Фрост-Френкель разнесла в пух и прах как всех свидетельниц, так и саму Штайф. Она постановила, что ни одно из свидетельств не подпадает под определение "сексуального домогательства" – например, не усмотрела "прикосновения полового характера" в "голове, положенной на живот", и раскритиковала саму Штайф за то, что та перед публикациями не провела тщательного расследования. Журналистка даже не встречалась лично ни с одной из "потерпевших", удовлетворившись телефонными разговорами.

Весной прошлого года судья Ошри Фрост-Френкель назначила компенсацию в размере 400 тысяч шекелей в пользу Захави. Адасс Штайф и представлявшим ее на суде представительницам ультралевого феминистского крыла  прокуратуры был нанесен серьезный удар.

Но прокуратура так просто не сдается. Выплатив Захави компенсацию за государственный счет (а не из кармана Адасс Штайф), в прокуратуре подали апелляцию в окружной суд. Там судья Иегудит Шевах рассудила немного по-другому. Она решила поверить четырем из свидетельниц и, признав их показания правдивыми, отметила, что "они ложатся уродливым пятном на все, что касается отношения ответчика к этим женщинам и подразумевают снижение суммы компенсации". Суд  постановил, что в случае этих четырех женщин у Штайф были основания полагать, что она публикует правду и действует чистосердечно, следовательно, по этим эпизодам обвинения в клевете с нее сняли.

Вместе с тем, показания остальных свидетельниц остались под вопросом. Выяснилось также, что на заседаниях мирового суда Адасс Штайф лгала, утверждая, что лично встречалась с подругой одной из жалобщиц для перепроверки полученных сведений в преддверии публикаций.

Поэтому и в окружном суде Штайф подвергли сильной критике, отметив ее "безответственную и халтурную журналистскую работу". Решение суда предыдущей инстанции осталось в силе, но сумма компенсации была уменьшена втрое – с 390 тысяч шекелей до 130 тысяч.

Многие комментаторы сочли, что окружной суд проявил в данном деле не столько склонность к правосудию, сколько "дипломатичность", сгладив "резкость" предыдущего судебного решения, полностью отдавшего предпочтение Натану Захави. Поскольку судья все равно не могла ни проверить, ни всерьез исследовать показания 15-летней давности о нескольких секундах, на протяжении которых Захави, увидев знакомую, поцеловал ее "силой", она, судя по всему, предпочла создать "искусственный" компромисс, чтобы сделать поражение феминистского крыла прокуратуры не столь явным и дать повод последней заявить, что у Захави все же "рыльце в пушку", и, следовательно, публикации Штайф были "оправданны".

В последнее время, в свете этого других поступков Адасс Штайф (в частности, кража и взлом телефона Эфи Наве), раздается все больше голосов, требующих ее увольнения с государственной радиостанции и серьезной внутренней проверки в прокуратуре.

Формально прокуратура может защищать госслужащих, привлеченных по частным искам за свою профессиональную деятельность, но может и не делать этого. Настойчивое стремление прокуратуры защищать в судах откровенно клеветнические и уголовные деяния журналистки вызывают у многих комментаторов сильные подозрения в том, что имеет место коррумпированная связь между некоторыми журналистами и сотрудниками государственной юстиции.

комментарии
comments powered by HyperComments
x