ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Википедия
Блоги

Карьера Доминика Рааба

Об этом заговорили, когда премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заболел Covid-19, а его место временно занял глава МИД Доминик Рааб. В истории Великобритании это лишь второй – после Бенджамина Дизраэли – еврей во главе правительства.

Отношения между британцами и живущими в стране евреями знали разные стадии – от гонений до относительно бесконфликтного существования. Однако ныне в связи с ростом исламизма и левого экстремизма в Великобритании, как и в других странах Европы, вновь усиливается антисемитизм. И это мало зависит от того, какая партия находится у власти.

В мае 2019 г. премьером стал новый лидер консерваторов Борис Джонсон, бывший мэр Лондона и министр иностранных дел. Поддерживаемый националистами и евроскептиками, он был сторонником выхода Великобритании из ЕС. Одной из причин, побудивших англичан поддержать Брекзит, стал наплыв в Европу беженцев из стран с преимущественно мусульманским населением, в значительной части – с радикальными установками на исламизацию. ЕС оказался беспомощным перед лицом миграционного кризиса, угрожающего европейской цивилизации, национальной идентичности и особенно – благополучию еврейской диаспоры.

83% британских евреев считают, что лейбористы слишком толерантны к антисемитизму (19% то же говорят о консерваторах), так что на выборах многие евреи голосовали против партии, превратившейся, по признанию одного из ее членов, в “институционально-антиеврейскую”. Новый лидер лейбористов Кир Стармер, заменивший Корбина в апреле 2020 г., обещает искоренить антисемитизм в партии, хотя делает это пока весьма нерешительно.

Однако лейбористы, возможно, опоздали: человек, заслуживающий доверия евреев, уже есть у консерваторов, и это Доминик Ренни Рааб. Он родился 25 февраля 1974 г. в Юго-Восточной Англии в семье Питера и Джин Рааб. Питера его еврейские родители в 1938 г. шестилетним ребенком вывезли в Великобританию из оккупированной нацистами Праги. Он стал менеджером универмага Marks & Spencer и женился на коренной англичанке Джин, работавшей там же продавцом. Доминик воспитывался в духе веры матери. В 12 лет он стал сиротой: отец умер от рака, а вскоре рак обнаружился у матери, и она покончила с собой.

Спасением для Доминика стал спорт – карате (он обладатель черного пояса, выступал за сборную Англии) и бокс. “В спорте я обрел вдохновение, он научил меня товариществу и этике, – вспоминает Рааб. – Ту же дисциплину и внимательность я соблюдаю и в моей профессиональной жизни”.

Доминик учился в престижной частной гимназии, затем полгода проработал добровольцем в кибуце Сарид, основанном в 1926 г. репатриантами из Чехословакии. Он изучал юриспруденцию в Оксфорде, возглавлял университетскую команду по карате. Окончил университет со степенью бакалавра права, затем продолжил учебу в Кембридже, где получил престижную премию по международному праву и степень магистра. Два года Рааб работал в лондонской юридической фирме Linklaters. На вечеринке познакомился со студенткой из Бразилии Эрикой Рей и вскоре женился на ней. Стал дипломатом, в 1998 г. был в Рамалле переговорщиком по урегулированию палестинско-израильского конфликта, с 2000 г. возглавлял британскую группу в Международном трибунале по расследованию военных преступлений в бывшей Югославии, а три года спустя переехал в Гаагу, чтобы участвовать в процессе над Милошевичем и Караджичем.

С юности Доминик мечтал стать политиком. С 2006 г. он работал в парламенте руководителем штаба Дэвида Дэвиса, члена теневого кабинета консерваторов, ставшего при Мэй министром по Брекзиту. “Доминик очень лояльный, жесткий и ясно мыслящий, – заявил Дэвис. – Его невозможно запугать. Я бы пошел сражаться за него, если бы это было нужно”.

В 2010-м Рааб вступает в партию консерваторов и избирается в Палату общин. В марте 2012 г. в связи с гибелью Сергея Магнитского он инициировал законопроект о санкциях в отношении российских должностных лиц, виновных в нарушении прав человека. Он также резко осудил отравление Сергея Скрипаля и его дочери сотрудниками российского ГРУ.

В 2015 г. Рааб начал работать парламентским помощником министра юстиции, при Терезе Мэй стал младшим министром по делам судов и юстиции, затем был назначен младшим министром жилищного хозяйства и планирования.

Парламентские выборы в июне 2017 г. принесли Раабу новую победу в своем избирательном округе. При подготовке референдума о членстве Великобритании в Евросоюзе Рааб резко критиковал ЕС за бюрократизм и коррупцию, был активным пропагандистом Брекзита и заявлял о негативном влиянии иммиграции на безработицу, уровень зарплат, здравоохранение и образование. 9 июля 2018 г. он получил портфель министра по выходу из ЕС, а 15 ноября ушел в отставку в знак протеста против одобренного правительством Мэй слишком мягкого плана Брекзита.

Доминик с семьей живет в Темс-Диттон в 20 км от центра Лондона. Его жена – директор по маркетингу, у них два сына – Питер и Джошуа. Парламентская деятельность приносит Раабу не только радость, но порой доставляет неприятности. Так, в 2011 г. СМИ приписали ему издевательство над сотрудницей на рабочем месте. Только после его обращения в суд газета признала клевету и выплатила компенсацию. В 2017-м распространялось “досье” о “сексуальных домогательствах” группы депутатов-консерваторов, в их числе Рааба, которому пришлось разоблачать и этот вымысел.

Когда в июле 2019 г. Тереза Мэй ушла в отставку, Рааб решил баллотироваться в лидеры тори, но затем снял свою кандидатуру в пользу Джонсона. Борис на 10 лет старше Доминика, но их связывает многолетнее сотрудничество. Кроме того, Борис тоже имеет еврейские гены: его прадед по материнской линии – известный палеограф Элиас Леви. Учился Джонсон в Оксфорде, как и Рааб. Оба подчеркивают, что не питают симпатий к Путину, и оба – приверженцы Брекзита. Неудивительно, что, став премьером, Джонсон назначил Рааба министром иностранных дел, сохранив за ним эту должность и во втором кабинете, который сформировал в декабре 2019 г. Рааб назначен первым секретарем кабинета, что сделало его вторым человеком в правительстве и третьим в стране после королевы и премьера.

Еще в молодости, работая юристом, Доминик участвовал в переговорах в Осло об урегулировании палестино-израильского конфликта, а три года спустя, в 1998-м, в рамках того же мирного процесса провел лето в Бирзейтском университете около Рамаллы. Он с ужасом вспоминал: “Я был потрясен, когда… палестинский лектор задавал студентам провокационные вопросы. Он спрашивал: „Кто из вас при наличии возможностей, вместо того чтобы договариваться, предпочел бы просто загнать всех израильтян в море?“ Сразу вверх взлетело большинство рук”. Неудивительно, что, став свидетелем такого обучения, Доминик всегда выражал свою поддержку Израилю, хотя, следуя европейским нормам, был вынужден иногда критиковать его за “непропорциональное применение силы”. Но в 2011 г., в принципиальный момент, он отклонил призыв признать палестинское государство, заявив, что голосование за это в ООН приведет к эскалации конфликта.

Еврейская позиция Рааба вышла на первый план во время минувших выборов в Британии, на которых лейбористов возглавлял антисемит Корбин. Тогда Доминик и рассказал историю своего отца: “Немногие счастливчики смогли спастись после вторжения нацистов в Чехословакию, но одна еврейская семья с маленьким мальчиком добралась до Британии. Маленький мальчик не знал английского языка, но он знал, что его бабушка, дедушка и большинство родных и близких остались там, и их убили по одной-единственной причине: потому что они – евреи. Этот маленький мальчик выучил английский, пошел в школу и вцепился в те возможности, которые ему дала наша великая страна. Он ощутил ее терпимость, но при этом он никогда не забывал, что произошло с его семьей. Этим маленьким мальчиком был мой отец. И я чту память о нем тем, что буду биться с антисемитизмом до последнего вздоха”. Неизвестно, подействовало ли это на всех британских избирателей, но голоса евреев Альбиона он этим точно “купил”.

У Рааба есть немалый опыт ведения международных дел. Осмотрительность, дисциплинированность и ответственность стали его визитной карточкой. Вместе с тем ему свойственны амбициозность, прагматичность и решимость, о чем свидетельствуют его первые шаги на новом поприще. Рааб назвал неубедительными объяснения официальных лиц Саудовской Аравии по поводу смерти арабского журналиста Джамала Хашогги и потребовал привлечения виновных к ответственности. В январе 2020 г. на фоне дебатов по поводу законности уничтожения иранского генерала Сулеймани он заявил о безоговорочной поддержке акции американских военных, которые, по его словам, имели право на самооборону, поскольку генерал представлял собой “региональную угрозу”. На встрече в Бангкоке с коллегами из Азиатско-Тихоокеанского региона в январе 2020 г. Рааб заявил: “Я хочу укрепить альянс по поддержанию международного правопорядка и решению вопросов, которые угрожают нашей безопасности, будь то вызывающее поведение Ирана, дестабилизирующие действия России в Европе, угроза терроризма. Я полон решимости после Брекзита наладить экономические отношения с неевропейскими партнерами в соответствии с нашими высокими стандартами”. В ходе визита в США он обсудил с госсекретарем Майком Помпео план ближневосточного урегулирования, предложенный Трампом, а также ситуацию в Иране и Йемене. В апреле Рааб предупредил, что Великобритания не сможет вернуться к “обычному бизнесу” с Китаем после окончания пандемии Covid-19.

А после госпитализации Джонсона с диагнозом Сovid-19 на плечи Рааба на три недели легла вся ответственность за работу правительства. На брифинге его спросили, готов ли он в случае необходимости возглавить страну. Доминик тактично уклонился от ответа, но всем было ясно, что честолюбивый молодой министр такой возможности не упустит.

 
Источник: "Еврейская панорама"




 

 

комментарии
comments powered by HyperComments
x