ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Архив
Блоги

С надеждой на Израиль

Прочитав на сайте “Детали” очень интересную колонку Игоря Яковенко о том, почему русские либералы в унисон с путинистами так возмущены событиями в США (речь идет о протестах BLM), я подумала о том, что отношение русскоязычных иммигрантов в Америке к ситуации точно такое же, более того, одни влияют на других: условная Юлия Латынина – на иммигрантов, а те – на Юлию Латынину.


Эти же процессы мы видим и в Израиле, где отношение к нашим сегодняшним протестам времен “короны” со стороны русскоязычных, в основном, очень “правых” граждан – тоже весьма скептичное, если не сказать больше. С чем же это связано? Я постараюсь написать об этом с холодной головой, забыв весь тот поток ненависти, который выливается на протестующих со стороны многих избирателей, поддерживающих правящую партию. Вот некоторые наблюдения.



Не сотвори себе кумира

Объевшись в СССР трудами Маркса и Энгельса, которые надо было сдавать на экзаменах в институтах и университетах, и  связав их теории  с уродливым порождением “совка”, наши люди ударились в другую крайность – они стали идейными “капиталистами”, готовыми защищать свободный рынок до последнего, даже когда им самим  от этого рынка перепадет лишь дырка от бублика. Странным образом с этими воззрениями сочетаются жалобы, что им что-то недодали, но это не кажется противоречием. Наоборот, они готовы оказать полную поддержку капитализму с “нечеловеческим”, совсем не шведским лицом. Главное, чтобы не стало как в СССР.


Они напрямую связывают слово “левые” с правом на собственность и вытекающими из этого советскими последствиями, а не с социальными программами,  открытой борьбой за демократию (то, чего никогда не было в СССР), за права человека и равенство всех в свободном государстве. Они жалуются на бедность, но готовы обрушиться на любые программы и проекты левого лагеря. Эту ненависть к “левакам”, как они называют всех несогласных с ними, подпитывает в Израиле Нетаниягу лично, призывая считать левым того, кто выступает против него или “Ликуда”, даже когда им становится абсолютно “правый” по всем статьям бывший соратник, а ныне “оппозиционер” Авигдор Либерман.


Часто ничего не зная об истории Израиля, о взглядах основателей, о том, что питало сионизм, многие убеждены сейчас, что сионизм – это и есть Нетаниягу, который воспринимает Израиль как страну с “национальным характером” и олигархической экономикой.


Однако советская травма никуда не делась, и видеть в лице главы правительства и одной из многих партий царя, отца и мудрого вождя – вот отличительная черта большинства русскоязычного электората. “Он же всенародно избранный!” — любимая присказка людей, не задумывающихся о том, какова избирательная система и какой именно процент голосовал за “Ликуд” (напомню, 29,48 % от проголосовавших), а какой – за менее любимых ими Арье Дери и  Ко, что в сумме и привело Биби на трон.


Ненависть к протестному движению


Безусловно, родовой травмой для бывшего советского человека остается революция 1917 года и все, что последовало после нее.  То, во что революционное движение превратило царскую Россию (о том, в каком плачевном состоянии она пришла к революции , конечно, забывают), привело к ностальгии по  былым временам — временам смутно представляемой монархии. Охранительные, консервативные взгляды разделяет огромная часть русскоязычной диаспоры в Израиле, считая, что революции к добру не ведут, а в протестах, даже в самых мирных, они слышат лишь опасные революционные ноты. И ждут, когда уже все эти ужасные люди полезут брать Зимний.



Они боятся любых революций, любых переворотов, любого протеста, предпочитая этому любой застой.  К тому же 70-е и 80-е годы, когда формировались многие, приехавшие сюда в 90-х, не дали никакого понимания того, что такое демократия, какие процессы происходят в демократическом государстве, что является нормой, а что нет. Поэтому они с восторгом соглашаются с Нетаниягу и его соратниками, которые называют протестующих из самых разных слоев общества “левыми анархистами”, “швалью”, “маргиналами”, а сын Нетаниягу Яир назвал их “инопланетянами”. И это, кстати, показательно — для семьи Нетаниягу тысячи демонстрантов и правда — инопланетяне, живущие в другом мире.


Крики “не допустить”, “разогнать”, “посадить” протестующих на русском звучат громче, чем на любом другом языке в Израиле. И страстный поиск  врагов. Внешних и внутренних. Если речь идет о внешних — никакого мира, если о внутренних — посадить и расстрелять.


Играют ли тут роль российское ТВ, пропагандисты и тролли всех мастей, действующие на “русской улице”? Конечно, да.


Ненависть к журналистам

То, что Нетаниягу ненавидит журналистов, – не секрет. Об этом все посты на его странице в социальных сетях в последнее время, он подзуживает, провоцирует, натравливает на журналистов. Недавно дошло до курьеза – на его странице опубликовано произведение иранского карикатуриста. То есть нарушив авторские права, Нетаниягу использовал карикатуру антиизраильского художника из Тегерана, клеймящего прессу.


Две карикатуры

Полагаю, он ненавидел журналистов всегда – потому что только открытое общество, где свобода слова – краеугольный камень и основа основ —  может помешать волюнтаризму и полной безнаказанности власти. Отсутствие свободы слова, свободы прессы ведет к диктатуре, мы-то это точно знаем, у нас богатый опыт. И тем не менее, возбудить ненависть к журналистам легче всего среди наших соотечественников, увы.


Почему? Потому ли, что они выросли в эпоху привычной несвободы прессы в СССР… Или потому что общество вошло в кризис сильно поляризованным, и “наши люди” ушли на один полюс, а все мало-мальски совестливые журналисты – на другой? Сложно сказать. Но ненависть вызывают не только откровенно стоящие на “левых” позициях “Гааррец” или 12 канал ИТВ (да и не все русскоязычные люди старшего поколения могут слушать и читать на иврите, чтобы оценить их “левизну”, но верят премьеру на слово), а даже гораздо более лояльный русскоязычный 9-й канал. Во многом, это та же ненависть  к интеллектуалам – профессорам, писателям, режиссерам, к элите. Подпитываемая со стороны пропагандистов “Ликуда” и лично Нетаниягу, эта ненависть все более яростна.


Кстати, даже лет 7 назад Нетаниягу не высказывался так откровенно – во многом, легитимацию этой неприличной раньше нетерпимости к журналистике в свободном демократическом государстве ему дал “большой друг” Дональд Трамп.  Так что последние годы правления Трампа, ставшие огромным испытанием для Америки, откликнулись и нам в Израиле. Во многих сферах, в том числе, и в этой. Но если в США, с их вековыми демократическими традициями, подавить свободу слова не удастся никогда, в Израиле я бы не была столь уверена, ведь здесь есть и другие аспекты — ортодоксальный иудаизм, обретающий все большую силу в государстве, и крайний национализм.

 



Почему они националисты?

Как люди, говорящие на русском, стали такими оголтелыми националистами и расистами? Сложный вопрос, но он, на мой взгляд, напрямую связан с ненавистью к “левому” Израилю. К “левым”, которые пытаются противостоять движению в сторону консервативного государства, построенного на принципах национальной исключительности и под сильным религиозным давлением.


Приехав в Израиль в зрелом возрасте и претерпев некие антисемитские выпады в стране исхода, а здесь уже унижения другого рода, тяготы прямой абсорбции и прочие радости иммиграции, многие наши соотечественники схватились за еврейство, как за спасательный круг. Да, были и есть евреи, впитавшие иудаизм с молоком матери. Но их, прямо скажем, по историческим причинам, не так много. Для остальных приобщение к гордому большинству дает возможность “почувствовать себя человеком” в любом случае – даже если ты живешь в маленькой съемной квартирке с протекающей крышей.


И не важно, что ты продолжаешь есть свинину или строчить свои негодующие  фейсбучные комментарии в субботу. Эта двойственность привычна с детства: говорим одно, думаем другое, делаем третье.

Ведь двойная мораль процветала и в СССР. Все же помнят о бытовом и не только бытовом расизме, антисемитизме — и официальном советском интернационализме. Привычное же дело.  А сейчас все ненавидят “совок” — вместе с его интернационализмом. Но “тут вам не СССР!”, и можно прямо сказать, что ненавидишь других – арабов, чернокожих, филиппинцев, гоев, геев и так далее. И если гордиться особо нечем, можно гордиться чистотой крови, не так ли? Даже если ее чистота вызывает много вопросов у ревнителя этой чистоты, бывшего подсудимого и министра внутренних дел Арье Дери.

Я уж не говорю о том, что в черно-белом спектре наши русскоязычные евреи почему-то причисляют себя к белым, не обращая внимания на то, что супрематисты и кукуклуксклановцы совсем так не считают. И в США доказывали это неоднократно.

 


Склонность к конспирологическим теориям

Билл Гейтс, Джордж Сорос, дипстейт, коварные “леваки”, толерантная Европа и так далее… Отсутствие критического мышления поощрялось в советской школе, во всяком случае, учителя, не вписывающиеся в эту систему, были как луч свет в темном царстве. Газеты и телевидение тоже делали свое дело. Диссидентство все же было системой взглядов меньшинства. Если же говорить о еврейском меньшинстве, то тут очень часто диссидентские взгляды ограничивались борьбой за свободу выезда евреев, остальное — не так важно. Возможно, в этом причины “правизны” бывших отказников.


В обрушивающемся на головы информационном потоке разбираться не то что сложно, а практически невозможно без опыта, знания языков и умения искать источники. Усвоив один раз, за кем надо идти, “наш человек” часто принимает всю систему взглядов вожаков, и они умело этим пользуются, формируя кучу мифов.


Например, согласно этим мифам, на протестных акциях в Израиле собираются злобные леваки и предатели, а не люди, которые в момент тяжелейшего экономического и правительственного кризиса, понимают, что ситуацию можно и нужно изменить.


Протесты, конечно, оплачены, а журналисты куплены. Верить можно только любимому премьеру, и он конечно, неподсуден, потому что суды тоже куплены. Эту позицию подпитывают несколько пропагандистов “Ликуда”, активно работающих с “русскими”.


И в такой системе взглядов бесполезно говорить о десятках тысяч демонстрантов, о том, что люди оказались в невыносимой политической и экономической ситуации, так что им есть против чего выходить. И что за подвозку на автобусе на митинг ты должен заплатить 50 шекелей, а совсем не наоборот. Вас просто не услышат.


Грустно. Но что есть, то есть.


Я пишу это с болью и с огромным уважением к тем своим дважды соотечественникам, кто, несмотря на все перечисленные причины и обстоятельства, сумел сохранить трезвость мышления, не поддается на провокации сверху и не боится вала агрессии и ненависти в свой адрес.

На это вся надежда. И на Израиль.

Источник: "РеЛевант"

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x