ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: предоставлено автором
Блоги

Как в Ровенской области памятник жертвам “Голодокоста” открывали

Мы уже не раз писали о памятниках на братских еврейских могилах, установленных в Ровенской области благодаря усилиям депутата городского совета Острога Григория Аршинова.

Как правило, местные власти идут навстречу инициативе, тем более, что на городских и поселковых бюджетах это не отражается - установку мемориалов финансирует  организация “Охалей Цадиким”.

Как правило - не значит всегда. Село Сосновое, где в 1942-м нацисты расстреляли более тысячи узников местного гетто, - тому пример. Естественное право почтить память невинно убиенных евреев (между прочим, земляков нынешних селян!) пришлось отстаивать несколько месяцев. Вряд ли стоит усматривать в действиях местной администрации антисемитизм, скорее, общее отношение к памяти и традиционный для чиновничества страх “как бы чего не вышло”.

Это единственный случай (а Аршинов установил уже шесть мемориалов), когда текст на памятнике требовалось согласовать с подполковником СБУ! Какую угрозу национальной безопасности Украины можно усмотреть в словах о том, что на этом месте покоятся “сыны Израиля, жители Людвиполя (Соснового), погибшие мученической смертью от рук нацистов в 1942 году”?      

Впрочем, удивляться не приходится. Ни в русской, ни в украинской Википедии (в отличие от польской и английской) нет ни слова о еврейском прошлом местечка. Поэтому совершенно непонятно, откуда в крохотном украинском селе в 1941-м оказались полторы тысячи евреев…     

На самом деле, еще в 1897 году, согласно переписи, в Людвиполе Волынской губернии среди 1428 жителей насчитывалось 1210 иудеев. Население занималось, в основном, лесным промыслом и кустарным производством, в местечке работала бумажная фабрика, винокурня, пару десятков лавок, трижды в год проходили ярмарки. Из пяти синагог две были каменными, три шойхета обеспечивали городок кошерным мясом. 

В 1918-м - 1919-м годах власть в местечке переходила от Красной армии к УНР, потом опять к Советам, пока эти земли не отошли к Польше по Рижскому договору. При помощи “Джойнта” была восстановлена жизнедеятельность еврейской общины, функционировали еврейская школа, библиотека и отделения многочисленных партий и молодежных движений.

В 1939-м из 2150 человек населения евреи составляли около 2000. Украинцы были второй по численности этнической группой. В соответствии с пактом Молотова - Риббентропа, местечко оказалось в составе УССР, после чего все общинные учреждения были закрыты, партии запрещены, а школа “Тарбут” перешла с иврита на идиш. Параллельно начали прибывать еврейские беженцы из оккупированных нацистами районов Польши.

Шестая немецкая армия оккупировала Людвиполь 6 июля 1941 года, что спровоцировало 24-х часовой погром, сопровождавшийся грабежом еврейских домов. Громили украинцы, но они же (как и пять расстрелянных польских семей) были и среди укрывавших евреев, несмотря на объявление: “Громадяни Костопольскої  округи! Хто буде переховувати жидів, або давати їм якусь поміч, будет покараний карою смерті. Знайденного жида треба видати в руки жандармерії, або шуцманів”.

13 октября 1941 года было создано гетто, куда согнали полторы тысячи человек, включая евреев из окрестных деревень. Все они ютились в 70 домах, мужчин выгоняли на принудительные работы - лесоповал и прокладку дороги Людвиполь - Березно. 

Весной следующего года у узников реквизировали все ценности, к этому времени рацион несчастных состоял из супа и 120 граммов хлеба в день. 26 августа 1942 года отряд СД из Ровно с помощью немецких жандармов и украинской полиции расстрелял около 1000 евреев на берегу реки Случь. Примерно 300-400 узников гетто успели скрыться перед самой “акцией”, но большинство из них вскоре поймали и убили. Немногочисленные выжившие укрылись в Березненском лесу.

Местечко было освобождено Красной армией 10 января 1944 года. На пепелище вернулись 72 еврея, но все они вскоре через Польшу выехали в Эрец Исраэль или другие страны.

В 1946-м указом Президиума ВС УССР Людвиполь был переименован в село Сосновое, что подвело черту под еврейской историей местечка. Тем не менее, еще живы свидетели трагедии и дети свидетелей, которые могут указать точное место расстрелов. Один из них - бывший преподаватель физкультуры, а ныне пенсионер Адам Иванович Рудюк, которому в 1942-м было шесть лет. Он идентифицировал место казни на окраине села, у траншей, вырытых еще в годы Первой мировой.     

Последовала длительная бюрократическая переписка “щодо надання дозволу на встановлення пам’ятного знаку жертвам Голодокосту”, причем “Голодокост” в данном случае, не описка, поскольку этот термин повторяется и в других документах. Поселковый совет, Управление госгеокадастра, Управление культуры, согласования на уровне районной и обладминистрации - напомним, что речь шла о скромном мемориале практически в лесу, который не стоил ПГТ Соснове ни копейки.

Только упорство и выдержка Аршинова позволили довести дело до логического конца - и недавно на окраине села все-таки появилась небольшая стела. Разумеется, представители власти у памятника замечены не были. 

    

 

 

Источник: "ХАДАШОТ"

 

 

комментарии
comments powered by HyperComments
x