ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Рейтер" , handout
Общество

Почти нет шансов, что "батькины" бойцы сдадут Лукашенко: они боятся потерять хорошие деньги, домик в деревне за 3% годовых и сесть в тюрьму

Надежды на то, что представители белорусских силовых структур перейдут на сторону протестующих против итогов президентских выборов, практические нулевые – таков смысл статьи, опубликованной "Новой газетой".

Автор статьи разговаривал с теми, кто по разной причине покинул силовые структуры (главным образом, протестуя против чрезвычайно жестких мер в отношении участников акций протеста), и теми, кто продолжает нести службу в правоохранительных органах.

"Несмотря на призывы оппозиции "опустить щиты и перейти на сторону народа", милиция, ОМОН, СОБР и внутренние войска настроены скорее подавить демонстрации окончательно. У бойцов на это свои причины", – отмечается в статье.

В материале приводится мнение Сергея Н., 15 лет прослужившего в системе МВД Белоруссии (внутренние войска). Он был офицером, исполнял функции командира в воинской части спецназа № 3214 в минском Уручье.

В 2010 году Сергей уволился, отказавшись участвовать в разгоне оппозиционной демонстрации на площади Независимости. Он продолжает поддерживать отношения с сослуживцами по спецназу и с коллегами из других силовых ведомств.

По словам собеседника "Новой газеты", основной силой для подавления акций протеста выступает ОМОН (отряд милиции особого назначения), куда набираются сотрудники на контрактной основе. Второй самой мощной структурой, задействованной для подавления протестов, являются подразделения внутренних войск МВД – это военнослужащие, проходящие срочную службу.

По словам собеседника российского издания, в подавлении акций протеста также принимают участие бойцы спецподразделения КГБ Белоруссии "Альфа", использующие в ряде случаев резиновые пули и светошумовые гранаты, бойцы антитеррористического подразделения "Алмаз" и минского подразделения СОБР (специальный отряд быстрого реагирования), базирующегося на территории базы спецназа в Уручье.

Кроме того, в пиковые моменты к подавлению акций протестов привлекаются сотрудники департамента исполнения наказаний МВД, следователи, дознаватели и участковые.

"К сожалению, ребята из ОМОНа и спецназа действительно думают, что участники митингов – это наемники, оплаченные деньгами Запада. Над мировоззрением служащих работает отдел идеологии, который есть в каждом подразделении каждого ведомства. Они были учреждены Лукашенко еще в 90-х. Плюс к этому – государственная пропаганда. Плюс – закрытость сообщества: бойцы в основном общаются между собой. И главное – ребята очень боятся оказаться уволенными. Потому что ничего, кроме как махать палкой, они не умеют", – говорит Сергей.

Он также  считает, что главным мотивом сотрудников правоохранительных органов в Белоруссии является страх оказаться вне системы: это чувство заставляет выполнить абсолютно любое распоряжение.

Кроме того, по мнению бывшего офицера правоохранительных органов, нахождение в системе дает сотрудникам большие финансовые и другие преимущества, по сравнению с другими гражданами.

Средняя зарплата рядового сотрудника примерно 600-700 долларов США. Средний сотрудник офицерского состава получает зарплату, сопоставимую с 1000 долларов США. Средняя зарплата в Белоруссии, отмечает "Новая газета", составляет примерно 350 долларов США.

Сотрудники силовых структур обладают, кроме того, огромными преимуществами другого рода.

"Любой молодой сотрудник, приходящий даже на рядовую должность, сразу же обеспечивается служебным жильем. Пускай оно не в собственности, но у человека уже голова не болит, где жить. "Гражданским" же приходится снимать жилье: в Минске за "однушку" нужно заплатить порядка 250–300 долларов. То есть отдать почти всю зарплату. У силовиков такой проблемы нет", – рассказал Сергей.

В статье указывается, что сотрудники силовых структур могут без проблем получить льготный кредит на строительство жилья – под 5% годовых на 20 лет. В сельской местности (она официально считается таковой на отдалении  от трех и более километров от Минска) кредит можно получить под 3% годовых на 40 лет. Для сравнения: обычная ставка по ипотечному кредиту в стране достигает 19% и выше.

"С такой системой гарантий дополнительно подпитывать настроения силовиков даже не нужно. Но все равно сейчас им платят небольшую надбавку – 17 белорусских рублей (500 российских) в сутки," – цитирует "Новая газета" собеседника.

"Новая газета" приводит мнение по данному вопросу бывшего участкового инспектора милиции Евгения Осинского.

"Я снимаю погоны старшего лейтенанта милиции, которые носил последние годы. И я об этом не жалею. В 2012 году я 17-летним пацаном пришел в академию МВД с четкой мыслью, что выбрал профессию, которая будет приносить пользу людям. Но в нынешнее время я чувствую, что белоснежные перчатки, в которых я стоял на выпускном, могут быть испачканы в крови и слезах моего народа. Я прошу всех, кто слышит меня и причастен к силовым структурам: остановите насилие! Не нарушайте той клятвы, которую вы давали своему народу, своей отчизне", – заявил 18 августа 2020 года Евгений Осинский, обратившись к коллегам по силовому ведомству.

Евгений в разговоре с российским изданием говорит, что большинство его сослуживцев уволиться не решились.

"Очень сложно бросить все, когда у тебя есть семья, двое детей и кредит на жилье. Я глубоко убежден, что даже те сотрудники, которые непосредственно разгоняют митинги, не делают это из каких-то политических соображений – им явно неинтересна политика, но очень интересно свое нынешнее положение в обществе. Они видят: есть Лукашенко, каждый месяц 20-го числа он платит зарплату, причем хорошую, платит бесперебойно. И из этого они исходят. Странно говорить, что какой-нибудь патрульный в городе Береза является идейным сторонником автократии. Хотя все должны понимать, что зарплату платит не Лукашенко, а народ, который они так успешно избивают на площадях", – сказал Осинский.

"К сожалению, бойцы скорее будут подавлять протест. Не из-за какой-то ненависти к протестующим. Просто чтобы сохранить свое положение – оно все-таки значительно лучше, чем у большинства белорусов", – считает Осинский.

Издание приводит оценку действий представителей правоохранительных органов, данную сотрудником ОМОН минского горисполкома, 31-летнего Константина, не стрелявшего по участникам протестов, но принимавшего участие в задержаниях.

"Это не политическая ненависть. Идеологическая работа в отрядах действительно ведется, каждую неделю проходят собрания. Говорят о роли Польши и Литвы. Кстати, ничего не говорят о США. Но эта подпитка нам не нужна. Главный мотиватор – не зарплаты и не кредиты. Может быть, они играли решающую роль в самом начале, в августе, но не сейчас. Сейчас главное – мы не чувствуем себя в безопасности", – заявил сотрудник ОМОНа.

Константин намекает на так называемую "Черную книгу Беларуси" – этот Телеграм-канал деанонимизирует сотрудников силовых структур, участвующих в подавлении протестных акций.

"Меня там еще нет, а многие мои коллеги уже названы. Мы все знаем, что от Тимура Гришко, который попал на знаменитое фото с якобы погибшим протестующим, ушла жена. Не потому, что она его не любила, а потому что семью затравили: люди беспрерывно писали его супруге всякие гадости".

Отвечая на вопрос, понимают ли бойцы, откуда такая реакция, Константин сказал: "Ну, послушайте. Во-первых, протестующий жив. Во-вторых, я не знаю, бил ли его Тимур, но точно знаю, что он пытался оказать Заичкину первую помощь. Человек просто попал на "удачное" фото. И его затравили. Ладно, бог с ним, с Тимуром. У нашего начальника Дмитрия Владимировича Балабы сожгли дом, в котором он родился. Это деревня Городилово, Молодечненский район. У многих ребят в "Черной книге" названы адреса: теперь у них все стены исписаны: "Убийца", "предатель". Я понимаю, "народный гнев" и все прочее. Но сейчас получается, что этот гнев направлен против нас. Мы не можем не отвечать".

Константин не верит, что, если он и его коллеги "опустят щиты" и прекратят выполнять приказы,  эти нападки прекратятся: "Да нас просто посадят в тюрьму. Оппозиция обещает привлечь к ответственности всех, кто "участвовал в преступлениях". Причем ударить дубинкой с их точки зрения тоже преступление. Хотя как по-другому можно охранять общественный порядок? И кто из нас хоть раз не поработал дубинкой?"

13 октября 2020 года в эфире государственного телеканала "СТВ" прозвучало обращение бойцов ОМОНа к белорусам.

"Я пришел служить в ОМОН не для того, чтобы играть в революцию с подростками. С белорусских улиц мы никуда не уйдем, потому что это наша страна и наш народ, который мы будем защищать. Запугать меня и моих коллег не получится. Мы защитим спокойствие женщин, стариков и детей. А если кому-то показалось, что в центре Минска можно устроить бандитские разборки, очень скоро мы дадим понять: закон – один для всех", – говорилось в обращении. Текст зачитали два омоновца с балаклавами на голове. Голоса были изменены.

Все собеседники "Новой газеты" заявили, что сотрудники правоохранительных органов России не принимают участия в подавлении акций протестов в соседней стране. Издание при этом утверждает, что "бойцы белорусских ОМОНа, СОБРа, спецназа внутренних войск действительно раз в год проходят стажировку в расквартированной в Подмосковье дивизии имени Дзержинского, в воинских частях в Смоленске и в университете спецназа в чеченском Гудермесе". По данным издания, подразделения силовых структур Белорусии вооружены помповыми ружьями, светошумовыми гранатами и карабинами для стрельбы резиновыми пулями и слезоточивым газом российского производства.

Ранее в интервью 9 каналу Анна Сиротина и Александр Фруман обращали внимание на идеологическую работу с сотрудниками белорусских правоохранительных органов.

Обыкновенный фашизм: Александр Фруман о 78 часах белорусского кошмара.

Скованная одной сцепкой: израильтянка Анна Сиротина о часах, проведенных в минском РОВД.

комментарии
comments powered by HyperComments
x