ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Рейтер" , Jon Nasca
Блоги

Иран играет на повышение

На прошлой неделе в Вене в очередной раз методом челночной дипломатии пытались выдать дочку Рокфеллера замуж за сибирского мужика. В роли героев печального анекдота выступали Иран, США и курсировавшие между этими двумя неуступчивыми сторонами члены международной "пятерки" (Великобритании, Франции, Германии, Китая и России) под председательством Евросоюза. Главным вопросом было – как воссоединить невоссоединимое и вернуться к ядерной сделке с наименьшими потерями, позволив сохранить лицо обеим сторонам. Задача, прямо скажем, космической сложности.

Обе стороны – и Иран, и США – ждут друг от друга первого шага, обе не верят друг другу и не хотят уступать и этим напоминают двух баранов, встретившихся на узком мосту. Условием Ирана было – переговоры только с участниками Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), никаких прямых переговоров с США, так что другого способа, кроме челночной дипломатии, у переговорщиков просто не было. На первой стадии переговоров были созданы две рабочие группы экспертов, которые должны будут предложить план действий для того, чтобы, с одной стороны, Вашингтон откатил назад все свои санкции в отношении Ирана, а с другой – Тегеран вернулся к выполнению взятых на себя в рамках СВПД обязательств. Как заявил официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс, Вашингтон, в принципе, готов пойти на смягчение тех санкций, которые "идут вразрез с СВПД", однако загвоздка в том, что Иран, наученный опытом общения с Трампом, теперь не верит ни единому слову американской администрации и требует невозможного – полной и одновременной отмены всех санкций, и только после проверки их выполнения он обещает вернуться на исходные позиции, прописанные в условиях ядерной сделки. Как заявил глава иранской делегации на переговорах в Вене, замминистра иностранных дел Сейед Аббас Арагчи, Иран не принимает пошаговый подход, следовательно, нет необходимости составлять какую-либо дорожную карту в этом отношении. Тегеран рассматривает Венский саммит как проверку способности участников СВПД убедить США в полном снятии санкций, и если увидит, что "противоположная сторона тянет время или преследует другую цель", он откажется от продолжения переговоров.

По сути, переговоры в Вене – это взаимное прощупывание почвы. Все строго по сценарию челночной дипломатии: готов ли Рокфеллер иметь зятем председателя швейцарского банка, готов ли швейцарский банк получить в председатели зятя Рокфеллера и что думает Рокфеллерова дочка по поводу сибирского мужика в мужьях. США пытаются определить, на что готов пойти Иран, чтобы вернуться к сделке, и на что придется пойти им самим, а Иран пытается испытать оппонента на прочность и понять, как долго ему удастся играть на повышение. Ведь если изначально, после выхода Трампа из ядерной сделки Тегеран отступал от условий СВПД по одному шагу, на каждом этапе давая США возможность вернуться к условиям договора, то теперь, когда практически все ядерные договоренности аннулированы и терять больше нечего, поведение Ирана – уже шантаж чистой воды, причем шантаж такого уровня, когда шантажист готов непрерывно повышать ставки, поскольку любой исход будет для него выигрышным.

Так, например, на фоне переговоров в Вене представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камальванди сообщил, что запасы обогащенного до 20% урана в стране достигли 55 кг, и Тегеран намерен довести его ежегодное производство до 120 кг.

Он подчеркнул, что потенциал производства урана в Иране сегодня на 30% выше, чем до ядерной сделки, а возможности центрифуг нового поколения IR6 в восемь раз больше, чем у предыдущих. А глава иранской делегации в Вене Аббас Арагчи заявил, что "Иран отвергает любые соглашения, предполагающие разморозку 1 млрд долларов иранских средств в обмен на ограничение обогащения до 20%".

Но тем не менее первый этап переговоров пока дает основания выражать осторожные надежды. Вашингтон заявил, что считает переговоры "конструктивным" и "потенциально полезным шагом" к восстановлению ядерной сделки. "Эти обсуждения в Вене, несмотря на то что мы не встречаемся напрямую с иранцами, как мы уже сказали, – это долгожданный шаг, это конструктивный шаг, это потенциально полезный шаг, поскольку мы стремимся определить, что именно иранцы готовы сделать, чтобы вернуться к соблюдению и, как следствие, к тому, что нам, возможно, потребуется сделать, чтобы самим вернуться к соблюдению", – заявил официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс. Прайс подчеркнул, что не считает конструктивными призывы отменить все санкции в одностороннем порядке. "Максималистские требования ни к чему нас не приведут. Причина, по которой мы находимся в Вене, заключается в том, чтобы обсудить, как могут выглядеть шаги с целью выполнения обеими сторонами", – сказал он. При этом он отметил, что пока решение по отмене санкций в отношении Ирана не принято, США будут следить за их выполнением, то есть принимать меры в отношении тех государств, которые их игнорируют.

Иранская сторона тоже вроде бы пока довольна. По словам Арагчи, "изменения, которых удалось добиться на встрече, можно назвать прогрессом". "Совершенно ясно, что должны сделать американцы в плане санкций и что должен сделать Иран для возобновления полного соблюдения ядерной сделки, – заявил он. – То есть все это можно было бы осуществить в один этап. Но свою часть действий мы выполним лишь после того, как убедимся, что американцы выполнили свою". При этом официальный Тегеран продолжает играть на повышение, заявляя, что если в ближайшее время санкции не будут отменены, то Иран сделает следующие шаги по сокращению своих обязательств в рамках ядерной сделки. То есть пока венская челночная дипломатия не принесла результата, но процесс уже доставляет сторонам удовольствие.

Однако пока Иран хвастал своими ядерными успехами и пытался настоять на своем в Вене, на заводе по обогащению урана в Нетензе, где после разрыва ядерной сделки были введены в строй новые центрифуги последнего поколения и на днях начат процесс обогащения урана, произошла авария в распределительной электросети. Как сообщил представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камалванди, который после этого инцидента попал в больницу, авария не стала причиной загрязнения и причинения вреда человеку. Газета New York Times со ссылкой на неназванные источники сообщила, что авария в Натанзе произошла в результате взрыва, организованного израильской стороной. Она ссылается на двух сотрудников разведки, по словам которых взрыв полностью разрушил независимую и хорошо защищенную внутреннюю энергосистему, питающую подземные центрифуги, обогащающие уран. Источники NYT утверждают, что взрыв нанес серьезный удар по способности Ирана обогащать уран и что для восстановления производства в Натанзе может потребоваться не менее девяти месяцев. Тогда как Камалванди заявил, что взрыв не был сильным. "Немного обрушился подвесной потолок в одной из операторских. К счастью, никто не пострадал, восстановить поврежденные участки можно уже в скором времени", – уверен он. Глава Организации по атомной энергии и вице-президент Ирана Али Акбар Салехи назвал произошедшее "проявлением ядерного терроризма" и сообщил, что диверсия на объекте в Нетензе не привела к прекращению процесса обогащения урана, поскольку было включено аварийное электроснабжение. По его словам, обогащение на предприятии продолжается, в течение нескольких дней поврежденные центрифуги будут заменены на более мощные, за счет чего в "кратчайшие сроки" возможно будет обогащение урана до уровня 50%. О причастности Израиля к инциденту заявил и глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф. По его словам, Иран усовершенствует ядерный объект в Нетензе и сделает его еще более технологичным, а ответом Израилю будет большой прогресс Тегерана в ядерной сфере.

Кроме того, глава иранского МИДа направил письмо генсеку ООН Антониу Гутерришу, в котором отмечается, что Иран оставляет за собой право "принимать все необходимые меры для защиты своих граждан, интересов и объектов от любых террористических или подрывных действий". "Помня о длительном опыте проведения израильским режимом диверсионных операций против нашей мирной ядерной деятельности, в том числе о трусливом убийстве нескольких иранских ядерных и других ученых в последние годы, а также о совместной американо-израильской кибероперации против ядерных объектов Ирана с использованием вредоносного компьютерного вируса, известного как Stuxnet, международное сообщество должно решительно осудить этот акт ядерного терроризма и привлечь виновных и их сообщников к ответственности", – говорится в этом документе.

Источник: "РеЛевант"

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x