ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Википедия , Tasnim News Agency ,
CC BY-SA 4.0
Блоги

Война назначена на завтра

"Вини себя за то, что веришь, 
А не других за то, что врут". 
(Владимир Поляков)

Вся история человечества — это история войн и заблуждений. А новейшая история если чем и отличается, то только тем, что заблуждений с каждым годом все больше и больше. Как и конфликтов, которые возникают вообще, казалось бы, ниоткуда. Хотя на самом деле в этом нет ничего необычного. Обычный процесс, очень напоминающий детскую игру в испорченный телефон. Политики, получив сомнительную информацию от дипломатов, передают ее, предварительно тоже исказив, журналистам, а потом искренне верят собственной лжи, растиражированной газетами. На это еще сто лет назад обратил внимание незаслуженно забытый австрийский издатель Карл Краус. Его сатирическая драма "Последние дни человечества" как раз и построена на газетных фронтовых сводках, точнее "утках", времен Первой мировой войны. 

В том же ключе освещаются и нынешние военно-политические события. Вспомним, как с подачи New York Times осенью 2012 года чуть не вспыхнула ирано-израильская война. К счастью, только на газетных полосах. Но шума опубликованный "тайный план" израильского превентивного удара наделал много. Поскольку был настолько амбициозным, что даже якобы включал не только бомбардировку ядерных объектов и нефтегазовой инфраструктуры, но и ликвидацию иранских лидеров. Таким он и остался в памяти. Несмотря на то, что высосанная из пальца грандиозная военная операция завершилась, так и не начавшись. Вот и гадай теперь. То ли Америка надавила, то ли генералы во главе с тогдашним начальником генштаба Бенни Ганцем взбунтовались, то ли сама "Нью-йорк таймс" выдала желаемое за действительное. 

А сейчас слегка изменим цифры и вместо 2012-го получим нынешний год. С точно такой же агрессивной риторикой, военной истерией и параноидальными видениями. Одних вгоняет в устойчивую депрессию жуткий страх перед иранскими ядерными притязаниями. Другим с маниакальным постоянством чудится давно запатентованное и хорошо разрекламированное израильское вероломство. Но одного этого явно недостаточно для того, чтобы разжечь ближневосточный пожар. Хотя регион, безусловно, уже вошел в депрессивную фазу, которая в конце концов должна перейти в маниакальную. Впрочем, это же можно сказать и о мире в целом. Несмотря на отчаянные попытки достичь если и не желанного компромисса, то хотя бы его видимости. Что лишь подтверждает очередная дипломатическая возня вокруг иранского "мирного атома". 

Говорят, нет худшего обмана, чем самообман. Бесполезно решать проблему путем подмены понятий. И уж тем более бессмысленно ждать нового результата, повторяя старые ошибки. Не нужно путать ядерный Иран с иранским ядерным шантажом. Бомба — последний козырь в борьбе за выживание. Но тотальной войной никто Исламской Республике не угрожает. Зато ей позарез нужны деньги, и она ищет наиболее простой и эффективный способ их выбивания. И тем не менее Иран опасен. Независимо от того, с атомной он бомбой или без нее. Поскольку объявил своей главной целью уничтожение еврейского государства. При полном равнодушии остального мира. А евреи, наученные многовековым горьким опытом, особенно чувствительны к любым перепадам общественного напряжения. В том числе и словесного. 

И все-таки где гарантия, что какой-нибудь психопат не нажмет на ту запретную кнопку, которая спровоцирует широкомасштабную войну? Гарантии дает только морг. Да и то не всегда. Для начала давайте определимся с терминами. Слово "психопат" не нуждается в объяснении. Оно само говорит за себя. Но если психа назвать, предположим, менеджером по связям с виртуальной общественностью, то это сразу меняет дело. Потому что в глазах окружающих он мгновенно становится вполне вменяемым. Нужны исторические параллели? Их сколько угодно. Достаточно вспомнить Гитлера со Сталиным. Или Пол Пота с Ким Чен Иром. Даже совсем уж мелких негодяев — Ади Амина и Арафата. Столь же верно это и в отношении режима аятолл, который с первого дня существования находится в состоянии перманентной войны со своими соседями. 

Однако война войне рознь. Она многолика. И битвы Второй мировой никогда не повторятся на полях сражений Третьей, если до нее вообще когда-нибудь дойдет. Не потому, что людские потери и разрушения окажутся совершенно несопоставимы. На это как раз меньше всего будут обращать внимание. Объяви сегодня минуту молчания за каждого павшего в той кровавой бойне, и всем нам пришлось бы молчать сто лет. Основополагающее различие в том, что изменился сам характер войны. Эпоха, которую мы называем "холодной войной", на поверку оказалась слишком горячей, поскольку в результате многочисленных прокси-войн, вооруженных конфликтов, репрессий и этнических чисток унесла сотни миллионов человеческих жизней. 

Локальные войны не стихали никогда. Но только в наше время они обрели ярко выраженные черты гибридных, или асимметричных, как их еще иногда называют. Это особый вид действий потенциального противника, который для достижения своих целей задействует не армию, а отдельные группы боевиков и диверсантов. Или вскармливает на сопредельной территории террористические группы и ячейки, постоянно вооружая, обучая и координируя их деятельность. Прообразом такой войны в какой-то степени можно считать Вьетнамскую. Но полностью она выкристаллизовалась с появлением в 1964 году Организации освобождения Палестины. От евреев, вестимо. Пять лет спустя ее возглавил Ясир Арафат, превратив в советский инкубатор по взращиванию и распространению международного террора. 

Незримая война, развязанная против одной отдельно взятой страны, быстро выплеснулась за пределы региона и держала в напряжении весь мир. Израиль выстоял в этой смертельной схватке. Однако за тот поистине бесценный опыт, который он приобрел, пришлось заплатить непомерно высокую цену. Этот опыт очень помогает и сегодня. Теперь уже в борьбе с Ираном и его сателлитами. Год от года она становится все интенсивней и ожесточенней. Но если раньше ирано-израильское противостояние сводилось к нейтрализации угроз со стороны "Хезболлы" или ХАМАСа, то сейчас оно выходит на уровень прямого соприкосновения. Это еще не лобовое столкновение, а скорее разведка боем. Хотя всеведущие средства массовой информации уже и тут усмотрели явные признаки грядущей войны. 

Последние события между тем говорят совсем об ином. Иран, безусловно, провоцирует Израиль, но при этом всячески избегает открытой военной конфронтации. Поскольку пока просто не готов к ней. Поэтому не остается ничего другого, кроме как гадить. Атакуя израильские контейнеровозы и сухогрузы. Или создавая предпосылки для экологической катастрофы. Израиль отвечает той же монетой. Но на гораздо более качественном уровне. Кто только не охотился за разведывательным кораблем "Савиз", который корректировал ракетные атаки хуситов на стратегические объекты Саудовской Аравии, а вывести его из строя у побережья Йемена сумели лишь израильтяне. Еще больше шума наделала диверсия на ядерном заводе в Натанзе, где целенаправленным взрывом удалось уничтожить и повредить тысячи центрифуг. А ведь если следовать логике той же New York Times, Израиль, чтобы добраться до них, вынужден был бы пробить 50-метровую толщу горных пород. 

Самое эффективное средство поддержания мира — готовность к войне. Эту фразу приписывают Джорджу Вашингтону. Но и эта готовность тоже должна быть эффективной. Побеждает тот, кто лучше вооружен и обучен. И у кого выше мотивация. Ядерный меч хорош в умелых руках. Да и то не всегда. Для определения военной мощи той или иной страны последние 15 лет используют рейтинг Global Firepower Index (GFP). Он включает свыше 50 различных показателей, начиная от объема расходов на оборону и заканчивая природными ресурсами и географическими особенностями. При этом наличие или отсутствие ядерного оружия вообще совершенно не учитывается. Возможно, исходя из того, что его никто не отважится пустить в ход. 

Естественно, любой рейтинг далек от идеала. И чем-то напоминает общественное мнение, которое зачастую отражает мнение тех, кто заказал опрос. Но другого нет, поэтому придется отталкиваться от него. Так вот, согласно GFP, Израиль занимает сейчас 20-ю строчку в перечне сильнейших армий мира. Опустившись с 2014 года на девять позиций и пропустив вперед не только Пакистан и Иран, но и Египет с Саудовской Аравией. Но за опытом почему-то едут в Иерусалим. И в качестве консультантов приглашают израильтян. Потому что у них хватило ума пойти своим путем, а не прятаться под дырявым зонтиком давно растерявшего былую славу НАТО. 

Особенно резко сдали вооруженные силы ведущих европейских стран. Бундесвер, к примеру, по численности сравним с ЦАХАЛом. И все. Дальше начинаются сплошные различия. У немцев по тревоге сможет подняться в воздух в лучшем случае треть самолетов. У израильтян вся техника исправна, хотя их авиационный парк в два раза больше. В чрезвычайной ситуации Израиль способен немедленно поставить под ружье свыше 400 тысяч резервистов, снабжая их всем необходимым в течение нескольких недель. Германия в состоянии развернуть всего лишь одну боеспособную бригаду, которой хватит боеприпасов только на два дня боевых действий. И это при военном бюджете, в три раза превышающем израильский. 

Еще плачевней ситуация в Великобритании. Комитет по обороне Палаты общин проанализировал состояние Королевских вооруженных сил и ужаснулся. Выяснилось, что полностью укомплектованы личным составом только 3 процента частей и подразделений. На вооружении сухопутных войск всего две с небольшим сотни танков. Да и те почти 30-летней давности. Как, впрочем, и вся остальная бронетехника, не прошедшая даже элементарной модернизации. С 1997 года войска не получили ни одной новой бронированной машины. Тем не менее министр обороны Бен Уоллес заявил, что намерен к 2025 году сократить численность армии почти на 10 процентов, сделав ставку на производство дронов и роботов. Правда, не объяснил, как он собирается защищать страну, имея в наличии лишь 11 тысяч боеспособных солдат и офицеров. 

Пока англичане планируют, другие действуют. Военно-техническая революция идет полным ходом, ломая привычные схемы и стереотипы. Исход боя теперь во многом определяют беспилотники и барражирующие боеприпасы, стоимость которых на порядок дешевле тяжелой бронетехники. Они, как показал недавний армяно-азербайджанский конфликт, превращаются в реальную силу, которая очень скоро многократно умножится. Поскольку на подходе еще и стремительно совершенствующиеся морские и сухопутные дроны. Если научили летать автомобили, то непременно появятся и летающие танки, вооруженные боевыми лазерами. И в этом плане у Израиля весьма неплохие перспективы. А по многим позициям он вообще в числе лидеров. 

Этого Global Firepower Index, конечно, не учитывает. Зато учитывают те, кто непосредственно занят строительством национальных вооруженных сил. Давно прошли времена, когда еврейское государство было кровно заинтересовано в военном сотрудничестве с Францией, которое фактически полностью сошло на нет после Шестидневной войны. И сейчас уже Париж вынужден идти на поклон к Израилю, признавая его технологическое превосходство. По сообщению выходящей в Лондоне газеты The New Arab, израильские компании активно участвуют в программе Scorpion, направленной на коренное реформирование французских сухопутных сил. В ее основе интерфейсная система управления, позволяющая наладить взаимодействие между не только военнослужащими различных родов войск, но и состоящими на их вооружении техническими средствами. 

И при всем при этом Израиль в глазах тех же французов и прочих англосаксов по-прежнему остается изгоем. К его мнению, как правило, не прислушиваются. А интересы либо не учитываются, либо просто игнорируются. Причем вовсе не из-за беспричинной ненависти или предвзятости, уходящей корнями в махровый антисемитизм, хотя, наверное, и не без этого, а потому, что европейцы, даже похоронив Невилла Чемберлена, продолжают неустанно следовать его политике умиротворения. Так было полвека назад, когда европейские страны тайно договаривались с арафатовским отребьем. Теперь сговариваются с Ираном. И именно Израиль, как некогда Уинстон Черчилль, снова стоит на их пути.  

Но весь парадокс в другом. Оставляя тлеть иранский костер, Евросоюз напоминает того самого черчилльского миротворца, который кормит крокодила в надежде на то, что тот съест его последним. И совсем не обязательно, что этот крокодил будет иранским. Откликаясь на резкое обострение российско-украинских отношений, воскресная немецкая газета Welt am Sonntag пишет, что прошло время, когда НАТО указывало Москве ее место. Нынче все наоборот. Потому что у России появился весомый аргумент — 840 тысяч хорошо обученных и вооруженных солдат, противостоять которым Европе нечем. Эффективность дипломатии прямо пропорциональна силе армии. А эффектная подача дурно пахнущего факта удваивает резонанс событий. И удесятеряет страх.

 

Источник: MAOF

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x