ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Рейтер" , Handout
Блоги

"Бейте за Бабий Яр, за муки народа нашего!"

По статистике, перед началом Великой Отечественной войны еврейское население составляло менее 2% общей численности населения Советского Союза. В то же время, несмотря на бытующее мнение о том, что всю войну евреи "воевали в Ташкенте", они массово участвовали в сражениях. Из более чем 500 тыс. воинов-евреев (из них 167 тыс. офицеров) более 200 тыс. погибли на фронте, 157 стали Героями Советского Союза, 12 – полными кавалерами ордена Славы. При этом есть свидетельства того, что представленный к званию Героя еврей, совершивший подвиг, часто не удостаивался этой высшей награды (из-за, понятно, "пятой графы"), а получал – и то не всегда – какой-либо боевой орден. Это, конечно, тоже была награда, но всё же… (Такое случилось, кстати, и с дядей автора этих строк Зиновием Абрамовичем Зусмановским, тогда, в начале 1945 г., 20-летним лейтенантом, командиром "самоходки"). Всего звания Героя Советского Союза в течение войны было удостоено 11 739 человек 67 национальностей. На каждые 100 тыс. еврейского населения в Союзе приходилось в то время 6,83 Героя, и по этому показателю впереди евреев оказались только русские (7,66), а после евреев идут украинцы (5,88) и белорусы (4,19). Только в 3-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта П. С. Рыбалко, который "плевал на все указы сверху", Героев-евреев было столько, сколько во всех остальных советских танковых армиях, вместе взятых. Еще одна деталь: подвиг Матросова за годы войны повторили четверо евреев, причем рядовой Абрам Левин лег грудью на амбразуру дота на год раньше Матросова.

Надо сказать также, что среди командного состава Красной армии в войну было 305 генералов и адмиралов еврейской национальности, 38 из них погибли. Но к началу войны было лишь 23 еврея – генерала и адмирала, чудом избежавшие репрессий 1930-х гг., выбивших из командного состав Красной армии 503 военачальника – от комбригов до маршалов Советского Союза. Поэтому Сталин, известный своим антисемитизмом, был вынужден в тяжелейших условиях, в которых оказалась страна, ощущавшая в Красной армии острую нехватку опытных командиров всех уровней, назначать на высокие командные должности евреев, отличавшихся знаниями, умениями, мастерством, проявляемыми в битвах. Тем более что военачальники-евреи, которые проявляли, как всегда в критические моменты истории, свои вековые генетические качества – мужество, стойкость и решительность в сочетании с умением мгновенно анализировать обстановку и принимать единственно верное решение, – были позарез нужны. Антисемитизм никуда не исчезал, он просто уходил на время в тень ради выживания страны и строя, и назначения евреев на такие должности делались вынуждено.

А новые генералы-евреи, будучи в зрелом возрасте (от 35 до 50 лет), полные сил и с немалой военной практикой, уже обладали определенным опытом командования воинскими подразделениями: 107 из них успели повоевать в Гражданскую войну, большинство участвовало в вооруженных конфликтах в Испании, на Дальнем Востоке, в Монголии, в Финляндии и – в самом начале Второй мировой войны – в восточных областях Польши. Боевые качества таких офицеров заставляли высшее руководство назначать именно их в ходе Великой Отечественной войны на новые высокие командные должности. В результате они заняли ключевые посты в Генштабе, в командовании фронтов, армий, корпусов, дивизий, бригад и т. д. Из них непосредственное участие в боевых действиях принимали 175 человек, в том числе 107 генералов и один адмирал командовали соединениями – от бригад до армий, – около 100 генералов и адмиралов руководили штабами, танковыми, артиллерийскими, инженерными войсками, авиацией и разведкой армий и фронтов, а 20 генералов и два адмирала служили в органах высшего стратегического руководства: в Ставке Верховного главнокомандования, Генштабе, Главных штабах ВВС и ВМФ.

Описать на страницах газеты боевой путь во время страшной войны всех этих замечательных представителей еврейского народа невозможно. Поэтому ниже – лишь несколько фактов их службы советской родине.

Арон Гершeвич Карпоносов служил в Красной армии с 1920 г. и к началу войны в чине полковника работал в Генеральном штабе. Когда в октябре 1941 г. Генштаб эвакуировали в Куйбышев (ныне Самара), он был оставлен еще c несколькими сослуживцами в Москве для обслуживания Ставки. В том же месяце ему было присвоено звание генерал-майора. С апреля 1942 г. он занимал должность начальника Главного организационного управления, будучи одновременно заместителем начальника Генерального штаба по оргвопросам. В сферу обязанностей А. Г. Карпоносова входили вопросы организационной структуры всех родов войск, планирование укомплектования фронтов, контроль готовности резервов и наличия обученного маршевого пополнения. Кроме того, он отвечал за дислокацию и учет численности войск в военных округах, учет потерь на фронтах, ему подчинялись отделы военно-учебных заведений и оперативных перевозок войск при подготовке операций и в ходе их. 30 января 1943 г., после завершения Сталинградской битвы, Карпоносову было присвоено воинское звание генерал-лейтенантa. В своей книге "Генеральный штаб в годы войны" С. М. Штеменко, служивший в годы войны в Оперативном управлении Генштаба, так писал о Карпоносове: "Это был настоящий генштабист – умный, очень трудолюбивый и исполнительный, вежливый, но мягкий и немного робкий. Порученный ему участок работы он знал очень хорошо, вел дело умело и тщательно и всегда говорил правду…" Но эта правда не всегда нравилась Сталину, и он не раз нелестно отзывался о Карпоносове, предлагая А. И. Антонову, начальнику Оперативного управления, ежедневно бывавшему у Верховного Главнокомандующего с докладами, заменить Карпоносова другим генералом, но Антонов всякий раз защищал его. Неприязнь Сталиныa к Арону Гершeвичу не исчезла, и после войны генерал-лейтенант Карпоносов ("Ваш любимчик", как сказал тогда Антонову вождь) был отправлен служить в Приволжский военный округ.

О Якове Григорьевиче Крейзере была подробная публикация в "Еврейской панораме" за октябрь 2015 г. в связи с 110-летием со дня его рождения. Следует лишь уточнить, что к июлю 1941 г., когда Крейзер со своей 1-й Московской мотострелковой дивизией, как писал Г. К. Жуков в своей книге "Воспоминания и размышления", "совершил невозможное: остановил отборную гудериановскую дивизию, зажал ее передовой полк своими стальными тисками, а остальные полки принудил остановиться по ту сторону Березины...", что в течение 14 дней не давало гитлеровским полчищам развивать наступление вдоль автострады Минск – Москва и позволило "выиграть время для организации обороны Москвы...", – в то время он имел еще звание полковника. 22 июля Я. Г. Крейзер стал первым из старших офицеров Красной армии, удостоенных в Великую Отечественную войну звания Героя Советского Союза, вслед за этим – генерал-майором и командующим 3-й армией.

Как стратегическая боевая единица армия была основным оперативным объединением во время войны и насчитывала до 100 тыс. человек. Так вот, армиями командовали генералы-евреи Юдель Городинский, Владимир Колпакчи, Яков Дашевский, Яков Броуд, Илья Прусс. В 1944 г. командармом стал и генерал Сквирский.

Полковник Лев Соломонович Сквирский в начале войны был назначен начальником штаба Карельского фронта, который имел самую большую протяженность среди всех фронтов – до 1600 км. Тем не менее в августе 1941 г. войска фронта остановили немецко-финские дивизии и вынудили их перейти к обороне. Именно здесь, на правом крыле войны, врагу так и не удалось перейти границу СССР. И большая заслуга в этом принадлежит Сквирскому, ставшему генерал-майором в ноябре 1941 г., а в августе 1944 г., будучи командующим 26-й армией 3-го Украинского фронта, – генерал-лейтенантом.

Начальниками штабов фронтов в разное время были генералы Анатолий Кацнельсон – Калининского фронта; Григорий Стельмах – Волховского, Ленинградского и Юго-Западного; Владимир Колпакчи – Брянского. Начальники штабов флотов: адмиралы Александр Александров – Балтийского флота, Илья Беляев (Вайсман) – Тихоокеанского флота.

Двенадцать генералов-евреев командовали во время войны корпусами –стрелковыми, кавалерийскими, механизированными и танковыми. Одним из них был генерал-лейтенант Семен Моисеевич Кривошеин, командир 1-го механизированного корпуса. В своих воспоминаниях он описывает весьма символический эпизод: "...Через пару часов после взятия Бернау, на передовой НП моего корпуса в окрестностях Берлина, ко мне подбежал командующий артиллерией нашей 2-й танковой армии генерал-лейтенант Григорий Давидович Пласков и, не поздоровавшись даже, закричал: „Смотри Семен, смотри Кривошеин, как мои артиллеристы, первые во всем фронте, первые на этой войне, открывают огонь по проклятому Берлину!“ Пласков взял у своего радиста тангенту (устройство переключения с приема на передачу на переговорном устройстве. – Ю. П.) и закричал в микрофон: „Я – пятый, я – пятый!“ И скомандовал открытым текстом: „По цели номер один, по проклятому Берлину, всеми батареями, дивизионами и полками, 20 снарядов беглым – огонь!“ Через несколько секунд нас оглушил мощный грохот, и первые снаряды из сотен стволов разорвались в Берлине. А Пласков плакал и кричал, перекрывая гром своих орудий: „Смотри, Сема, ты только погляди! Еврей Григорий Пласков бьет Гитлера, бьет эту суку прямо по башке! Бейте, бейте его, хлопцы! Бейте за Бабий Яр, за муки народа нашего! Огонь, еще огонь, больше огня!.." Действительно, символический эпизод…

Самое высокое звание среди генералов-евреев имел генерал-полковник инженерных войск Леонтий Захарович Котляр. За руководство инженерными войсками во время Берлинской операции ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Но и те евреи, кто не принимал непосредственного участия в боевых действиях, внесли огромный вклад в достижение Победы. Да и после окончания войны они продолжали трудиться, внося своими знаниями и умениями вклад в создание оборонного щита Советского Союза.

В период Великой Отечественной войны три еврея входили в правительство, занимая важнейшие в военное время посты: Борис Львович Ванников был наркомом вооружений (наркомом он стал сразу же после освобождения по указанию Сталина из ГУЛАГа), Семен Захарович Гинзбург возглавлял наркомат по делам строительства, а Исаак Моисеевич Зальцман с июля 1942 г. по июнь 1943 г. – наркомат танковой промышленности. Кроме того, Соломон Миронович Сандлер занимал пост заместителя наркома авиапромышленности, а Вениамин Эммануилович Дымшиц был заместителем Гинзбурга. До назначения наркомом Зальцман возглавлял Кировский завод в Ленинграде, где было налажено производство тяжелых танков "КВ", будучи одновременно заместителем наркома танковой промышленности. Затем, проведя эвакуацию части завода в Челябинск и наладив там в кратчайшие сроки производство танков на неприспособленных для этого площадях, при дефиците работников, специалистов, оборудования и сырья, он был переведен на должность директорa танкового завода им. Коминтерна вНижний Тагил, куда завод был эвакуирован из Харькова и где в немыслимые сроки, за 33 дня, было организовано производство танков Т-34 в еще недостроенных зданиях цехов. Здания и сооружения для размещения колоссального военно-промышленного комплекса, основу которого составляли предприятия, эвакуированные из временно оккупированных врагом территорий Союза, возводились наркоматом строительства, которому была поставлена задача за шесть-восемь месяцев осуществить проектирование и полный объем строительства на новых местах для обеспечения масштабного производства боевой техники. И эта задача, на выполнение которой в мирное время потребовались бы годы, была решена в заданные сроки.

Исаак Моисеевич Зальцман в 1943 г. был вновь назначен на пост директора завода в Челябинске, и в том же году на заводе стали выпускать новые танки"ИС-2", а кроме того, началось производство самоходных артиллерийский установок (САУ) нескольких типов и шести типов танковых двигателей. Необходимо отметить, что создателем танков "КВ" и "ИС", а также нескольких типов САУ был Жозеф Яковлевич Котин, двигатели к ним разрабатывали А. К. Башкин, И. С. Бер, Я. Е. Вихман, а создателем СУ-152 на базе Т-34 был Лев Израилевич Горлицкий. Нельзя также не упомянуть о том, что в разработке и в постановке "на поток" Т-34, "главного танка Великой Отечественной войны", принимали активное участие Абрам Иосифович Шпайхлер, Борис Аронович Черняк, Арон Яковлевич Митник, Михаил Борисович Шварцбург. Основным конструктором как танковых, так и противотанковых пушек во время войны (да и после ее окончания) был Александр Эммануилович Нудельман. Он же в соавторстве со своим заместителем Ароном Абрамовичем Рихтером, а также с А. С. Сурановым стал создателем нескольких типов авиационных пушек.

Еще один вид орудий – миномет калибром 160 мм – был создан под руководством и при непосредственном участии Иосифа Григорьевича Теверовского.

В качестве препятствия для танков противника генерал-майор Михаил Львович Гориккер предложил использовать разработанную им конструкцию "ежей".

Знаменитую "Катюшу", включая снаряды для нее, создала группа разработчиков, в которой преобладали специалисты-евреи, в том числе Леонид Эмильевич Шварц, Феликс Рувимович Гантмахер, Борис Михайлович Слонимер.

В самолетостроении и во время войны, и после нее тоже принимали активное участие специалисты-евреи, и их заслуги отмечались самими руководителями КБ А. Н. Туполевым, В. М. Петляковым, А. С. Яковлевым, С. А. Лавочкиным (настоящее имя Симон Алтерович Айзикович), А. И. Микояном. Список этих специалистов весьма обширен: Кербер, Френкель, Изаксон, Донской, Закс, Зонштайн, Тайц, Фельснер, Хейфец, Бисноват, Хорол, Иосилович, Вайнберг, Черняков, Борин, Вигдорчик, Ицкович. При этом часть из них занимали должности генеральных и главных конструкторов направлений (мотор, вооружение, фюзеляж и т. п.) в комплексе работ по созданию боевой машины. А в названии истребителя "МиГ" отражена фамилия его главного конструктора Михаила Иосифовича Гуревича ("Микоян и Гуревич"). При разработке новых модификаций этого самолета огромную роль сыграл Михаил Романович Вальденберг.

Не была, естественно, оставлена без внимания разработка средств противовоздушной обороны. В этом деле "приложили руку" создавшие зенитные комплексы евреи Левин, Хорол, Люльев.

Кроме упомянутого Зальцмана, директора-евреи руководили еще рядом оборонных заводов. Назовем некоторых из них: Матвей Борисович Шенкман, Лев Рувимович Гонор, Борис Абрамович Фрадкин, Ефим Эммануилович Рубинчик, Александр Абрамович Белянский, Александр Маркович Лившиц, Абрам Исаевич Быховский.

Статистический данные свидетельствуют, что во время войны среди руководства главных оборонных руководящих центров страны евреи составляли весьма значительную долю: 37,5% – в Наркомате черной металлургии, 25% – в Наркомате танковой промышленности, 24% – в Наркомате среднего машиностроения. Кроме того, среди руководителей или главных инженеров предприятий авиационной промышленности насчитывалось 25% евреев, танковой промышленности – 33%, артиллерийского и танкового вооружения – 20%, металлургии – 26%, машиностроения – 22% евреев.

В послевоенные годы практически не снижались темпы развития оборонного комплекса страны: разрабатывались и выпускались новые типы самолетов, танков, надводных и подводных судов. Появился, к примеру, первый советский истребитель с жидкостным реактивным двигателем, в создании которого активно участвовал Зельман Исаакович Ицкович. Началось производство серии советских вертолетов, главным конструктором которых был Михаил Леонтьевич Миль, а его помощником в разработке дальнейших их модификаций – Марк Владимирович Вайнберг. Системы управления вертолетов (так же, как и самолетов) разработал Виктор Менделевич Соркин. В морское кораблестроение и вооружение судов значительный вклад внесли Александр Григорьевич Дукельский, Петр Зиновьевич Голосовский, Арон Моисеевич Сокол, Михаил Иосифович Яновский, Владимир Израилевич Левков, Абрам Самуилович Кассациер, Борис Израилевич Купенский, Борис Соломонович Фрумкин.

Но появились и новые направления в оборонном комплексе: ракетостроение и атомный проект, который не завершился созданием первой советской атомной бомбы и ее испытанием, проведенным 29 августа 1949 г.

В создании ракет боевого применения (здесь мы не будем касаться ракет баллистических и вообще освоения космоса, в том числе его использования для военных целей) принимали активное участие Семен Арьевич Косберг, Матус Рувимович Бисноват, Ханаан Ильич Изаксон, Борис Львович Шапошник, Абрам Маркович Гинзбург, а также вышеупомянутый Лев Вениаминович Люльев, автор несколькиx ракетных комплексов. Одновременно систему противоракетной обороны (ПРО) создавал Анатолий Леонидович Лившиц, а систему управления ПРО – его однофамилец Михаил Исаакович Лившиц.

Остается напомнить читателям общеизвестное: советский атомный проект являлся в значительной степени "еврейским проектом", поскольку в разработке советской атомной бомбы, а затем в усовершенствовании ядерного оружия участвовали Лев Давидович Ландау, Абрам Федорович Иоффе, Яков Борисович Зельдович, Юлий Борисович Харитон, Сергей Эдуардович Фриш, Александр Викторович Гуревич, братья Александр Ильич и Овсей Ильич Лейпунские, Илья Михайлович Франк, Исаак Маркович Халатников, Исаак Яковлевич Померанчук, Виталий Лазаревич Гинзбург, Исаак Константинович (Кушелевич) Кикоин, Матвей Самсонович Рабинович, Виктор Борисович Адамский, Виталий Иосифович Гольданский, Федор Львович Шапиро, Владимир Семенович Шпинель и ряд других менее известных специалистов-евреев.

Далеко не все евреи, являвшиеся специалистами в какой-либо области, связанной с оборонной промышленностью, указаны в этих заметках. Их значительно больше, но практически все они были удостоены государственных наград, некоторые за выдающиеся заслуги стали Героями Социалистического труда (кое-кто не единожды), получали Сталинские, а затем и Ленинские премии, а три знаменитых физика – Л. Д. Ландау, И. М. Франк и В. Л. Гинзбург – стали впоследствии нобелевскими лауреатами.

В завершение полезно упомянуть еще об одном: подавляющее число песен на военную и патриотическую тематику, созданных во время Великой Отечественной войны и после ее окончания, написаны композиторами-евреями Исааком Дунаевским, братьями Самуилом, Дмитрием и Даниилом Покрасс, Матвеем Блантером, Вениамином Баснером, Модестом Табачниковым, Сигизмундом Кацем, Марком Фрадкиным, Яном Френкелем, Александром Колкером, Оскаром Строком, Леонидом Утесовым, Эдуардом Колмановским, Евгением Жарковским на стихи поэтов еврейского происхождения Михаила Матусовского, Михаила Пляцковского, Евгения Долматовского, Марка Лисянского, Михаила Светлова, Бориса Ласкина, Семена Кирсанова (Кортчика), Бориса Слуцкого, Инны Гофф...

 

 

Источник: "Еврейская панорама"

 

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x