ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Фейсбук"
Блоги

Путевые заметки: Будапешт в межковидье

Пограничник в Международном аэропорту Будапешта, не глядя, шлепнул штамп в даркон и даже не удостоил взглядом бумажки со свидетельством о вакцинации и отрицательным ПЦР. "Наверное, они знают, что при вылете из Израиля требуются все эти документы, а потому так лояльны к пассажирам израильского рейса", — подумала я. На деле оказалось, что в столице Венгрии вообще никто не интересуется подобными "пустяками" — ни в одном заведении нас не просили показать сертификат о прививках, а с требованием надеть маску я столкнулась разве что во время организованнной экскурсии по Парламенту — тому самому, где главная достопримечательность — корона венгерских королей, не считая 40 килограммов сусального золота, израсходованного на внутреннюю отделку.

Но не о Парламенте речь, не об экскурсиях и не о туризме, тем более что цель поездки была вовсе не экскурсионная, а деловая. Речь о том, как изменился Будапешт.

Впервые я попала в этот волшебный город в апреле 1991 года и ничего не видела, поскольку прямо с железнодорожного вокзала под прикрытием венгерских полицейских наше семейство препроводили в автобус ("оставьте ваши чемоданы на перроне, мы их заберем сами"), который отвез нас на бывшую военную базу Советской армии, где и располагался эвакопункт Сохнута.

Там мы провели сутки, чуть менее суток, с утра до рассвета, и это была вторая бессонная ночь после ночи в Чопе, где нас шмонали пограничники обеих стран социалистического блока и где я бегала в какую-то контору на станции, чтобы заплатить пошлину в 12 рублей за дешевое издание Библии в клеенчатом переплете.

Горстку форинтов, выменянных на том же перроне на чемодан водочных и коньячных бутылок, мы легко потратили в киоске эвакопункта на шоколадки, оставшихся монет хватило на короткий разговор с мамой из телефона-автомата в аэропорту по дороге в Израиль. Так случилось, что Будапешт стал моей первой в жизни заграницей, да только эту самую заграницу я даже не успела рассмотреть.

Второй раз я оказалась в Будапеште в июне 2015-го и была совершенно им очарована. Мне удалось увидеть не только традиционно туристический Будапешт, но и его "изнанку" — дворики-патио с коваными балконами по внутреннему периметру, эклектичные молодежные пабы со стульями и столами с ближайшей свалки и граффити по стенам, и конечно же знаменитые будапештские кондитерские, где в отдельной витрине выставляют главный торт года, торт-чемпион, не отведать который — самое настоящее преступление.

В тот приезд меня не покидало предчувствие приключения, которое не замедлило случиться. Это приключение могло обернуться крупной неприятностью. Меня попытался ограбить подозрительного вида молодой человек, да только я вовремя обнаружила серьезность его намерений. Уж слишком пристально, долго и оценивающе он разглядывал меня в вагоне метро на проспекте Андраши. Я совершила обманный маневр: вышла из вагона (юноша направился за мной следом, по всей вероятности собираясь вырвать из рук сумку на лестнице) и, быстро развернувшись, вскочила в закрывающиеся двери вагона обратно. Поезд тронулся, и в окне я увидела растерянное лицо оставшегося на перроне неудавшегося грабителя. Кстати, карманников в Будапеште предостаточно, и стоит очень внимательно следить за кошельками.

И вот мой третий раз — странный и сумбурный. За три дня я успела несколько раз пересечь Дунай по знаменитым мостам, прокатиться на катере по самой реке, отведать фуа-гра и запить его отличным токайским.

Постковидный Будапешт, а точнее, Будапешт в короткой ремиссии между коронавирусными волнами, изо всех сил старался делать вид, как будто нет никакой эпидемии. Лишь редкие прохожие в масках напоминали, что на дворе сентябрь 2021, а не 2019. Согласно официальной статистике, в начале сентября в Венгрии была благополучная эпидемическая обстановка, приблизительно как у нас в начале июня. Оно и понятно: вакцинация там началась на три месяца позже, чем у нас.

Как и положено европейской столице, город наводнен нищими, бездомными, а дополнительный, восточноевропейский колорит создают люди с отчетливо заметной алкогольной зависимостью.

В поисках вай-фая я забрела в первый попавшийся паб на одной из центральных улиц и, чтобы получить законное право посидеть за столиком, заказала бокал вина. Вино оказалось теплым кислым шмурдяком, хотя стоило как настоящее, в туалете не обнаружилось ни туалетной бумаги, ни мыла, ни даже воды, если не считать тонкой струйки, вытекавшей из скособоченного крана. Зато оплату принимали только картой и недвусмысленно намекали на чаевые. Кстати, вай-фай так и не включился.

Картина будет неполной, если не найти добрых слов. Будапешт прекрасен — даже в своей межковидной растерянности. Высокий берег Буды с его тихими парками констрастирует с суетой и многолюдностью Пешта. Если не ограничиваться парадно-туристическими маршрутами, а отойти чуть в сторону, непременно набредешь на остатки социализма — например, парикмахерскую с допотопными колпаками, под которыми немолодые женщины сушат бигуди. Такой вот грустный привет из детства.

Мой дальнейший путь лежал в Берлин, и я со свойственной мне повышенной тревожностью опасалась, что с паспортом "красной страны" (а в Израиле как раз суточная заболеваемость взлетела до десятитысячной отметки) на границе могут быть проблемы. Опасения оказались напрасными: как выяснилось, на рейсах в пределах ЕС не проверяют вообще ничего, кроме посадочного талона. Через полтора часа я уже приземлилась в новом берлинском аэропорту.

Источник: "РеЛевант"

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x