ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: предоставлено автором
Блоги

Только по матери!

Ответ на статью Льва Мадорского "Евреи, по папе-маме рассчитайсь!"

 

У папы была сотрудница, замечательный терапевт Лия Яковлевна Меерзон. Она была замужем за известным киевским писателем Исааком Григорьевичем (Гершевичем) Тельманом. И была у них дочка, моя ровесница Лена, по прозвищу Ёлка. Русская. Действительно. Поскольку была она дочка приемная.

Мы дружили.

В 1971 году и она, и я поступили в Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко.

Я был одним из пяти евреев (по паспорту), принятых в том году в КГУ. По одному на каждый из следующих факультетов: физический, радиофизический, мехмат, кибернетики и химический. На самом деле евреев было больше. Как минимум на одного. Со мной на физфаке учился Сережа Выдруг-Власенко. Его отец, родственник Ильи Григорьевича Эренбурга, стал Власенко и украинцем, когда, выходя из окружения, примкнул к партизанскому отряду. А отец его матери, родственник Льва Давидовича Ландау, оставил себе в качестве фамилии партийную кличку Выдруг, которая была у него в большевистском подполье в Одессе. А может, родственницей Льва Давидовича Ландау была жена старого большевика Выдруга. Я уже точно не помню. Сережа рассказывал это мне, разумеется, под большим секретом. Возможно, кроме Сережи, были еще такие же латентные евреи. В любом случае, статистики они не портили.

Ёлка поступила на филологический факультет.

Елена Исааковна Тельман не запятнала чистоту гуманитарных факультетов КГУ. Но чтобы ее приняли, Исаак Григорьевич должен был предстать перед университетскими властями и предъявить документы об удочерении.

У Ёлки был однокурсник, мой дорогой друг тогда и сейчас, Петя Марусенко. Кстати, и он был с червоточинкой. Но уж очень латентной. Мама его отца, папиного пациента Володи Марусенко, была еврейка.

В одном из частых случаев, когда мы с Петей посещали гостеприимную квартиру Тельманов, разгорелся спор между хозяином дома и гостями о Максиме Горьком. Петя, матерый антисоветчик, поносил великого пролетарского писателя последними словами. Исаак Григорьевич приводил примеры жемчужин писательского мастерства: "Жизнь Клима Самгина", "Старуха Изергиль", "Песня о Соколе", "Девушка и смерть", наконец. У Пети на все это был один ответ: "Мать". В какой-то момент Тельман воскликнул: "Ну, нельзя же судить о творчестве Горького только по "Матери"!"

Петя не упустил возможности стушить по высоко подброшенному мячу: "Только по матери!!!"

Глубокоуважаемый Лев Мадорский, благодарность которому за музыку к стихотворению "Мадонна Боттичелли" никогда не погаснет в моем сердце, утверждает: "Мы все ближе приближаемся к новым временам и новым понятиям, построенным не только на мицвот, но и на здравом смысле и гуманизме. По этим понятиям, если у вас мать нееврейка, а папа еврей, но вы считаете себя евреем, то вы и есть еврей. И не верьте тем, кто говорит обратное. Тем более что при жизни в Советском Союзе вас дискриминировали как еврея, а во времена Катастрофы убивали в газовых камерах наравне с евреями по маме".

Прежде чем перейти к обсуждению этого тезиса, воспользуюсь возможностью исправить пару неточностей в утверждениях, призванных его поддержать: "В Ветхозаветной Библии (Торе) еврейство определялось по отцу. Сыновья дочерей Израиля не упоминаются среди евреев, вышедших из Египта, а только сыновья сыновей, а такие известные персонажи из Торы, как Моисей, Самсон, или Соломон, имели жен-неевреек. Тем не менее никто и нигде не считает их детей неевреями. Да и колена Израилевы произошли от неевреек".

Понятие "еврейский народ" (а точнее - народ сынов Израиля, Ам Бней Исраэль) мы впервые слышим из уст фараона, который "не знал Йосэфа". Не того фараона, которого постигли казни египетские, а его предшественника, тоже злодея нехилого - чего только стоит его распоряжение умерщвлять всех новорожденных еврейских младенцев (кстати, только мужского пола, что также поддерживает вышеупомянутый тезис). Ясно, что отождествление понятий "иври" и "еврей" неверно. Ведь первый "иври" в Торе - это Авраhам, потомками которого были и Ишмаэль, и безымянные дети Ктуры, и Эйсав - брат-близнец Яакова, но основоположник другого народа. (Кстати, наша традиция почему-то считает европейцев-антисемитов потомками именно Эйсава, хотя из самой Торы ясно следует, что они потомки Яфета, брата Сима [Шема]. Но если бы наша традиция в данном случае была обоснованна, то, поскольку сам Эйсав, сын Ицхака и внук Авраhама, конечно, семит, то его потомки тоже семиты и, следовательно, никак не могут быть антисемитами. Ну, разве что юдофобами.)

Поэтому до классификации фараоном потомков Яакова-Исраэля "народ сынов Израиля" определение национальной принадлежности евреев тем или иным образом лишено смысла.

А до получения Торы, несколько десятилетий спустя, у еврейского народа еще не было законодательства, дающего, среди прочего, ответ на вопрос о национальной принадлежности.

Следующее утверждение содержит как верную и релевантную, так и, скажем, неточную информацию: считается, что этот закон был записан в Талмуде (устная Тора), точнее, в его законодательной части Галахи: "… сын от израильтянки называется твоим сыном, а рожденный от язычницы называется не твоим сыном, а ее сыном…" Там и больше нигде. А Талмуд, как известно, был получен примерно 3300 лет назад.

Давайте разберемся.

С точки зрения ортодоксального иудаизма этот закон (hалаха) содержится в самой Торе, которая была получена примерно 3300 лет тому назад (в т. ч. и устная Тора). Мудрецы Талмуда (объединенные тексты Мишны [устная Тора] и Гемары образуют единый свод законов Иудаизма, называемый Талмуд) пришли к такому выводу менее 2000 лет тому назад на основании трактовки следующего изречения из Торы: "И не вступай с ними в брак; дочери твоей не отдавай сыну его, и дочь его не бери сыну твоему, потому что он отнимет твоего сына от меня, и они будут служить другим богам". (Второзаконие, Глава 7: 3-4).

А цитата "сын от израильтянки называется твоим сыном, а рожденный от язычницы называется не твоим сыном, а ее сыном" - толкование этого изречения величайшим комментатором Торы, Рабейну Шломо Ицхаки (Раши), менее 1000 лет тому назад.

 

Ни Талмуд, ни Раши не объясняют причины такого законодательства. Но мы-то понимаем эту причину: установление материнства осуществляется почти со 100-процентной вероятностью (кроме редчайших случаев, как, например, в истории с судом Соломона), а вот установление отцовства гораздо более проблематично.

Было до недавнего времени.

Но в наши дни генетический анализ позволяет установить отцовство. Казалось бы, причины больше нет.

Тут вступает в силу другое соображение, также приведенное Львом Мадорским: "9 месяцев души матери и ребенка в утробе тесно переплетены. Поэтому материнское участие в рождении ребенка более очевидно".

Правда, Льву с этим почему-то: "… Трудно согласиться… Даже если строго следовать не только религиозным, но и физиологическим представлениям".

Мне не трудно. Совершенно очевидно, что если строго следовать физиологическим представлениям, в течение 9 месяцев плод растет в утробе матери, получает от нее все необходимые для своего развития "стройматериалы", причиняя ей подчас весьма значительный физический дискомфорт. Это вроде бы более существенно, чем единовременная поставка сперматозоида.

А яйцеклетки?

Это приводит нас к интереснейшему вопросу: кого считать матерью в случае суррогатного материнства?

Вот как отвечает на этот вопрос хорошо известный читателям Портала благодаря благословенным усилиям Бориса Дынина раввин Джонатан Сакс: "С одной стороны, женщина - донор яйцеклетки передает ребенку свои гены. С другой - суррогатная мать вынашивает этого ребенка и в конце срока рожает его. Кого из них считать матерью? Или, может, их обеих? Поистине, соломонов вопрос. Одним из первых им задался великий знаток еврейского закона рабби Шломо Горен - основатель военного раввината Армии обороны Израиля, один из первых освободителей Иерусалима во время Шестидневной войны, протрубивший в шофар возле Стены Плача и ставший на долгие годы ее главным раввином, а в 1970–80 годы - главным раввином Израиля. По его мнению, еврейский закон однозначно называет матерью ту женщину, чья яйцеклетка была оплодотворена, даже если сам ребенок был рожден другой женщиной. Раввин Горен ссылался на то, что личность матери - исключительно генетический вопрос. Он полагал, что материнство определяет зачатие, а не рождение, и находил подтверждение своей позиции в библейских строках: "Если женщина зачнет и родит сына…"

Еврейские Священные тексты, как известно, сухи и лаконичны, лишних и случайных слов в них не бывает, достаточно было бы сказать "родит". Так что слово "зачнет", по мнению рабби Горена и других комментаторов библейских текстов, присутствует тут неспроста. Во-первых, оно показывает, что сама возможность искусственного оплодотворения, возможность развести эти два процесса - оплодотворение и вынашивание - была заложена еще при Сотворении мира и, как и многое, стала известна науке только в последнее время. Во-вторых, на взгляд рабби Горена, слово "зачнет" приведено как раз затем, чтобы подчеркнуть: материнство определяется зачатием, оплодотворением яйцеклетки сперматозоидом. Следовательно, в этой логике: если нееврейка вынашивает оплодотворенную яйцеклетку еврейки, рожденный младенец считается евреем; если же донор яйцеклетки - нееврейка, а вынашивающая беременность женщина - еврейка, рожденный в результате ребенок не будет признан евреем.

Однако необходимо отметить, что множество не менее авторитетных раввинов не поддерживали эту точку зрения. По их мнению, между женщиной и ребенком в утробе существует динамическая связь. Такая женщина - не инкубатор, вынашивающий плод, и по мере развития плод становится частью женщины, даже если между ними нет генетического родства.

Пока еврейские мудрецы не приходят к единому мнению, вопрос, кого считать матерью ребенка - зачавшую или выносившую его женщину, - остается открытым".

Того же мнения, что и рабби Шломо Горен, придерживались такие выдающиеся (по крайней мере, в глазах своей паствы) раввины современности, как Овадия Йосэф, Яаков Ариэль и др.

Но большинство ведущих раввинов современности, в т. ч. Йосеф-Шалом Эльяшив, Шломо Залман Ойербах, Мордехай Элияhу и др., придерживались противоположного мнения. Впрочем, к концу своей жизни и рав Эльяшив, и рав Ойербах усомнились в правильности этого мнения.

И наконец, некоторые раввины, как, например, Бен-Цион Аба Шауль, решили проблему просто: обе матери!

В свете вышесказанного раввинатский суд Беер-Шевы под председательством общепризнанного авторитета в области hалахи (ныне - члена Верховного раввинатского суда Израиля, и кандидата религиозных сионистов на пост главного сефардского раввина Израиля в 2013 г.) Элиэзера Игра, вынес 01/09/2015 решение 1031698/1, что для признания еврейства ребёнка необходимо, чтобы и донор яйцеклетки, и суррогатная мать были еврейками; в противоположном случае необходим гиюр.

Я убежден, что иудаизм построен на здравом смысле и гуманизме. И, если бы не сомнение, которое, по-видимому, было не чуждо даже Овадие Йосэфу, он мог бы использовать свой непоколебимый авторитет для изменения многовековой hалахи на основании генетического равноправия отца и матери. Ведь он осмеливался принимать революционные решения с точки зрения hалахи по разнообразным вопросам современной жизни - например, статус Эфиопских евреев, использование микроволновки в шабат, статус жен, пропавших без вести, и т. п. (Во избежание сомнений - я отнюдь не являюсь его поклонником. Он не пожалел усилий, чтобы выразить свою поддержку Кемп-Дэйвидским соглашениям 1978 г. и мирному договору с Египтом; он хотел, чтобы Шас поддержал соглашения Осло, но в конце концов приказал воздержаться; он поносил религиозных сионистов: "Даже если мафдальник повяжет два тфиллина на лоб, его мысли все равно останутся дурными", "Это не "Еврейский дом", это "Гойский дом", они грешники и ненавистники Торы". Но даже я не могу не признать его заслуг в обновлении hалахи.)

Но ни Овадия Йосэф, ни, тем более, кто-либо иной, не изменил hалаху об определении еврейства по матери.

У меня, ортодоксального иудея, hалаха и заповеди (мицвот), имеют основополагающее значение и могут интерпретироваться по-новому лишь признанными авторитетами.

(Консерватизм учит, что интерпретация религиозного закона должна обновляться, так как в мире постоянно изменяются социальные, экономические и даже этические отношения. У реформистов соблюдение религиозных заповедей - дело совести каждого человека и вообще не является обязательным. См. подробнее по ссылке.)

Мне близка и понятна позиция Льва Мадорского: "… если у вас мать нееврейка, а папа еврей, но вы считаете себя евреем, то вы и есть еврей".

Более того, я с ней солидарен на интеллектуальном уровне.

Но это - не ортодоксальный иудаизм, в рамках которого еврейство определяется все еще только по матери.

И не верьте тем, кто говорит обратное.

В то же время я полностью согласен с мнением Любови и Михаила Гиль: "Любого потомка евреев должны с радостью здесь принять, если он действительно ощущает себя евреем; более того, не только внуки евреев, но и потомки 4-го, 5-го, и т. д. поколений, если знают о своем еврейском происхождении и чувствуют, что их место на родине предков, достойны того, чтобы их тут принимали с распростертыми объятиями…" - с небольшим уточнением: это относится к потомкам евреев, которые выражают лояльность еврейскому народу готовностью к гиюру религиозных сионистов (гиюру "с человеческим лицом").

Источник: "МАСТЕРСКАЯ"

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x