ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Фейсбук"
Блоги

Как Израиль проиграл в информационной войне, и что делать дальше?

До того, как начать писать этот текст, я задал вопрос своим друзьям, у которых есть айфоны, —почему они выбрали именно это устройство? Ответом всегда становилась одна и та же фраза: это хороший телефон. Тогда я задавал следующий вопрос: если бы я сказал, что есть телефон, который в два раза мощнее, с существенно более объемной памятью и лучшей камерой, а также по цене в два раза меньше цены айфона, отказался бы ты от своего устройства? В половине случаев ответ был односложен и отрицателен. В другой половине после слова "нет" приводились аргументы, которые с трудом выдерживали критику.

Истинная же причина гораздо проще — они просто не хотят этого делать. Но почему? Ответом будет одно слово — бренд.

От века идей и идеологий мы перешли к веку брендов, где им является любой общественно доступный объект: политик, его партия, страна, которую он возглавляет, общественная организация, футбольная команда, компания по производству одежды и т.д. — это все бренды.

То есть совокупность эмоций и ассоциаций, которые отличают их от других, аналогичных.

И если смотреть на Израиль и ХАМАС через призму брендов, то реакции общественности на данный конфликт становятся более понятны.

У ХАМАСа есть четкий и лаконичный бренд, который он сумел продать в мире, — защитник угнетенных (за палестинцами уже десятилетиями закреплено слово "угнетенные", а ХАМАС убедил, что является их защитником).

Самым показательным является пример поддержки палестинцев со стороны людей, которые должны, по идее, носить Израиль на руках, — либералы и различные меньшинства, не имеющие до недавних пор прав. И если в Израиле принято посмеиваться над движениями вроде "ЛГБТ за Палестину", то в моем представлении, это и есть ключевой момент.

Почему именно левые активисты, люди из ЛГБТ-сообщества или феминистки поддерживают террористов? Может, это следствие наивности или антисемитизма? Ни то и ни другое. Эти люди, веря в угнетенность палестинцев, ассоциируют себя с ними. И, естественно, начинают поддерживать и их защитников — ХАМАС. А про кибуцы, Голду Меир или июньский прайд в Тель-Авиве они никогда и не слышали.

И тут мы переходим к Израилю. Вот, попробуйте вспомнить, какой бренд в мире есть у Израиля? "Еврейский дом" — никого, кроме евреев, не заденет. "Единственная демократия на Ближнем Востоке" — тоже слабо. "Самая гуманная армия в мире" — звучит как одно большое противоречие.

То есть на данный момент нет никакого запоминающегося и лаконичного слогана, который Израиль мог бы продать на запад.

И получается следующая ситуация: Израиль ненавидят, поскольку верят риторике антиизраильского бренда (ХАМАСа), или Израиль поддерживают, потому что испытывают неприязнь к антиизраильскому бренду (ХАМАСу).

Но в обеих ситуациях Израиль является обратной переменной. И тысячи самых умных представителей Израиля в вечерних прайм-таймах западных каналов вряд ли смогут изменить ситуацию. Израиль раз за разом пытается объяснить свою позицию, пока аудитория продолжает искренне сочувствовать "угнетенным" и прощать им определенное поведение, поскольку все это оправдано "ужасами их жизни".

И если в момент, когда, глядя на очередного мертвого беременного палестинского мальчика, зритель не сказал себе, что это необходимое зло, то даже тысяча роликов в инстаграме не смогут его в этом переубедить. А потому Израиль должен сфокусировать свои усилия не на борьбу рационального (факты) с иррациональным (эмоции), а на убеждение левых на западе (правые и так заняли произраильскую позицию), что наша система ценностей демократии, прав и свобод полностью совпадает с их.

И тогда 7 октября будет воспринято как удар не только и не столько по Израилю, а по всем этим общим ценностям. А все последующие жертвы на той стороне станут необходимой ценой защиты этих ценностей.

 

 

 

Блог автора: Стена плача

 

 

 

 

 

 

Комментарии

комментарии

популярное за неделю

последние новости

x