ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Архив
Публицистика

И снова Трамп прав

Критики президента США вновь оказались посрамлены: политика санкций, введенная администрацией Трампа против иранского режима аятолл, успешно достигает своего результата.

Не так давно многочисленные "эксперты" и "аналитики" в политических кругах и СМИ, откровенно высмеивали решение американского президента Дональда Трампа выйти из ядерной сделки с Ираном и снова подвергнуть иранский режим экономическому давлению, утверждая, что меры эти вовсе не принесут желаемого результата, поскольку аятоллы, мол, легко обойдут санкции, торгуя с такими странами, как Китай.

Однако, как известно, хорошо смеется тот… кто знает, когда смеяться. Критики иранской политики Трампа вновь оказались опровергнуты: введенные им санкции не только значительно сократили возможности Тегерана финансировать террористические группировки, но и создали воронку, в которую рухнула экономика Ирана, еще больше подрывая и без того уже давно не стабильный режим аятолл.

Подрубленная экономика

До того, как Министерство финансов США ввело вторичные санкции против иранского нефтегазового сектора, Тегеран экспортировал более двух миллионов баррелей нефти в день.

Сегодня экспорт нефти из этой страны снизился до менее чем 200 тысяч баррелей в день, что является сокращением почти на 90%.

Являясь обладателем вторых по величине запасов природного газа и четвертых по величине разведанных запасов сырой нефти в мире, Иран, по сути, выстроил свою экономику на продаже этих ресурсов, составляющих более 80% его экспортных доходов.

Иными словами возможности Исламской Республики финансировать свои военные авантюры в регионе и в целом по миру, спонсируя террористические группы и лояльные боевые отряды,  исторически напрямую зависит от успеха в экспорте углеводородов. 

В бюджете страны, представленном на 2019 год и составляющем почти 41 млрд. долларов, около 21 млрд. Иран намеревался получить за счет доходов от продажи нефти.

Таким образом, учитывая 90-процентное сокращение экспорта, Иран не досчитался почти половины бюджета. 

В целом американская политика "максимального давления" на экономику Исламской Республики привела к тому, что Международный валютный фонд (МВФ) в конце прошлого года скорректировал прогноз по иранской экономике, указав, что к концу 2019 года экономика Ирана сократится не на 6%, а на 9,5%.

Одной из причин столь сокрушительного экономического обвала стало решение администрации Трампа распространить запрет на приобретение иранской нефти также на все  восемь крупнейших ее импортеров, надеявшихся получить от США специальное разрешение продолжить закупки. Все восемь стран: Китай, Индия, Греция, Италия, Тайвань, Япония, Турция и Южная Корея, были поставлены перед необходимостью выбирать между сотрудничеством с Ираном и не готовностью попадать под горячую руку американского президента. Все, как один избрали второе.

В результате, согласно недавнему отчету Всемирного банка, вместо того, чтобы показать экономический рост, экономика Ирана к концу 2019 года составит лишь 90% от своих показателей двухлетней давности.

Вопреки недавним хвастливым заявлениям Верховный лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи о том, что его страна, мол, обладает самодостаточной экономикой, некоторые из лидеров Ирана недавно были вынуждены признать ту невероятно тяжелую экономическую ситуацию, с которой теперь  сталкивается их правительство. 

Выступая в городе Керман 12 ноября, президент Хасан Рухани впервые  признал, что "Иран переживает один из самых тяжелых периодов со времен Исламской революции 1979 года" и, что "ситуация в стране ненормальная".

 "Хотя у нас есть некоторые другие источники доходов, единственные доходы, которые могут поддержать страну, - это средства от экспорта нефти. У нас никогда не было такого количества проблем с продажей нефти и с поддержанием на плаву нашего нефтяного танкерного флота, - заявил Рухани, и продолжил: Как нам управлять делами страны, когда у нас есть проблемы с продажей нашей нефти?"

 

Пике, в которое устремилась экономика Ирана, отразилось и на инфляции, составившей 40%, и на беспрецедентном обвале национальной валюты. Если в ноябре 2017 года один доллар США равнялся 35 тысяч риалов, теперь за доллар дают почти 110 тысяч.

Обвал стоимости риала в свою очередь вызвал резкий рост стоимости основных продуктов питания: цена на красное мясо и птицу выросли на 57%, на молоко, сыр и яйца на 37%, а овощи - на 47%. 

Что уже с конца прошлого года стала проявляться во вспышках недовольства и акциях возмущенных и доведенных до отчаяния жителей страны. 


Уже совсем не самый дешевый бензин в мире 

 

Однако последние предположения о том, что широкомасштабный режим санкций, введенный администрацией Трампа против Ирана, не имел желаемого эффекта, были окончательно развеяны в середине ноября, когда в ответ на решение правительства повысить цены на горючее в стране разразился по-настоящему масштабный общенациональный протест.

 

В середине ноября Государственная национальная иранская компания по распределению нефтепродуктов заявила, что на первые 60 литров бензина в месяц каждый автомобилист в Иране должен будет платить по 15 тысяч риалов (13 центов США) за литр, то есть на 33%  больше, чем прежде. Каждый же дополнительный литр свыше указанной нормы будет стоить уже 30 тысяч риалов (примерно 25 центов США), иными словами, почти на 300% дороже, чем до повышения.

 

Вероятно, иранские власти пошли на этот шаг, желая заполучить средства, необходимые им для продолжения своих военных авантюр в регионе и поддержания лояльности в подчиненных им террористических группировках.

 

Так или иначе, в ответ десятки тысяч иранцев вышли на улицы по всей стране.

 

Сразу несколько районов Ирана оказались охвачены протестами и демонстрациями. Начавшись в Ахвазе – административном центре провинции Хузестан, - они быстро распространились по всему региону, арабское население которого давно и упорно требует самоопределения и независимости, а затем перекинулись на столицу страны – Тегеран и целый ряд крупнейших городов страны:  Керманшах, Исфахан, Тебриз, Кередж, Шираз, Езд, Бушир, Сари, Хорремшехр, Эндимешк, Дезфуль, Бехбахан и Мехшехр, охватывая, как регионы населенные национальными меньшинствами – прежде всего курдами и арабами, так и самими персами.

 

Даже самым преданным сторонникам аятолл стало сложно игнорировать тот факт, что Иран, всегда гордившийся тем, что является одним из крупнейших производителей нефти в мире, не может больше производить топлива, которого бы хватало хотя бы для удовлетворения потребностей своего собственного населения. 

 

Но хотя необходимость повышения цен на топливо и стала серьезным ударом по престижу правительства Хасана Рухани, это не помешало ему ответить протестующим с характерной для режима жестокостью.

 

Точные цифры убитых и раненных участников антиправительственных демонстраций неясны. Не в последнюю очередь это связано с тем, что иранские власти закрыли доступ к интернету по всей стране – решившись на, вероятно, классический ответ, который можно было ожидать от впавшего в истерику авторитарного режима.

 

Вот только, как сообщил известный израильский востоковед доктор Гай Бехор, подобный шаг в современном государстве оказался едва ли не более пагубным для властей, чем демонстрации. Фактически, власти загнали себя в ловушку:

 

Каждый день закрытого интернета обходится иранской экономике потерей более 350 млн. долларов, что топит ее еще больше, вызывая еще более жесткие протесты. Но возвращение интернета приводит к координации протестующих и выплескиванию информации о жестоком подавлении  в сеть, что также ведет к ужесточению протестов.

 

По неофициальным сообщениям, предоставленным иранскими активистами, живущими в эмиграции, после того, как Рухани приказал силам безопасности разобраться с протестами, которые, он назвал беспорядками, около 200 человек было убито и около 3000 ранено.

 

"Люди имеют право протестовать, -  сказал Рухани вскоре после начала антиправительственных выступлений, - но протесты отличаются от беспорядков. Мы не должны допускать возникновения небезопасной обстановки в нашем обществе".

 

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи выразился еще резче, заявив, что протесты и вовсе являются "саботажем и погромом", совершаемым "хулиганами, а не нашим народом". 

 

"Контрреволюция и враги Ирана всегда поддерживали саботаж и нарушения безопасности, продолжают они это делать и сейчас", - сообщил он, фактически объявив всех, кто возмущен резким повышением цен на топливо, врагами страны.

В прошлом получалось подавить

 

Как это уже случалось в прошлом, столкнувшись с недовольством жителей страны, иранский режим использовал  для подавления инакомыслия грубую силу Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и Басидж - добровольческого ополчения КСИР. 

 

Именно так он действовал в 2009 году, когда в ответ на фактическую фальсификацию выборов иранское общество отреагировало "Зеленой революцией" -  массовыми протестами против результатов президентских выборов. Тысячи иранцев вышли на улицы, возмущенные тем, что занимавший в то время пост президента Ирана Махмуд Ахмадинеджад "организовал" себе  еще один четырехлетний срок полномочий.

 

Разразившиеся тогда антиправительственные акции протеста стали крупнейшими с 1979 года, которые закончились тогда "Исламской революции" - приходом к власти режима аятоллы Хомейни.

 

"Зеленая революция" была безжалостно подавлена, не в последнюю очередь еще и потому, что администрация президента Обамы, по сути, предала иранских протестующих, не оказав им даже минимальной политической помощи, на которую те надеялись.

 

Пока еще рано говорить о том, наберет ли нынешняя волна протестов тот же импульс, что 10 лет назад, тем более нынешний режим стал куда более искусным в подавлении антиправительственной оппозиции. С другой стороны, на этот раз американская администрация не только не покрывает иранские власти, но напротив, готова оказывать самую активную политическую помощь противникам режима.

Пожар не только дома

 

Однако беды аятолл не заканчиваются протестами внутри страны, отсутствие средств для поддержания лояльности в странах сателлитах привело к беспорядкам в Ливане и Ираке, где проиранские правительства были вынуждены в последние недели уйти в отставку.

 

В фактическом бессилии аятоллы наблюдают за тем, как их попытки экспортировать исламскую революцию в другие уголки Ближнего Востока терпят крах. И если в Ливане проиранским шиитам ("Хизбалле") противостоят сунниты, то в Ираке против иранских марионеток восстали сами же шииты.

 

Следует заметить, что резкое сокращение ресурсов, вынудило иранских лидеров серьезно уменьшить свою помощь и таким террористическим группировкам, как ХАМАС и "Хизбалла".

 

Теперь ХАМАС оказался вынужден ввести "план жесткой экономии", в том числе, значительно снизив свою антиизраильскую активность, В то время как Хасан Насралла, лидер " Хизбаллы", призвал свою группу к сбору средств для "предоставления возможности дальнейшего джихада, а также помощи в этой продолжающейся битве".

Сумеют ли выкрутиться? 

 

Судя по всему, опасения, что протесты, происходящие, охватившие Иран, могут выйти из-под контроля, как это уже случилось в Ираке и Ливане, побудили некоторых законодателей в иранском парламенте, меджлисе, призвать к отмене повышения цен на топливо.

 

Вот только, учитывая тяжелейшее положение, в котором оказалась в результате американских санкций иранская экономика, у режима практически не осталось возможностей для маневра.

 

По сути, перед ним стоит выбор: либо радикально изменить свою региональную и внутреннюю политику, либо попытаться задавить протесты жестокостью, рискуя получить взамен полномасштабное национальное восстание.

 

Подводя итог, можно со всей ясностью резюмировать, что, к вероятному смятению критиков Вашингтона, политика президента Трампа в отношении Ирана движется в правильном направлении.

 

Усиление экономических санкций превращает режим аятолл в банкротов и лузеров.

 

Остальным же странам следовало бы последовать примеру США, и присоединиться к политике "максимального давления", даже если они бы и предпочли продолжать вести дела с Ираном,  подрывая администрацию нелюбимого ими президента Трампа.

 

В конце концов, если Ирану все же удастся довести до конца свои планы по созданию ядерного оружия, он непременно станет использовать свой потенциал для шантажа и этих стран тоже.

 

 

комментарии
comments powered by HyperComments
x