ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Википедия
Блоги

“Каждый рисует свой мир...”

Сколько раз обещал себе сменить фотокамеру, так и не сменил. В результате, нащелкав в Вене экзотический Дом Хундертвассера со всех сторон, сняв фасады, башенки, интерьеры квартир, будто отраженные в кривых зеркалах, стены из ломаных линий, странные окна, туалеты и уличные фонари, в надежде показать снимки в своем очерке о художнике, понял, что получилось плохо. Впрочем, это не беда: снимков архитектурно-художественных произведений Хундертвассера, как и статей об этом гении-самоучке, великое множество. Тем не менее о нем и его искусстве хочется писать и писать, а геометрическую клоунаду форм и цвета его сооружений снимать и снимать. Почему? Дело, конечно, не только в бунтарски противоречивом характере и художественных взглядах Хундертвассера на мир, архитектуру, искусство. Суть в том, что свой необыкновенный талант художник обратил в уникальное творчество, которое сделал аргументом своей философии. Как ему такое удалось – вот в чем загадка. И ведь это не только разбросанная по миру его причудливая архитектура...

Он говорил на семи языках и всю жизнь путешествовал. Боролся за гармонию человека с окружающим миром, но не мог достичь гармонии с самим собой. Эксцентричный космополит, гениальный бродяга, завоевавший своим творчеством столько же поклонников, сколько и противников, никто из которых, впрочем, не собирался отрицать, что у австрийского архитектора Фриденсрайха Хундертвассера был поистине феноменальный талант.

 

Что в имени тебе моем?

Вообще-то его звали не Фриденсрайхом, да и фамилия его была не Хундертвассер. Свое имя художник Фридрих Штовассер (Friedrich Stowasser) сконструировал в 20-летнем возрасте, и это тоже было искусством.

Будущий великий архитектор родился в 1928 г. в Вене в семье офицера Эрнста Штовассера. Отец погиб, когда мальчику не исполнилось и года, так что накануне аннексии Австрии они с матерью остались вдвоем перед пожаром разжигаемого нацистами антисемитизма. Во время Второй мировой войны 69 родственников художника по материнской линии были изгнаны и уничтожены, но Эльза и ее сын Фридрих спаслись.

После войны, в 1948 г., Штовассер поступает в венскую Академию изящных искусств, но днями пропадает на выставках, где экспонировались работы Вальтера Кампманна, Эгона Шиле, Густава Климта и других художников. Не проходит и трех месяцев, как он бросает академию и отправляется путешествовать, предварительно смутив ученое сообщество провокационной речью “Каждый должен быть творцом”, объяснив, что вовсе не обязательно получать образование, чтобы заниматься искусством. Что подтвердил собственным опытом: после Венской академии архитектор, живописец, дизайнер больше нигде не учился (не считая нескольких дней в Школе изящных искусств в Париже).

Фридрих уезжает в Италию, а затем в Париж, где продолжает поиски собственного стиля и меняет имя. Став Фриденсрайхом Хундертвассером, что в его интерпретации значило “царство свободы и ста вод”, позже он добавил к своему и без того сложному имени еще пару составляющих (по названиям кораблей, на которых путешествовал) – “Регентаг” и “Дункельбунт” (“дождливый день” и “темное разноцветье” в переводе с немецкого). Хундертвассер утверждал, что если у человека много имен, то в нем соединено множество личностей.

 

“У природы нет прямых линий”

В начале 1950-х Хундертвассер осел в Париже и погрузился в изучение модернистских стилей и течений в искусстве. Ван Гог с его “спиральными завитками света”, Гауди с утонченными извилистыми линиями и “битой” мозаикой, а также Лентулов, выписывающий купола собора Василия Блаженного широкими аляповатыми мазками, навсегда стали его кумирами. Постимпрессионизм, сюрреализм, другие живописные “измы” – художник пробовал дерзать почти во всех стилях, но в меру. А трансавтоматизм был уже, можно сказать, его изобретением, мысль о котором пришла в голову Хундертвассеру, когда он лежал в больнице с гепатитом А.

Его тогда занесло, конечно, но потом “заносило” еще много раз. Стремящийся к единению с природой, Фриденсрайх отверг прямую линию как не существующую в природе и провозгласил стиль “бесконечной линии”, то есть его любимой спирали, которой он восхищался еще в детстве, наблюдая за улитками и видя в них “совершенство формы”. Стиль этот он назвал “трансавтоматизмом”. Писал статьи о нем и устраивал эпатажные перформансы, являясь перед ученой публикой и журналистами голым и в клетчатой кепке – вовсе не потому, что был эксгибиционистом, а для того, чтобы обратить внимание на свои идеи: вернуться к “матери-природе” и использовать в архитектуре только непрерывные линии как “предел эстетической мысли”, а в строительстве – только натуральные материалы; он называл это все “экологически дружелюбными” проектами. Вершиной хулиганства Хундертвассера стали его “голые” выступления в телешоу “Как обустроить город” в Мюнхене в 1967 г. и – в том же виде и с голыми ассистентками – перед университетской аудиторией, когда он провозгласил свой знаменитый манифест “Право на третью кожу”.

“Они строят кубы на перпендикулярных улицах Вены... Это безумие!” – говорил Хундертвассер. Прямые линии и углы он называл причиной упадка, из-за которого человек никогда не достигнет гармонии с природой. “Однообразные дома с однообразными стенами – да это концлагерь!” – возмущался архитектор. И построил свой дом.

В 1985 г. на его открытие собралось более 50 тыс. человек. “Дом этот жилой, живут в нем обычные люди”, – поясняет гид раскрывшим рты туристам. В этом улье 50 разных по площади и высоте жилых помещений. Искривленные расписные стены, выложенные мозаикой декорированные панно, неровные полы и потолки, изящные разноцветные колонны и арки, разукрашенные двери подъездов, деревья, кустарники, цветы на крыше и балконах, волнообразные изгибы строения, холмик посреди улицы – “натуральный ландшафт”. Прямо пряничный домик из сказки братьев Гримм. Красиво и одновременно немыслимо. “Природа – естественная среда обитания человека”, – считал Фриденсрайх и, сообразно своему экологическому концепту архитектуры, проектировал и строил по всему миру свои “сказочные домики”, не похожие на космические сооружения современных архитекторов. Таким образом он занялся “лечением” архитектуры “примитивных коробок”, именуя себя “архитектурным доктором”.

 

Жизнь и творчество как аргумент философии

Разъезжая по миру, Хундертвассер не только приобретал новый опыт, но и обогащал принимавшую его страну очередным архитектурным шедевром. Дармштадтская “Лесная спираль” – жилой комплекс в форме спирали без единого прямого угла. Цветущая “Зеленая цитадель Магдебурга” (последний проект архитектора, созданный в 1999 г.) вместо безликого панельного дома. Волшебный “Дом на лугах”, построенный в самом деле на лугах Бад-Зодена в Германии. Расписные фабрики немыслимых форм вместо унылых серых параллелепипедов в Японии. Крытый рынок в Швейцарии, больше похожий на дворец арабского шейха. Проекты в США, Израиле, Австралии, Новой Зеландии, даже в России и, конечно, в Австрии.

Философию гармонии с природой бунтующий архитектор воплощал везде где мог, принимая любые заказы. Много занимался графикой, с особым удовольствием проектировал почтовые марки, конверты и открытки, да так удачно, что в 1983 г. получил две золотые медали – за марку с изображением здания ООН в Женеве и марку с портретом президента Италии Сандро Пертини, а в 1997-м получил Гран-при филателистов Германии. Его дерево-спираль на почтовых штемпелях ознаменовало новый этап в развитии почтового искусства, начало которому положил еще Климт. Хундертвассер разрабатывал дизайн жетонов для казино, телефонных карточек и плакатов, выпустил коллекцию авторской посуды. И на всем создавал свои оригинальные рисунки. Он предложил проект флага для Новой Зеландии и флаг “Мир для Ближнего Востока” (зеленый арабский полумесяц и голубая звезда Давида на белом фоне). Художник разрабатывал внешний дизайн самолета “Боинг-757” и параллельно работал над иллюстрациями к Библии. В 1995 г. эта книга вышла небольшим тиражом и теперь является библиографической редкостью.

Разумеется, Хундертвассер был богат и знаменит, хотя в архитектурных и научных кулуарах получал прозвища от “клоуна” до “безумца”. А вот в личной жизни он не был счастлив. Женившись первый раз в 1958 г. на некоей Герте Ляйтнер, развелся с нею спустя два года. Через год женился на загадочной японке Юко Икевада, но и этот брак, хоть и продлившийся дольше первого, также не был счастливым и закончился разводом. Впрочем, по свидетельствам биографов, женским вниманием Мастер не был обделен.

Яркой и необычной жизнь Хундертвассера оставалась до самого конца. Смерть застала его в Тихом океане, на борту пассажирского лайнера Queen Elizabeth 2. Фантастического художника и архитектора-самоучки не стало 19 февраля 2000 г. Согласно последнему желанию Хундертвассера, его похоронили в гармонии с природой на его последней “родной” земле – в Новой Зеландии, в Саду счастливых покойников под тюльпанным деревом...

“Каждый рисует свой мир самостоятельно”, – любил повторять Хундертвассер. Сам он нарисовал более 700 работ и создал по всему миру более 50 архитектурных проектов. Его сооружения, может быть, нравятся не каждому, однако они узнаваемы, интересны и необычайно притягательны. И если искусство Хундертвассера выражает протест художника против разрушительного отношения человека к природе, то это, пожалуй, самая благородная и симпатичная форма подобного протеста из всех, какие мне известны.

 

 


Источник: "Еврейская панорама"

 

 



 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x