ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: предоставлено автором
Блоги

Суждены им благие порывы…

В какой степени исламизм угрожает евреям в земле Северный Рейн – Вестфалия? С таким вопросом депутат ландтага от партии “Альтернатива для Германии” Габриэле Вальгер-Демольски 4 февраля 2020 г. обратилась к земельному правительству, поинтересовавшись числом антисемитских инцидентов и мерами, которые правительство принимает против них. 11 марта она получила ответ. Он начинается со ссылки на исследование Федерального ведомства по защите Конституции, которое, как сообщает земельное правительство, “настоятельно рекомендует, чтобы люди, профессионально контактирующие с мусульманами, имеющими миграционный фон или являющимися беженцами, были готовы к потенциальному наличию у них антисемитских настроений. При этом следует подчеркнуть, что речь идет не об исламе как одной из (находящихся под защитой Конституции) религий, а об исламизме как форме политического экстремизма”.

Как раз это представление о том, что антисемитизм среди мусульман всегда является проявлением исламизма, и есть, пожалуй, самое слабое место данного исследования. Неясно, почему мусульманин, который не так строго относится к молитве и, возможно, даже пьет алкоголь или курит “травку”, только в силу подобного свободного образа жизни не может быть подвержен антисемитским идеям. Ведь для того, чтобы проникнуться юдофобскими предрассудками или теориями заговора, не обязательно посещать школу по изучению салафитской версии Корана. Достаточно впитать – возможно, в семье или кругу друзей – соответствующий образ мышления.

Земельное правительство смотрит на это иначе. Оно считает проблемой прежде всего те антисемитские идеи, которые распространяются “исламистскими группами и отдельными лицами”. В качестве исламистских организаций и течений, которые “особенно критично оцениваются в отношении антисемитизма”, оно упоминает “Братьев-мусульман”, ХАМАС, “Хезболлу”, “Хизб-ут-Тахрир”, “Милли Гёруш”, “Исламское государство” и салафитов. Но умалчивает о самой, пожалуй, влиятельной исламской федерации в Германии – DITIB, контролируемой турецким правительством. И это несмотря на то, что она неоднократно подвергалась критике за антисемитские призывы.

Уже при ответе на первый вопрос депутата – об “антисемитских происшествиях исламистского толка”, – правительству приходится лишь разводить руками: статистика ведется только по преступлениям на почве антисемитизма, но не по “фактам, находящимся ниже порога уголовной ответственности”. Это имеет существенные последствия. Антисемитизм не является уголовным преступлением, и до тех пор, пока не демонстрируется свастика или не звучат призывы к преступным действиям, любой может распространять свои антисемитские теории заговора через Интернет или в мечети, не опасаясь привлечь внимание государства. Что же касается преступлений, то, по данным правительства Северного Рейна – Вестфалии, в 2017–2019 гг. зарегистрированы 11 преступлений антисемитского характера с доказанной или подозреваемой исламистской подоплекой. В 2017 г. было пять случаев угроз, один случай нанесения ущерба имуществу, два случая подстрекательства и один случай нарушения общественного спокойствия путем угроз совершения уголовного преступления. В 2018 г. полиция зафиксировала три случая возбуждения межэтнической ненависти, в 2019-м – три случая оскорбления.

На вопрос о предпринятых или планируемых мерах по борьбе с исламистским антисемитизмом правительство отвечает ссылкой на публичные мероприятия и лекции. Например, земельное МВД совместно с Еврейской общиной Дюссельдорфа и гражданским альянсом “Düsseldorfer Appell” организовало конференцию “Антисемитизм – старая ненависть в новых формах?”. “В конференции приняли участие около 170 мультипликаторов из политики, общественных объединений, органов безопасности и образовательной среды. В рамках лекций и семинаров с разных точек зрения рассматривались проявления антисемитизма в праворадикальном экстремизме, исламизме и некоторых сферах левого экстремизма”.

Кроме того, Ведомство по защите Конституции регулярно информирует политиков и общественность “на своих мероприятиях или в сотрудничестве с гражданским обществом или государственными партнерами”. Профилактическая программа “Вместе против насильственного салафизма” предлагает “наряду с консультационной и вспомогательной структурой” также “всеобъемлющую разъяснительную работу”, в том числе и по теме антисемитизма. Для земельной полиции разработаны разъяснительные пособия (например, “Не молчи!” или “Распознать радикализацию и предотвратить вербовку”). Окружные полицейские власти участвуют в деятельности соответствующих сетей, например в “Сети против антисемитизма”. В эту деятельность обязательно вовлечен специальный сотрудник полиции по связям с мусульманскими учреждениями.

Кроме того, земельное правительство “еще в 2018 г. учредило должность уполномоченного по борьбе с антисемитизмом. Он отвечает за проведение мониторинга, создание сетей и, при необходимости, активизацию мер против антисемитизма любого происхождения”.

Антидискриминационная работа является одним из “центральных элементов программы поддержки интеграционных агентств”, а школы федеральной земли должны “демонстрировать атмосферу уважения и взаимного признания, помогающую противодействовать экстремистским позициям и любым формам коллективного человеконенавистничества”. В ответе говорится: “Северный Рейн – Вестфалия занимает четкую позицию против антисемитизма в школах, способствует его структурной и концептуальной профилактике и противостоянию ему в школьной жизни. Это относится ко всем формам антисемитских настроений, поскольку антисемитские стереотипы, нарративы и конспирологические мифы могут встречаться во всех социальных группах и слоях населения. Компетентный подход к ним является важной задачей не только для учителей, но и для всех членов гражданского общества. Школы могут внести важный вклад в это дело, прививая необходимые навыки решительного противодействия человеконенавистничеству”.

Наконец, имеется еще и Земельный центр политического просвещения. Он “инициирует образовательные процессы для обучения молодежи всех национальностей и вероисповеданий ценностям и нормам, ориентированным на права человека, чтобы еще на ранних стадиях предотвращать формирование антидемократических взглядов, и тем самым укрепляет уважительное отношение к людям как незаменимый атрибут демократического общества. Проводя информационно-просветительские мероприятия по борьбе с антисемитизмом, центр держит в поле своего внимания все общественные процессы. Это означает, что им рассматриваются все актуальные формы артикуляции антисемитизма, включая исламистский антисемитизм”.

Автор попросил историка, социолога и исследователя антисемитизма Гюнтера Йикели из Университета Индианы в Блумингтоне дать оценку правительственному ответу. Он сказал: “Усилия земельного правительства, направленные на то, чтобы однозначно дефинировать антисемитизм и исламизм как проблему мусульман, следует приветствовать. Это шаг в правильном направлении, как и первоначальные меры в области образования, нуждающиеся в дальнейшем развитии, так как эта проблема будет расти”.

Положительно оценивая тот факт, что в ответе правительства названы радикальные исламистские группы, Йикели отмечает: “Вместе с тем следует констатировать, что в крупнейшей и традиционно светской исламской организации Германии – DITIB – расширяются антисемитские и исламистские тенденции, поскольку DITIB напрямую связан с турецким государством, где с момента захвата власти Эрдоганом исламисты занимают ключевые позиции. Однако в алевитских, традиционно весьма светских и либеральных исламских организациях исламистские тенденции не прослеживаются, да и дискуссия об антисемитизме в собственных рядах велась открыто”.

Он указывает на то, что последняя волна миграции из арабского мира принесла в Германию форму антисемитизма, которую нельзя приписать исламизму: “Среди 5 млн мусульман в Германии сегодня насчитывается около 800 тыс. сирийцев и иракцев. Арабский национализм, по-прежнему влиятельный в этих странах и с момента своего возникновения тесно связанный с антисемитизмом, способствует тому, что многие светские сирийцы и иракцы имеют антисемитские настроения и подвержены теориям заговора”.

Однако важно не стричь всех под одну гребенку: “Около 30% сирийцев в Германии являются курдами и не разделяют идеологию панарабизма, в том числе и потому, что сами затронуты арабским национализмом и подвергаются дискриминации. Наши интервью с более чем 150 беженцами из Сирии и Ирака показали, что среди них, безусловно, есть люди, которые ставят под сомнение ненависть к евреям и Израилю, пропагандируемую сирийским режимом”.

Остается вопрос, применяют ли политики на практике те знания и навыки, которые пропагандируют. Приносят ли результаты вышеупомянутые публикации, семинары и программы по борьбе с дискриминацией?

Актуальная практика земельного правительства ставит под сомнение серьезность его отношения к проблеме исламского антисемитизма. Так, в прошлом году Министерство интеграции пригласило участвовать в проекте “Мусульманское взаимодействие в Северном Рейне – Вестфалии” дочерние организации “Братьев-мусульман”, то есть структуры, которую оно само классифицирует как исламистскую и к которой у него много критических замечаний в плане антисемитизма. Как это сочетается?

Политических лидеров Северного Рейна – Вестфалии также порой можно увидеть в подозрительной близости от экстремистов. Так, 3 октября 2019 г. по случаю “Дня открытой мечети” обер-бургомистр Ремшайда Буркхард Маст-Вайш (СДПГ) и депутат ландтага от той же партии Свен Вульф вместе с политиками, представляющими ХДС, “зеленых” и Левую партию, посетили мечеть турецкой правоэкстремистской организации “Серые волки”. Похоже, что в Северном Рейне – Вестфалии политпросвещение по вопросам антисемитизма необходимо проводить не только среди мигрантов, но и в министерствах, мэриях и ландтаге.




Источник: "Еврейская панорама"


 


 

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x