ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: предоставлено автором
Блоги

Большой "Сезон"

Я услышал, как Амнон Абрамович жаловался вчера на "насилие правых". Это заставило меня написать о большом "Сезоне".

Именно сегодня, 10 Ава, 15 лет назад начался большой "Сезон".

Операцией "Сезон" 75 лет назад назвали охоту сил "Хаганы" на членов организации "Эцель". "Эцелем" руководил ревизионист Менахем Бегин, а Бен-Гурион приказал "Хагане" выловить всех членов правого ревизионистского движения "Эцель" и выдать их британским властям. Многих тогда поймали, пытали, некоторых даже убили. Пойманных британцы заключили в тюрьму.

Я называю эту операцию малым "Сезоном", потому что все еврейское население Эрец-Исраэль было тогда небольшим, число членов "Эцеля" было относительно невелико, а виновниками преступления были еще даже не партии, а отдельные движения и группировки.

Огромная власть государства против своих граждан тогда еще не использовалась, просто потому, что еще не было государства.

Но 15 лет назад 10 Ава начался большой "Сезон", в котором участвовало государство.

Социалистическое движение, которое возглавляло еврейский ишув во времена малого "Сезона", превратилось в рабочую партию, которая правила страной вплоть до политического "переворота" в 1977 году. На смену правящей партии "Авода", которой в тот момент руководил Шимон Перес, пришел ревизионистский "Ликуд" во главе с Менахемом Бегиным. Но у "Ликуда" не было (и до сих пор нет) существенной альтернативы политическому пути левых.

Из-за этого все неизбираемые ключевые позиции: в юридической системе, в культурной жизни, в научных кругах, в средствах массовой информации, а затем и в оборонной системе, остались в руках левых.

Таким образом, с 1977 года и до сегодняшнего дня правящие Израилем силы поделены на пять частей, четыре из которых остались в руках левых.

А правым достался только "мизинец" - политическая система, которая является единственной выборной властью.

На выборах 2001 года "Ликуд" во главе с Ариэлем Шароном победил партию "Авода". Среди предвыборных обещаний Шарона был лозунг "Судьба Нецарима равна судьбе Тель-Авива", то есть приравнивание статуса поселений Гуш-Катифа к статусу Тель-Авива.

Но Шарон, который всю жизнь верил в ястребиную политику и активное заселение Израиля, был запятнан тяжелыми коррупционными скандалами. Средства массовой информации и судебная система в полной мере воспользовались этой его слабостью.

Против премьер-министра было начато расследование, что само по себе было правомерно. Но оно сопровождалось настоящим "фестивалем" в средствах массовой информации.

Шарон (по-видимому, по совету своего помощника, адвоката Дова Вайсгласа) ясно осознал, что существует только один способ избежать законного приговора и тюремного заключения. Для этого нужно понравится левым.

И он решил использовать государственные инструменты насилия, то есть полицию и вооруженные силы, для нового "Сезона", так же направленного против идеологического авангарда правых. Жертвами его были уже не бойцы "Эцеля", как в малом "Сезоне", а поселенцы.

Так родился план "размежевания" - выселения евреев из Гуш-Катифа и Северной Самарии.

Успех Шарона был быстрым и абсолютным.

С того момента, как был объявлен новый "Сезон", СМИ и судебная система заморозили все относящееся к расследованиям дел Шарона.

Амнон Абрамович без стыда и без колебаний объявил в эфире (для всех тех левых, кто еще не перестроился), что "Шарона следует хранить, как хранят этрог в суккот, чтоб на нем не появилось ни пыли, ни царапинки" (по крайней мере до конца выселения).

Ярон Лондон публично призвал избивать правых демонстрантов железными цепями - и были те, кто откликнулся на его призыв (и это были культурные сливки левых, а не какие-то там маргиналы).

Средства массовой информации не сообщали о насилии в отношении правых демонстрантов. Напротив, его поощряли, и не было никаких расследований против жестокости полицейских.

Единственный политический шанс остановить Шарона находился в руках министра финансов Биньямина Нетаниягу, который мог возглавить восстание внутри самого Ликуда и заставить правительство остановить это безумие. "Если Нетаниягу проголосует против плана Шарона, я также буду голосовать против - иначе нет никакого смысла это делать, мы не преуспеем", - объяснил мне занимавший тогда должность министра финансов Исраэль Кац. За ним последовали и другие министры, которых мы изо всех сил уговаривали остановить выселение.

Но Нетаниягу решил не рисковать собой и своими планами, чтобы остановить большой "Сезон", и проголосовал за него в Кнессете.

Руководимому мною движению "Еврейское руководство в Ликуде" удалось заставить Шарона объявить референдум по вопросу о "плане размежевания". Все средства массовой информации мобилизовались, чтобы убедить членов "Ликуда" голосовать за большой "Сезон". По данным опросов казалось, что победа Шарона гарантированна.

Средства массовой информации полностью обелили премьер-министра от его коррупционных действий и теперь мобилизовались для того, чтобы изобразить поселенцев бандитами и нахлебниками. Поселенцы бесплатно раздавали жителям страны свои прекрасные сельскохозяйственные продукты, они пытались в личных встречах с гражданами показать им свое истинное лицо, но их благородство и самоотверженность не привели к успеху. Хоть Шарон и проиграл референдум, но объявил, что это его ни к чему не обязывает.

Судебная власть и средства массовой информации, конечно же, поддержали Шарона.

И в тот день - 10-го числа месяца ав в 5755-м году еврейского летоисчисления - начался большой "Сезон".

Судебные власти начали применять групповые наказания. Например, они поместили группу 14-летних девушек в КПЗ до конца разбирательства их дела. Вот какую "защиту" получили от нашей честной и беспристрастной системы правосудия граждане, оказавшиеся на "неправильной" стороне.

Государство Израиль мобилизовало армию и вступило в войну против тысяч наиболее верных и законопослушных граждан. Целью было изгнать их из законно приобретенных домов и полностью эти дома уничтожить. А также снести все общественные здания и даже выкопать мертвых из могил.

Во главе операции стояли те, кто успешно двигался по карьерной лестнице и не хотели с нее слететь. Все участники операции получили дополнительное денежное вознаграждение. Солдат обучили не смотреть в глаза депортированным и не слушать их крики. Все солдаты подверглись интенсивной психологической обработке. На политинформациях им внушали: "Тот, кто отказывается выполнять приказ о депортации евреев и уничтожении их домов, ставит под угрозу государство Израиль". То есть солдаты должен подчиниться приказу просто потому, что это приказ.

В этом подходе воплотилась самая суть тоталитаризма - идея о том, что государство превыше всех других ценностей. И эту идею поддержали научные и культурные круги, средства массовой информации и судебная власть.

Результатом большого "Сезона" стало то, что Гуш-Катиф и четыре еврейских поселка в Самарии (Ганим, Кадим, Хомеш и Санур) были разрушены до основания. Израиль стал заложником Газы, а Сдерот стал городом, постоянно страдающим от ракетного террора. Раз в несколько лет ракетные залпы обрушиваются на все крупные города от Ашкелона до Тель-Авива. Так жители Израиля стали законной целью террора. Сотни солдат и десятки мирных жителей были убиты, тысячи террористов были освобождены в обмен на похищенных солдат, и после освобождения эти террористы немедленно опять вернулись к террору против Израиля.

Результаты этого большого "Сезона" затрагивают всех жителей Израиля. И ответственны за него не только те левые, кто его продвигал и кто открыто действовал исходя из своей идеологии. Большая ответственность лежит на тех правых, во главе с Биньямином Нетаниягу, кто не помешал этому.

Но самая главная вина лежит на лидерах религиозного сионизма.

Как оказалось, у них нет реальной альтернативы "Ликуду". Раввины-руководители у религиозных сионистов получают от государства зарплату и бюджет на свои учреждения. И они сотрудничали с государством в деле депортации Именно они требовали от солдат в кипах выполнять приказ о выселении. Тысячи правых демонстрантов пришли в Кфар-Маймон, находящийся рядом с сектором Газа, чтобы оттуда всей массой двинуться в Гуш-Катиф и остановить бедствие. Три дня Совет поселений и видные раввины удерживали людей в Кфар-Маймоне, не давая им выйти из-за забора, окружающего поселок, а потом отправили всех по домам.

Там, в Кфар-Маймоне, стало ясно, что идеология лидеров религиозного сионизма - это фикция, потому что она не в состоянии определить свою идентичность и установить границы, которые она отказывается перейти. Оказалось, что религиозный сионизм полностью зависит от светского сионизма и поэтому на самом деле не существует. Ноль мандатов, которые в настоящее время получает в опросах раввин Рафи Перец и его партия "Еврейский дом" (бывший МАФДАЛ) является последним признаком гибели религиозного сионизма в Кфар-Маймоне.

Все, что осталось у религиозного сионизма - это "Ямина", правый "хвост" "Ликуда". Лидеры "Ямины" открыто заявляют о своем намерении при первой же возможности перейти в "Ликуд".

Сегодня, 10 Ава 15 лет назад, начался большой "Сезон".

Я не мог не напомнить об этом, услышав, как вчера Абрамович говорил о насилии правых...

Источник: Facebook

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x