ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Википедия
Блоги

"Этот праздник со слезами на глазах..."

75 лет назад нацизм в Европе был разгромлен.

 

Ранним утром 9 мая 1945-го я проснулся от радостных криков: “Война кончилась! Немцам капут!” Во дворе соседи, обычно сдержанные сибиряки, смеясь и плача обнимали друг друга. Ведь почти в каждой семье отцы и дети воевали, а многие погибли. Я побежал в школу, где нам объявили, что уроков не будет. И мы, восьмиклассники, вместе с толпами народа вышли на главную улицу Красноярска. Впереди, пошатываясь, брел солдатик с перевязанной головой и орал “Катюшу”. Обнявшись с ним и продолжая распевать военно-патриотические песни, мы двинулись навстречу первому мирному дню…

 

Капитуляция поэтапно

Позже я узнал, что вермахт стал частично сдаваться на милость победителей еще раньше. 29 апреля капитуляцию подписал командующий группы армий в Италии и Австрии генерал-полковник Г. Фитингоф-Шеель. 2 мая перед Красной армией капитулировал берлинский гарнизон под командованием генерала Г. Вейдлинга. 4 мая армейская группа фельдмаршала Б. Монтгомери приняла в Люнебурге от командующего германскими ВМС адмирала Г. Фридебурга капитуляцию вооруженных сил в Голландии, Дании, Шлезвиг-Гольштейне и на северо-западе Германии. А 5 мая американский генерал Д. Деверс принял капитуляцию у Ф. Шульца, командовавшего группировкой в Баварии и Тироле.

Согласно завещанию Гитлера, во Фленсбурге было создано переходное правительство во главе с гросс-адмиралом К. Дёницем. Оценив военную обстановку как безнадежную, оно озаботилось тем, чтобы спасти возможно больше немцев путем сепаратного перемирия на Западе и продолжения войны против СССР вместе с армиями наших союзников. Попытку заключить подобную сделку предприняли Фридебург и генерал А. Йодль, прилетевшие 5–6 мая в Реймс, штаб-квартиру командующего вооруженными силами союзников генерала Д. Эйзенхауэра, чтобы предложить одностороннюю капитуляцию всех германских войск на Западном фронте.

Однако Эйзенхауэр потребовал от немцев принятия всех условий союзных сил согласно решению Ф. Рузвельта, У. Черчилля и генерала Ш. де Голля на конференции в Касабланке (январь 1943 г.) о полной и безоговорочной капитуляции держав “оси”. В результате переговоров предварительный акт об общей капитуляции был подписан в ночь на 7 мая в Реймсе начальниками штабов вермахта и западных союзников с участием начальника советской военной миссии генерал-майора И. Суслопарова. Тот немедленно передал в Москву предлагаемый текст, но ответ своевременно не пришел, и тогда Суслопаров решился подписать акт от имени СССР. В соответствии с ним германские войска должны были прекратить военные действия 8 мая в 23.01.

Но Сталин с опозданием сообщил о своем категорическом несогласии принять этот документ: “Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, – в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции”.

Церемония подписания Акта о полной и безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил состоялась 8 мая в 22.43 по центральноевропейскому (23.43 по московскому) времени в пригороде Берлина Карлсхорте в здании, где прежде помещался офицерский клуб военно-инженерного училища. От германской стороны акт подписали: генерал-фельдмаршал, начальник Верховного главнокомандования вермахта В. Кейтель, представитель люфтваффе генерал-полковник Г. Штумпф и кригсмарине – фон Фридебург. Приняли капитуляцию: маршал Г. Жуков от советской стороны и заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал А. Теддер (Великобритания). В качестве свидетелей подписи поставили генерал К. Спаатс (США) и генерал Ж. де Латр де Тассиньи (Франция). Для приема капитуляции от имени союзного командования собирался прилететь Эйзенхауэр, но его остановили Черчилль и группа офицеров, недовольные вторичным подписанием. Этим актом было установлено перемирие на всех фронтах Второй мировой войны, обязавшее германские вооруженные силы прекратить боевые действия и полностью разоружиться.

Английский премьер У. Черчилль и президент США Г. Трумэн 8 мая поздравили сограждан с победой. А в Советском Союзе о капитуляции немцев народ узнал из сообщения Совинформбюро 9 мая 1945 г. в 2 часа 10 минут ночи. Левитан зачитал акт о капитуляции фашистской Германии и Указ Президиума Верховного совета СССР об объявлении 9 мая праздником Победы. Вечером с обращением к народу выступил Сталин, был зачитан приказ о полной победе над фашистской Германией и артиллерийском салюте 30 залпами из 1000 орудий. 5 июня 1945 г. была подписана Декларация о поражении Германии, передавшая всю власть в ней победителям. Финалом празднования победы над Германией стал триумфальный военный парад в Москве 24 июня 1945 г.

Но с 1948-го 9 мая перестало быть выходным днем, и на протяжении 17 лет праздничные мероприятия ограничивались салютом. В 1965 г. День Победы снова стал официальным праздником, призванным возродить в народе “гордость за социалистическое отечество”.

В путинской России культивируется миф об исключительной победе Советского Союза, причем роль стран Запада в разгроме гитлеризма явно принижается, а объективный анализ Второй мировой войны карается Уголовным кодексом РФ. Явно замалчиваются боевые действия союзников на Тихом океане, устранявшие угрозу для СССР со стороны японского милитаризма, а также в Африке, на Средиземноморье, в Западной Европе, отвлекавшие значительные силы вермахта от переброски на Восточный фронт, и огромная материальная помощь Советскому Союзу по лендлизу. День Победы в России проводится с помпой и демонстрацией устрашающих вооружений.

Памятная дата, призванная стать днем скорби, стыда и вины, по сути превратилась в безудержную манифестацию величия державы. Символом праздника стали “георгиевские ленточки”, заимствованные у военных наград сталинских времен, а те, в свою очередь, – у царских орденов и крестов в честь св. Георгия Победоносца. Ажиотаж вокруг этой атрибутики выражает дух великорусского шовинизма, милитаризма и обскурантизма. Поэт и публицист Лев Рубинштейн видит в ней “попытку бюрократизации человеческой памяти”, агитационную браваду и показатель кремлевской лояльности. В ряде бывших советских государств ее использование запрещено законом.

 

“Идет война народная...”

Советская пропаганда войну 1941–1945 гг. именовала “великой”, “отечественной”, “священной”. Путинский режим, спекулируя на патриотических чувствах населения, героизирует и романтизирует эту трагедию народов СССР, раздувает роль Сталина как “организатора и вдохновителя победы над гитлеровской Германией”. Причем игнорируется то, что война эта изначально была частью кровавой мировой бойни, одним из главных инициаторов и подстрекателей которой стал Советский Союз. Ведь если бы в 1930-х гг. Сталин, охваченный манией возрождения былого величия России, отказался от подрывного влияния коммунистов на другие страны мира и пошел на сближение с западными демократиями, реальной могла бы стать совсем иная историческая альтернатива: их военно-политический союз против нацистской Германии и своевременное обуздание ее агрессивных планов.

Серьезную ошибку допустили тогда власти Англии и Франции, встревоженные экспансионистскими планами нацистов и коммунистов. Заключив в Мюнхене сепаратное соглашение по “умиротворению” Гитлера за счет Чехословакии, они тем самым поощрили его дальнейшую агрессию и усилили недоверие к Западу Сталина, который стал искать более “выгодные” пути достижения своих коварных замыслов. Он вступил в прямой сговор с Гитлером, что было оформлено в виде пакта Молотова – Риббентропа (август 1939), предусматривавшего отказ Третьего рейха и СССР от взаимного нападения и военных союзов друг против друга, а также секретного протокола о разделе сфер влияния в Восточной Европе между этими державами.

Уже на следующий день после ратификации этих документов нацистская Германия коварно напала на Польшу, что и послужило началом новой мировой войны. А Советский Союз воспользовался сложившейся ситуацией для аннексии западных областей Украины и Белоруссии, Прибалтики, Бессарабии, Северной Буковины, части Финляндии (см. подробнее: “ЕП”, 2019, № 9). По сути эти агрессивные акции стали составными событиями Второй мировой войны. С другой стороны, договор с СССР гарантировал Германии благожелательный тыл на востоке и щедрую помощь советскими стратегическими товарами, что способствовало концентрации ее военных сил на западе, быстрому разгрому союзных армий и захвату почти всей континентальной Европы, ресурсы которой позже широко использовались немцами в войне против Советского Союза.

Ряд российских историков считают этот “успех” советской дипломатии крупнейшей геостратегической ошибкой, поскольку он нанес стране катастрофический урон. Сталин рассчитывал использовать длительную взаимоизнуряющую борьбу Германии и стран Запада для укрепления военной мощи СССР, нанесения превентивного наступательного удара по немцам и покорения ослабленной войной Европы. В действительности же вермахт, одержав молниеносные победы на западе, вместе с союзниками обрушился 22 июня 1941 г. на растянутую и слабо укрепленную советскую границу и стремительно повел широкое наступление вглубь страны. Причем Красная армия, превосходившая противника по численности личного состава и боевой техники, потерпела в первые полтора года войны сокрушительное поражение.

Патриотический подъем, охвативший прежде всего часть горожан и молодежи, наиболее восприимчивую к советской пропаганде, по мере отступления Красной армии спадал. Вначале было немало добровольцев, особенно среди коммунистов и комсомольцев, из которых под контролем парторганов и НКВД формировались отряды народного ополчения и истребительные батальоны, зачастую не оснащенные даже винтовками. Основным источником пополнения армии стала всеобщая мобилизация, давшая за все годы войны 29 574 900 призывников. Но было множество дезертиров и уклонявшихся разными способами от призыва, которых жестоко преследовали, отправляли в штрафные батальоны, карали вплоть до расстрела с конфискацией имущества. Их пособников и осведомленных родственников лишали свободы сроком до 10 лет, остальных ссылали в отдаленные районы Сибири. За весь период войны из рядов Красной армии бежали до 2,5 млн человек, включая перебежчиков к противнику, из них осуждены почти 1 млн и расстреляны 150 тыс.

В числе не желавших воевать и умирать на фронте за советскую власть и социалистический строй были недовольные коллективизацией и раскулачиванием крестьяне, оппозиционно настроенные интеллигенты и рабочие, члены репрессированных и депортированных семей, борцы за национальную свободу своих этносов. Особенно много их оказалось среди населения недавно аннексированных регионов. Они становились коллаборационистами – пособниками оккупантов, уходили в местную полицию и антисоветские отряды Украинской повстанческой армии, прибалтийских “лесных братьев”. В составе вермахта действовали воинские соединения из представителей разных народов СССР: “восточные легионы” численностью до 213 тыс. человек, Российская освободительная армия Власова – 130 тыс., казачьи дивизии – 70 тыс. человек. В целом около 1,2 млн бывших советских граждан вступили в вермахт, СС и разные коллаборационистские формирования.

В беседе с американским дипломатом У. Гарриманом осенью 1941 г. Сталин признал: “Мы знаем, наш народ не хочет сражаться за мировую революцию; не будет он сражаться и за советскую власть. Может быть, будет сражаться за Россию”. О нежелании умирать “за родину, за Сталина” свидетельствует также огромная масса сдававшихся в плен советских военнослужащих. По разным данным, общая численность пленных за время войны составила до 5,2 млн человек. Повышением боевого духа Красной армии занимались замполиты, особисты и смершевцы. С июня 1941-го в РККА создавались заградительные отряды для “беспощадной борьбы со шпионами, предателями, диверсантами, дезертирами и всякого рода паникерами и дезорганизаторами”. А летом 1942-го был издан приказ наркома обороны № 227, получивший название “Ни шагу назад!”. По отступавшим советским бойцам заградотряды открывали прицельный огонь из автоматов.

Разумеется, было на фронте множество подвигов, подлинных проявлений отваги и мужества. По мере того, как солдаты и офицеры овладевали боевым опытом и воинским мастерством, крепла армейская дисциплина, росла готовность и способность побеждать врага. Однако, следуя исторической правде, вряд ли есть смысл говорить о всеобщем “пламенном патриотизме” и “массовом героизме” в годы войны, о “руководящей роли” Коммунистической партии, “морально-политическом единстве” советского общества и “братской дружбе народов”. По словам философа Григория Померанца, “мы до сих пор не умеем отделить от тени кровавого деспота безымянные подвиги тысяч бойцов”.

 

Цена победы

С горечью узнавали мы из военных сводок о городах, оставленных нашими войсками, но представить себе не могли, какими страшными катастрофами обернулись их поражения под Минском, Витебском, Киевом, Вязьмой, Харьковом, в Крыму, где в окружение попали целые армии. К концу 1942 г. немцы оккупировали территорию СССР площадью 1926 тыс. кв. км с населением 70 млн человек, разрушили 1780 городов, поселков и сел, вывели из строя 32 тыс. промышленных предприятий, 4100 железнодорожных станций, 36 тыс. предприятий связи, разграбили 103 тыс. колхозов и совхозов, уничтожили 40 тыс. лечебных учреждений, 84 тыс. учебных заведений. Ущерб, нанесенный нашей экономике, составил 2,569 трлн руб. Страна лишилась трети национального богатства.

В чем причины сокрушительного провала советского военного руководства? Сталинисты объясняют его внезапностью нападения вермахта на СССР и превосходством врага в живой силе, технике, воинской выучке и опыте ведения боевых действий в широких масштабах. При этом игнорируются свидетельства вполне достаточной осведомленности Сталина о готовящемся вторжении германских войск. Он явно недооценил эти данные, переоценил возможности Красной армии и своевременно не принял необходимые меры для укрепления обороны. Факты говорят о том, что количество наших дивизий, танков, орудий и самолетов в начале войны превышало соответствующие показатели немцев и их союзников. Но армия не была вовремя отмобилизована и развернута вдоль западных границ. Опыт военных действий на Халхин-Голе и в Финляндии не был в полной мере учтен. Остро не хватало квалифицированных военных специалистов, многие из которых погибли в период сталинских репрессий. Значительная часть боевой техники устарела или требовала капитального ремонта.

Вопреки хвастливым казенным заверениям, что мы готовы дать отпор любому агрессору, власти и командование оказались некомпетентными перед лицом смертельной угрозы. Впоследствии советские военачальники научились побеждать противника, однако результаты зачастую достигались ценой неоправданно больших потерь без учета суворовского требования: “Побеждать не числом, а умением”. Успех многих наступательных операций оплачивался непомерно огромными жертвами согласно циничному принципу “Цель оправдывает средства”. Об этом позже с болью писал А. Галич:

И было ведомо солдатам,
из дома вырванным войной,
что города берутся к датам.
А потому – любой ценой...

Так значит, ведали.
И все же, себя и прочих не щадя,
сражались, лезли вон из кожи,
спасая задницу вождя.

Сталин явно занижал людские потери советского народа на войне, назвав цифру 7 млн человек. Брежнев говорил уже о более чем 20 млн сгинувших, а полные данные свидетельствуют о 29 млн. Из них 11 944 100 – военнослужащие, которые погибли в боях, умерли от ран и болезней, не вернулись из плена. Кроме того, 15 205 592 советских воина получили ранения, контузии, обморожения и ожоги разной степени тяжести, а 2 576 тыс. из них стали инвалидами на всю жизнь. Наконец, значительная часть жертв войны – мирное население: свыше 7,4 млн человек погибло в результате нацистских репрессий на оккупированной территории, эпидемий и голода, налетов вражеской авиации. Из 5,3 млн человек, угнанных в Германию, более 2,1 млн умерли в неволе. Еще более миллиона умерло в эвакуации от голода, холода и болезней. Демографы считают, что с учетом не родившегося поколения в результате этих потерь общие утраты страны составили 54–56 млн человек. Такой оказалась подлинная цена победы.

 

Герои и жертвы

Среди мирных советских граждан жертвами войны с фашизмом в первую очередь стали евреи. Эвакуироваться на восток успело 1,4 млн еврейского населения, причем из западных областей – всего 100 тыс. Таким образом, вследствие стремительного наступления немцев и безответственности советских властей около 2 млн евреев остались на оккупированной территории. И практически все они были уничтожены гитлеровцами при пособничестве коллаборантов. Но при установке памятников убитым евреям власти твердили лишь о “жертвах среди гражданского населения”.

Вопреки инсинуациям антисемитов, в рядах Советской армии сражались 501 тыс. евреев, причем 27% из них были добровольцами (самая высокая доля среди всех народов СССР). А всего в мире в антинацистской борьбе участвовало около 1,5 млн евреев. Только в СССР более 120 тыс. еврейских воинов получили боевые награды, в их числе 157 – звание Героя Советского Союза (45 – посмертно). В процентном отношении награжденных евреев было по крайней мере не меньше, чем русских. И это несмотря на директиву о предельном ограничении числа награждаемых лиц еврейской национальности. Абрам Левин на год раньше А. Матросова закрыл грудью амбразуру вражеского дзота, за ним – еще четверо евреев. Еще до Н. Гастелло направил горящий самолет в гущу вражеских войск Исаак Прейсайзен, и его подвиг повторили 11 соплеменников. Рядовой Ефим Дыскин, трижды раненный, уничтожил в бою семь танков противника.

На оккупированной территории евреи активно участвовали в партизанском и подпольном движении. В 20 гетто они устраивали саботаж, поднимали вооруженные восстания. В 70 еврейских партизанских отрядах сражалось около 4000 человек, а всего в партизанах насчитывалось до 49 тыс. евреев. Причем 1500 из них воевали в Украине под командование 26 командиров-евреев. Самый крупный партизанский отряд, целиком состоявший из евреев, был создан в Белоруссии братьями Бельскими. Минское подполье возглавлял Исай Казинец, казненный оккупантами в 1942 г. На территории Литвы после уничтожения Вильнюсского гетто геройски сражался отряд “Некама” (“Месть”) под командованием Аббы Ковнера.

За годы войны погибло в боях, умерло от ран, болезней и пропало без вести 198 тыс. евреев – военнослужащих и партизан (39,6% их общего состава). Почти все попавшие в плен евреи были убиты. Из оставшихся в живых воинов еврейского происхождения 180 тыс. (60%) имели ранения. Важным вкладом в победу над фашизмом стал самоотверженный труд советских евреев в тылу. Среди них были знаменитые создатели новой авиатехники, реактивных минометов, боеприпасов, конструкторы танков, ученые и руководители военной промышленности. Более 180 тыс. еврейских ученых, инженеров, директоров и рабочих были награждены за это орденами и медалями СССР, почти 300 удостоены звания лауреата Государственной премии в области науки и техники. Но и об этом советские СМИ намеренно умалчивали, как сегодня – российские.

Разгром нацизма принес человечеству долгожданный мир и спас еврейство от полного уничтожения. Вместе с тем Советский Союз надолго навязал странам Восточной Европы тоталитарные режимы. Советские воины, увидевшие высокий уровень жизни на Западе, вернулись домой к прежнему убожеству и бесправию, вследствие холодной войны народ оказался отрезанным от остального мира. Сталин, его приспешники и последователи, подавляя демократические свободы, всячески разжигали среди населения юдофобские настроения, расправлялись с еврейскими лидерами и интеллигенцией, преследовали приверженцев сионизма и Государства Израиль, иудаизма и еврейской культуры, дискриминировали граждан по национальному признаку. Вот какая “награда” за все пережитые страдания досталась выжившим жертвам Холокоста и мировой войны. Такой была благодарность евреям за героический вклад в общую победу над фашизмом.

 

 

 

Источник: "Еврейская панорама"

 

 

 



 

 

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x