ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: предоставлено автором
Блоги

"Без политического ислама не было бы джихадизма"

В январе в онлайн-формате состоялся "Первый европейский саммит по борьбе с исламистской радикализацией и терроризмом". Его организаторами являются аналитический центр "Сеть лидеров Европы" (ELNET), Фонд им. Жана Жореса и Фонд Фондаполь. Дальнейшие встречи состоятся в феврале, марте и апреле.

Встреча, в частности, показала, что особенно сильно страдают от исламистского влияния школы, и там необходимы срочные изменения. Было отмечено, что в борьбе против исламизма и радикализации необходима стратегия, направленная, наконец, также на "официальный" исламизм, который идет рука об руку с радикальным исламизмом. Должны быть созданы центры документации, чтобы на основе собранных и опубликованных данных подвергнуть исламистов целенаправленному давлению. Было достигнуто согласие о том, что, с одной стороны, политики должны, наконец, прекратить сотрудничество с исламистами, а с другой – государство должно прекратить их финансирование. Одновременно Европа должна сформировать единую комиссию из либеральных мусульман, которая могла бы способствовать обучению имамов и работе в школах.

 

Школа как объект исламизма

Французский министр по вопросам гражданства Марлен Скьяппа нашла четкие слова в отношении убийства Сaмюэля Пати. Обезглавливание учителя онa назвала "атакой на школу и знания", поскольку "критическое мышление и разум – это враги исламизма, основанного на невежестве".

Проведенный во Франции Институтом социологических исследований IFOP по заказу сатирического журнала Charlie Hebdo опрос показал, что для 57% мусульман в возрасте от 15 до 24 лет законы шариата имеют приоритет перед законами Французской Республики. Перепечатку карикатур на пророка Мухаммада 69% мусульман считают "ненужной провокацией", и лишь 19% респондентов полагают, что их публикация способствуют свободе слова. Статс-секретарь по делам молодежи Сара Эль-Хайри подчеркнула на саммите, что должна быть укреплена "цепочка образования", чтобы можно было осуществлять ответные меры через школы: "Мы больше не должны мириться даже с малейшими уступками, не должны заметать пыль под ковер".

 

Узкий взгляд на исламизм

Все участники саммита согласились с тем, что концентрация лишь на терроризме и джихадизме представляет собой слишком узкий взгляд на проблему. Этому было посвящено выступление историка Хайко Хайниша, входящего в научно-консультативный совет созданного в Австрии Центра документации по политическому исламу (см. ниже).

По его словам, политика, СМИ и общество в Европе сходятся во мнении, что исламский терроризм отвратителен. Но когда речь заходит об оценке легально действующего политического ислама, мнения расходятся очень быстро и очень широко. "Многие не видят или сознательно игнорируют связь между этими двумя разновидностями исламизма", – подчеркнул историк, добавив, что только во Франции и Австрии в настоящее время происходит политическая переоценка политического ислама в его "более или менее ненасильственном варианте".

Историк призвал уделять больше внимания "официальному" исламизму, который, по его словам, "прокладывает тоталитарной идеологии путь в Европу" и представляет собой попытку навязать европейцам культурную войну, которая на протяжении многих десятилетий бушует в исламском мире. "Теперь она усилилась и в Европе, а вместе с ней и насилие, – полагает Хайниш. – Политический ислам, даже в его европейском ненасильственном варианте, в конечном счете обеспечивает основу, на которой строится джихад. Без идеологии политического ислама джихадизм не существовал бы".

 

Взаимодействие между легалистами и радикалами

Историк также обратился к тому, что, как правило, упускается из виду. В то время как исламистские движения "Братья-мусульмане" и "Милли Гёруш" в европейских странах прикидываются законопослушными и пытаются действовать ненасильственным образом, стоящая за ними идеология таковой уж точно не является. Он пояснил: "Братья-мусульмане" не отвергают джихадизм в принципе, они лишь отказываются от него в ситуациях, когда оппонент настолько силен, что насильственное противостояние ему может оказаться невыгодным для самого движения. И в этом единственная причина отказа от насилия. В то же время организации "Братьев-мусульман" в Европе поддерживают джихадистские движения в других странах.

"Если мы посмотрим на убийство учителя Сaмюэля Пати или нападение на редакцию Charlie Hebdo шесть лет назад, – сказал Хайниш, – то взаимодействие между этими двумя разновидностями исламизма становится очень конкретным". По его словам, легалистические исламисты используют четкие формулировки против своих оппонентов: "Они начинают кампанию, они определяют цель и четко указывают на нее". Именно так, по его словам, из кругов, близких к "Братьям-мусульманам", указывали на Сaмюэля Пати или Charlie Hebdo, пока другие не возьмутся за оружие и не нанесут физический удар по указанной цели. Историк ясно дал понять, что легалистский и радикальный исламизм настолько сильно связаны друг с другом, что в какой-то степени являются единым целым: "Один не смог бы выжить в долгосрочной перспективе без другого. И те и другие преследуют одинаковую цель: они добиваются общества, основанного на исламских нормах и враждебного нашему демократическому и плюралистическому обществу".

На саммите Хайниш предложил также интегрировать термин "сепаратизм", в последнее время используемый во Франции, и в немецкий язык, пояснив: "Потому что он описывает, что происходит, когда мы позволяем исламистам в наших обществах разгуливать на свободе, когда мы позволяем им делать то, что они больше всего хотели бы делать".

 

"Европа не должна ждать"

Известный австрийский исламовед Муханад Корхиде изложил на саммите свое видение ислама. "Я твердо верю, что нам нужна своего рода реформа ислама, причем она должна исходить от мусульман", – сказал он, ясно дав понять, что в Европе нужны богословские учреждения, академические дискуссии в университетах, но также внедрение в жизнь результатов работы этих учреждений и итогов этих дискуссий. По мнению Корхиде, нам нужно исламское религиозное образование в школах и обучение имамов. "Мы всегда говорим о дефиците, но без альтернатив мы ничего не добьемся, – подчеркнул он. – У нас нет единой европейской концепции, как внедрить европейские ценности в богословие".

Ученый раскритиковал тот факт, что многие европейские страны, такие как Германия и Австрия, считают, что эту проблему должны решать сами мусульмане. "Но под мусульманами они всегда подразумевают организованных мусульман". В Германии и Австрии, по его словам, подобные беседы всегда ведутся только с мусульманскими организациями. Проблема же, по его мнению, заключается в том, что в исламе нет единой церкви, в которой бы мусульмане самоорганизовывались. Они организованы по политическим мотивам, как, например, "Братья-мусульмане" или турецкие организации. Корхиде также предлагает решение этой проблемы: "Решение заключается в том, чтобы европейские государства более сознательно формировали комиссии из экспертов, мусульманских экспертов, которые сформируют просвещенный, открытый ислам, совместимый с современными европейскими демократическими ценностями. И эти комиссии сформируют систему подготовки имамов, образования и религиозного обучения". Глава научно-консультативного совета Центра документации по политическому исламу четко заявил: "Европа не должна ждать, пока мусульмане что-нибудь сделают сами".

 

Знания для выработки контрстратегии

Другое решение проблемы политического ислама и порождаемого им раскола общества было предложено историком Хайко Хайнишем. По его словам, политический ислам пытается разделить наше общество на мусульман и немусульман. "Мы должны аккумулировать знания об этих организациях, об их структурах и их субъектах, что сейчас и намерен делать Центр документации о политическом исламе в Австрии". На основе этих знаний могут быть разработаны контрстратегии. Хайниш также подчеркнул, что нельзя принуждать к изменению ислама или теологии, но следует "оказать как можно большее давление на те организации, которые несут идеологию политического ислама в наше общество, в мусульманские общества". Подобное давление можно было бы создавать с помощью результатов наблюдений и мониторинга, в том числе с помощью СМИ. Историк также предложил запрещать исламистские организации, нарушающие закон об объединениях граждан или уголовное право. А еще, по его словам, важно, чтобы политики перестали сотрудничать с субъектами политического ислама и уж тем более обеспечивать им государственное финансирование.

 

Австрия показывает пример

Хотя Центр документации по политическому исламу в Австрии начал свою работу только в июле 2020 г., его создание уже можно считать успешным. Впервые в Европе существует институт, который занимается феноменом политического ислама научно и, прежде всего, совершенно независимо. Это можно интерпретировать как одну из важнейших на сегодняшний день успешных мер в борьбе против политического ислама со стороны западного правительства.

В Германии же подобный успех кажется далеким делом – там предпочитают создавать экспертные советы по борьбе с исламофобией, укомплектованные лицами, которые сами подозреваются в исламизме, и учеными, которые питают симпатии к исламистам из ложной толерантности (об этом немецкоязычная "сестра" нашей газеты – Jüdische Rundschau – сообщала в декабре минувшего года). Не следует забывать и о том, что идея подобного органа была навязана исламистами. Борьба против закона о религиозном нейтралитете государства также контролируется исламистскими субъектами. В настоящее время Германия способствует успеху политического ислама, а вовсе не борется с ним.

Австрийский центр документации возглавляет эксперт по интеграции Лиза Фельхофер. В его научно-консультативный совет, который возглавляет известный исламовед Муханад Корхиде, входят также немецкий этнолог Сюзанна Шрётер, историк Хайко Хайниш, американский исследователь экстремизма Лоренцо Видино, немецкий юрист Матиас Роэ, теолог Хандан Аксюнгер-Кизиль, юрист Герберт Кальб, эксперт по интеграции Кенан Гюнгер и швейцарский политолог Эльхам Манеа.

Эта квалифицированная независимая команда и центр в целом преследуют цель научного исследования и документирования политического ислама и религиозно-политического экстремизма. Это позволяет вычленить и проанализировать ассоциации, структуры, сети и спонсоров, а также влияние из-за рубежа. Однако есть еще одна особенно важная цель: информировать австрийскую общественность о политическом исламе. Ведь никогда раньше никто не задавался вопросом о том, почему политики до сих пор не проводили в этом плане никакой просветительской работы. Прежде политики и правительства не могли, да и не ставили перед собой цели информировать общественность об исламистских явлениях, просвещать ее и тем самым защищать.

Теперь австрийский центр документации будет ежегодно представлять доклад об экстремизме, содержащий информацию о развитии параллельных обществ и о положении дел с проявлением политического ислама. Впервые при поддержке государства появляется возможность пролить свет на опасность исламизма и распространить знания о нем в обществе.

 

Поддержка вместо борьбы

В Германии подобного просвещения о политическом исламе крайне не хватает. Вместо этого немецкие политики и правительство сотрудничают с исламистскими деятелями и делают их популярными благодаря совместным выступлениям – именно немецкие политики легализовали исламистов в публичном пространстве. Исламисты, пытающиеся достичь своих целей ненасильственными средствами, могут стать "легальными" лишь в результате плохой и ошибочной политики. В настоящее время германское Ведомство по защите Конституции даже видит в "легальном" исламизме самую большую проблему. По состоянию на конец минувшего года Ведомство по защите Конституции насчитывало в ФРГ 20 020 активных исламистов, причем около половины из них – из так называемого легалистического спектра. В 2015 г. федеральное правительство в своих документах приводило цифру 13 920 человек, то есть речь идет фактически об удвоении исламистского потенциала за последние пять лет.

Как бы выглядела ситуация в стране сегодня, если бы несколько лет назад Германия также основала центр документации, который мог бы наблюдать за исламистскими стратегиями и сетями? И насколько велика была бы проблема политического исламизма, если бы общество было более просвещено в отношении его стратегий? Похоже, что Германия движется в другом направлении: в прошлом году, как сообщала "ЕП", генеральному секретарю Центрального совета мусульман в Германии, замеченной в близости к "Братьям-мусульманам", правящей партии Турции и турецкой правоэкстремистской организации "Серые волки", была предложена должность советника в МИДе, что знаменует собой пик легализации политического ислама в Германии.

 

Назвать проблему по имени

Недавно стал доступным основополагающий документ Центра документации по политическому исламу. Он дает определение политическому исламу, что особенно важно, поскольку в публичном дискурсе, особенно в СМИ, этот термин зачастую имеет очень расплывчатое и вводящее в заблуждение толкование, являющееся синонимом исламизма. Многие люди также изображают ислам как априори политический. С другой стороны, именно исламистские деятели сознательно выставляют это важное понятие в негативном свете и инструментализируют его для обвинений в исламофобии. "Несмотря на то что научная дискуссия о феномене политического ислама ведется уже около 60 лет, и сегодня критическая научная дискуссия о нем представляет немалую проблему", – говорится в документе. В нем политический ислам определяется следующим образом: "Общественная идеология и идеология господства, которая стремится преобразовать или повлиять на общество, культуру, государство или политику на основе таких ценностей и норм, которые их сторонники считают исламскими, но которые противоречат принципам демократического верховенства закона и прав человека".

В документе также рассматривается проблема, связанная с тем, что общие определения этого термина касаются стремления к созданию исламского государства. Но особенно сегодня в Европе мы сталкиваемся с еще одним явлением, которое "не имеет в качестве своей (главной) цели захвата государства для превращения его в исламское, а стремится к перестройке общества или его частей в соответствии с определенными религиозными идеями, которые противоречат принципам демократического конституционного государства, правам человека и основам свободного общества, а также к тому, чтобы влиять на государственные институты или перестраивать их в соответствии с этими идеями, в связи с чем речь также идет о политическом исламе". Таким образом, одна из проблем определения заключается в том, что оно не включает в себя подобные современные явления. При этом политический ислам не следует путать с политической активностью мусульман с целью содействия формированию общества.

 

Лево-"зеленая" ширма исламистов

В документе четко определено, что является политическим исламом и, прежде всего, чтó таковым не является. Подобная детальная проработка является моделью для всех европейских государств, потому что бороться с политическим исламом и исламским экстремизмом можно только при наличии конкретного определения, включающего подобное разграничение. Ведь главная проблема в подобной борьбе сегодня – противодействие лево-"зеленого" мейнстрима, а также самих исламистов. Общее у них то, что они осуждают критику политического ислама и дискредитируют его критиков, часто называя их исламофобами или правыми популистами.

И поэтому неудивительно, что не в последнюю очередь среди "зеленых" наблюдается сильная тенденция поддерживать политический ислам. Идеология мультикультурализма, которая особенно прочно укоренилась в этой партии, по-видимому, соблазняет людей к защите политического ислама. Четкое же определение, данное также и в Германии независимым органом, затруднило бы осуждение любой критики ислама как правого или расистского. Потому что четко сформулированный термин не несет в себе опасности исламофобии, да и исламистам было бы сложнее бороться с четко определенным термином и базирующейся на нем законной критики ислама.

Одним из основных направлений деятельности Австрийского центра документации по политическому исламу являются "Братья-мусульмане". Это самое влиятельное исламистское движение является глубоко антисемитским и классифицируется как экстремистское. Его целью является создание исламского государства на основе шариата – исламской правовой и общественной системы. В исследовании Центра документации также делается вывод о том, что "Братья-мусульмане" являются важным действующим лицом в политическом исламе и рассматривают ислам в качестве высшего закона в Австрии и Европе.

Исследователь экстремизма Лоренцо Видино выделяет в документе одну из основных проблем: "Ни одно из европейских правительств не опубликовало официальных руководящих принципов или "белой книги", предписывающей всем властям и учреждениям правильную классификацию организаций "Братьев-мусульман" или надлежащий способ (не)сотрудничества с ними". Решение о том, как с ними обращаться, оставлено на усмотрение властей и самих сотрудников, что, по мнению эксперта, может привести к запутанным, противоречивым решениям: "В то время как члены „Братьев-мусульман“ очень хорошо осведомлены о процессах и механизмах в европейских обществах, обратное не всегда верно“. Тот факт, что в настоящее время научная работа Центра документации формирует основу для принятия решений о том, как поступать с субъектами политического ислама, является большим успехом, который мог бы быть использован не только в Австрии.

Недавно в Австрии были проведена так называемая операция "Луксор", частью которой были обыски у 30 подозреваемых в членстве в организации "Братья-мусульмане". В ходе операции были также записаны телефонные разговоры, в том числе и имеющего очень хорошие политические связи в Вене выходца из Египта А. Р. Как сообщила газета Volksblatt, в распоряжении о проведении обыска сказано: "А. заявляет, что если этот центр документации будет создан, то это будет означать "их конец" в Австрии, если не во всей Европе".

 

 

 

Источник: "Еврейская панорама"

 

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x