ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Пожарно-спасательная служба
Блоги

Кому был выгоден статус горы Мерон

В подготовке празднества в этом году участвовали не менее семи министерств. Министерство по делам религий выделило из своего бюджета 15,5 миллиона шекелей на проведение мероприятия, и инженер, нанятый этим министерством, разрешил его проведение. Около 20 миллионов шекелей Министерство транспорта потратило на обеспечение подвозки участников празднования. Министерство внутренней безопасности отправило на Мерон четыре тысячи полицейских, к организации празднества были причастны министерства здравоохранения, юстиции и развития Негева и Галилеи. "Но виноват, конечно, БАГАЦ".

Почти сразу после страшной трагедии на горе Мерон, унесшей 45 жизней во время празднования Лаг ба-Омера, поклонники Нетаниягу в СМИ и социальных сетях указали на виновника произошедшего. Таковым оказался БАГАЦ. Именно его обвинили в том, что государство фактически не распоряжается происходящим на горе Мерон, на месте захоронения Шимона Бар Йохая, в так называемом комплексе гробницы РАШБИ. Весь он отдан на откуп религиозным организациям, и из-за БАГАЦа государство не может навести там порядок, который мог бы предотвратить трагедию.

Так как БАГАЦ действительно имеет отношение к вопросу владения комплексом, вброс искаженной информации с однозначным указыванием виновного вполне мог оказать влияние на общественность, ищущую ответы на ряд важнейших вопросов, которые возникли в связи с трагедией.

Гробница РАШБИ, которую ежегодно посещают около 1,5 миллиона паломников, из них полмиллиона приезжают в период Лаг ба-Омера, издавна, еще со времен Оттоманской империи, находилась во владении и управлении различных религиозных некоммерческих фондов, так называемых хекдешим. Вначале их было два, и они представляли ашкеназские и сефардские общины города Цфата. Потом внутри этих организаций произошли расколы, и на данный момент с управлением комплексом связаны четыре такие организации.

Вот хроника ключевых событий, связанных с вопросом владения комплексом гробницы РАШБИ:

– 1998 год: начало юридической борьбы вокруг управления комплексом на горе Мерон между четырьмя религиозными фондами (хекдешим).

– 2008 год: очень серьезный отчет государственного контролера Михи Линденштрауса, который указывал на то, что постоянные юридические конфликты и ссоры между фондами по вопросу управления комплексом приводят к тому, что ими много лет не осуществляется нормальное руководство, и поэтому затруднены модернизация и развитие комплекса. Госконтролер также указывал на то, что состояние построек в комплексе и их техническое обслуживание очень низки и не соответствуют святости места. В отчете был указан целый ряд нарушений вопросов пожарной и другой безопасности, предлагались пути решения вопросов, связанных с массовыми посещениями паломниками могилы РАШБИ.

В этом же году по указанию БАГАЦа создается так называемая "Комиссия пяти", в руки которой переходило руководство комплексом. Четыре места в ней занимают представители четырех религиозных организаций, действующих на территории гробницы, и еще один член комиссии представляет государство. При этом за ним остается решающее слово в решениях комиссии.

– 2011 год: государство начинает попытки национализировать гробницу. Было принято решение о создании правительственной компании, через которую должны были проходить финансовые потоки, предназначенные для развития и поддержки комплекса РАШБИ. Конечной целью была поставлена полная национализация комплекса и передача всего руководства им, в том числе организации празднования Лаг ба-Омера, в руки государства. Харедим выступают резко против этого шага, в местах их компактного проживания появляются пашквили, направленные против тогдашнего министра финансов Юваля Штайница, подписавшего решение о национализации.

Государственный контролер проверяет, исправлены ли недочеты, на которые указывал отчет 2008 года, приходит к выводу о том, что базисная проблема урегулирования вопроса с управлением комплексом абсолютно не решена, а указанные в отчете 2008 проблемы с инфраструктурой не решены.

– 2013 год: уже при министрe финансов Яире Лапиде была создана правительственная компания "Фонд РАШБИ и его наследия", которая должна была руководить комплексом гробницы РАШБИ. Компания находилась в ведомстве Министерства туризма. Ее бюджет составляет 27,86 миллиона шекелей, к этому надо прибавить 2 миллиона шекелей на текущие расходы и 5,7 миллиона шекелей на техническую эксплуатацию построек и инфраструктуры комплекса. 5-7 миллионов шекелей выделялось на устройство празднества Лаг ба-Омер. В 2014 году компания переходит в введение Министерства по делам религии.

– 2016 год: после отмены ее полномочий БАГАЦем компания "Фонд РАШБИ и его наследия" была закрыта. Компания успела осуществить несколько проектов вроде строительства моста и рамп на территории комплекса. Полномочия компании были переданы в руки Центра развития святых мест – подразделения Министерства по делам религий.

В этом же году БАГАЦ принимает промежуточное решение, останавливающее процесс национализации. Это решение появилось в связи с тем, что решение о национализации было принято в соответствии с земельными законами Государства Израиль, при этом статус гробницы как святого места не позволяет применить к ней обычные земельные законы. По указанию БАГАЦа начинается процесс по улаживанию конфликтов (медиация) между желающим национализировать комплекс государством и стремящимися сохранить его в своих руках фондами.

– 2020 год: стороны приходят в БАГАЦ с компромиссным предложением, суть которого в том, что три года комплексом будет продолжать руководить "Комиссия пяти" при существенном вовлечении в процесс руководства государства через Центр развития святых мест. Это предложение было принято БАГАЦем. "Комиссия пяти" в рамках этого соглашения назначила руководителем комплекса адвоката Эли Фрейнда.

Объективный взгляд на вышеизложенное позволяет прийти к следующему выводу: государство не было по-настоящему заинтересовано в полной национализации комплекса РАШБИ. Надо вспомнить то, что государственные структуры вовлечены самым глубоким образом в происходящее круглый год на территории комплекса. Множество государственных средств расходуется фактически без всякого присмотра на самые разные цели, но не на полную реконструкцию инфраструктуры и построек, возведенных на территории комплекса пиратским образом, без всякого контроля за качеством строительства и соответствия его правилам безопасности. И всего год назад государство согласилось на продолжение существующего положения, не требуя поменять его радикальным образом. У наблюдающих за ситуаций людей нередко складывалось мнение о том, что "Комиссия пяти" является лишь номинальным руководителем комплекса, фактически им продолжают безраздельно владеть хекдешим.

"Но виноват, конечно, БАГАЦ". Ради внедрения этой мысли в народное сознание можно отбросить не укладывающиеся в эту концепцию факты, например то, что Министерство по делам религий фактически является "крышей" распоряжающихся комплексом гробницы РАШБИ религиозных фондов. Раввин Исраэль Дери, занимающий пост ответственного за северный район в Центре развития святых мест, который уже около двадцати лет руководит всей логистикой устройства празднества Лаг ба-Омер, является государственным служащим, получающим зарплату от Министерства по делам религий. В подготовке празднества в этом году участвовали не менее семи министерств. Министерство по делам религий выделило из своего бюджета 15,5 миллиона шекелей на проведение мероприятия, и инженер, нанятый этим министерством, разрешил его проведение. Около 20 миллионов шекелей Министерство транспорта потратило на обеспечение подвозки участников празднования. Министерство внутренней безопасности отправило на Мерон четыре тысячи полицейских, к организации празднества были причастны министерства здравоохранения, юстиции и развития Негева и Галилеи.

Нет сомнения в том, что за все те годы, которые прошли с первой попытки национализировать комплекс гробницы РАШБИ, если бы у государства было реальное желание это сделать, вопрос был бы уже решен. Поэтому вместо того, чтобы обвинять БАГАЦ, тем самым держась магистральной линии периода правления Нетаниягу, видящей в Высшем суде справедливости корень всех проблем Израиля, стоило бы задаться вопросом, кому именно выгодно соблюдение нынешнего положения на горе Мерон и какие они имеют с этого политические, финансовые и другие преференции.

Источник: "РеЛевант"

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x