ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Государственное пресс-бюро
Общество

В Израиле скончалась известная советская "отказница" и узница Сиона

Минувшей ночью в Реховоте в возрасте 90 лет скончалась Ида Нудель – известная советская диссидентка и правозащитница. Ее похоронили сегодня же на кладбище ха-Яркон под Петах-Тиквой.

Ида Нудель родилась в 1931 году – по одной версии, в Новороссийске, по другой – под Москвой. Как написала она сама в книге "Рука в темноте", когда ей исполнился год, родители отвезли ее к дедушке и бабушке, которые жили и трудились в еврейском колхозе под Джанкоем, и оставили там на два года. В три года родители забрали ее в Москву. Девочка разговаривала только на идише, русского не знала, в первое время не могла играть с детьми во дворе. Родители ее идиш знали, но разговаривали с ней и второй дочерью, Леной, только на русском, чтобы у тех не было "еврейского акцента".

В 1941 году, когда началась война, ее отец, офицер запаса, ушел на фронт. Больше Ида его не видела. Многочисленных крымских родственников истребили немцы. Семью эвакуировали из тюрьмы в Тюмень. Туда пришла и "похоронка" на отца, который погиб под Сталинградом

Ида Нудель вспоминала, что всю жизнь в СССР она чувствовала себя "не такой". Ее называли "жидовкой", "еврейкой", а после "дела врачей" жизнь совсем стала невыносимой, но инженерно-экономический институт ей удалось окончить. В конце 50-х от рака умерла ее мать. Как-то сын сестры, вернувшись из детского сада, стал умолять маму и тетю сказать ему, что он "не еврей, а советский".

Ида Нудель стала слушать западные радиостанции. В 70-м году "Голос Израиля" сообщил про группу евреев, арестованных в СССР по "самолетному делу". Она начала учить иврит и запросила вызов в Израиль.

"Я была совершенно уверена, что умолять их не буду. Я с детства была сыта антисемитизмом, и жить, не думая о том, что я еврейка, будет огромным счастьем. Я сформировалась эмоционально, когда читала на московских заборах призывы: "Бей жидов, спасай Россию!" Я сформировалась эмоционально, когда читала письма моего отца, офицера Красной Армии, погибшего, защищая Сталинград, что евреям-офицерам стреляют в спину их же солдаты. Я окончательно сформировалась, когда мои товарищи студенты обвиняли евреев в шпионаже, вредительстве, и имя моего народа было "убийцы в белых халатах". Я стою перед моими судьями и слушаю их нелепости об Израиле и вновь читаю предупреждение самой себе - "не вступай в спор", - писала она.

В начале 70-х московский ОВИР отказал ей в выезде, объявив, что это "нецелесообразно ввиду безопасности страны". Ида Нудель работала инженером-проектировщиком в микробиологической промышленности, и сотрудница ОВИРа сказала, что она "могла подслушать что-нибудь важное".

Параллельно документы на выезд подала ее сестра Лена со своим мужем – их выпустили в Израиль. А Иду Нудель уволили с работы и больше не брали по специальности – кадровики узнавали, что она подавала документы на выезд, и отказывали в приеме на работу.

Тогда Нудель активно "занялась сионизмом" – она стала связной для множества людей из разных городов, которые хотели уехать в Израиль, ее квартира превратилась в своеобразный "перевалочный пункт". Она устраивала голодовку в ЦК КПСС в защиту Владимира Маркмана, арестованного в Свердловске за "клевету на советский строй". Стала ходить на собрания у московской синагоги. Носила заявления протеста в приемную президиума ЦК КПСС, вопреки давлению, которое на нее оказывали в милиции и Комитете государственной безопасности.

Позже она решила наладить упорядоченную классификацию еврейских заключенных в СССР, стала собирать сведения обо всех, кого сажали в тюрьмы начиная с 70-го года. Ида Нудель начала активную борьбу за права заключенных евреев, в том числе путем демонстраций и обращений в иностранную прессу. Она разработала специальную систему официальных жалоб, основанную на противоречиях между тюремным начальством, милицией и КГБ, позволявшую добывать информацию о заключенных и защищать их права.

"Мне удавалось помочь почти каждому, о чьих проблемах я узнавала. Я не могла их освободить, я не могла их уберечь от конфликтов с администрацией и заключенными, но я научилась укладывать их в больницу, получать дополнительное питание, восстанавливать переписку с родными и друзьями, иногда вытаскивать из карцера, кого-то сохранила от изнасилования, окружила стеной "неприкасаемости", - вспоминала Ида Нудель.

Она была в числе 100 евреев, которые направили в ЦК КПСС письмо с отказом от гражданства после того, как советские власти отказались осуждать убийство евреев-спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене.

Иду Нудель трижды арестовывали, один раз она отбыла 15 суток в тюрьме. В 1978 году против нее возбудили уголовное дело из-за вывешенной в окне желтой звезды и приговорили к 4 годам ссылки, которую она отбывала в селе Кривошеино Томской области. После освобождения в 1982 году ее лишили московской прописки и не позволяли прописаться нигде, кроме Бендер в Молдавии, где она провела еще пять лет. Лишь в 1987 году, на третьем году перестройки, ей разрешили покинуть СССР.

В Израиль она прилетела на личном реактивном "боинге" американского миллиардера Арманда Хаммера, вместе со своим псом породы колли, которого ей подарил в Томске отказник Виктор Елистратов.

В Израиле Ида Нудель поселилась сначала в Реховоте, потом переехала в соседний поселок Кармей-Йосеф – там жила ее сестра Лена с семьей. Несколько лет назад она снова вернулась в Реховот.

После репатриации Ида Нудель практически не занималась общественной деятельностью. Она основала организацию "Эм ле-эм", занимающейся помощью в обучении детей-репатриантов. Резко критиковала государственную систему абсорбции репатриантов из СССР.

Придерживалась правых взглядов, неоднократно шокировала лево-социалистический израильский истеблишмент выражением сионистских позиций – в частности, участвовала в протестах против депортации евреев из сектора Газа, предпринятой Ариэлем Шароном в 2005 году, и публично высказывала сомнения в общепринятой версии убийства Ицхака Рабина.

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x