ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Фейсбук"
Блоги

Наталка

Двадцать четвертого в супермаркете люди говорили, что их предки правильно назвали февраль лютым.

Украинцев стали убивать сразу - и с воздуха, и с земли, и вблизи, и издалека, из танков и гаубиц, с оптическим прицелом и в упор. А их землю выжигать до тла.

Сергей и Наталка жили в Харькове. Он посадил беременную жену в поезд, проводил до Польши и вернулся на войну.

Мать наотрез осталась с котом и собакой.

Русские далеко, может, обойдется? Они на Киев зубы точат, ну, на Одессу. А кому нужен этот Лисичанск? Тут родня и друзья, огород, и могила мужа, и деда с бабкой. И если над головой летают, таки ладно.

Наталка в Польше на девятом месяце волонтерила: раскладывала гуманитарку по коробкам. И руки чем-то заняты, и голова, и люди кругом. Так что, если схватки, то хоть помогут.

Телефон Сергея замолчал в марте; звонили из батальона, сказали: скорее всего, он в плену, или кто его знает, а нашли через неделю полузасыпанного землею в окопе возле пулемета, вокруг десятки мертвых врагов.

Наталка не плакала. Не было сил. А еще боялась, вредно для ребенка. Ребенок всю ночь толкался, будто знал. И наверное, горько плакал.

В конце марта позвонили из Харькова: разрушили пятиэтажку в Салтовке, сгорела квартира, где они с мужем недавно встречали Новый год, ездили гулять в парк, строили планы.

В апреле умерла мать Оксана Николаевна. Рак доконал. В Лисичанск еще не часто, но "прилетало".

Наталка звонила, умоляла похоронить маму по-людски.

Собака выла как полоумная.

Сколотили гроб, батюшка ночью в доме отпел, мужики снесли на кладовище, пока темно, и успели до утренних обстрелов.

С холма было видно, как внизу горит Северодонецк.

Страшно горит. Некоторые хаты пылали, как скирды на поле.

Наталка копила на коляску, на кроватку и всякие детские причиндалы. Но почти все сбережения послала подруге - на памятник матери. Сделали на совесть, из гранита, крест из лабрадора: прислали фото по Интернету.

Просила: за отчим домом присматривать, думала вернуться в Лисичанск с ребенком после войны.

Подруга присматривала и писала: все хорошо, вещи на месте, даже "Зингер" не украли, мамины герань и фикус поливают, - то она, то ее дочка.

Вдруг подруга замолчала, от дочери пришло: "Дорогая Наталья Васильевна, мама погибла в клубе Крупской при артналете".

В конце мая от гаубичного снаряда сгорел дотла отчий дом в Лисичанске.

А заодно разнесли кладбище. Ракета угодила как раз туда, где захоронена родня, и на месте свежей могилы матери большая воронка, глина вперемешку с обрывками траурных лент, сухими цветами, обломками гранита.

В этот день Наталка потеряла все.

Задумала умереть тихо, незаметно, так, чтобы поляков не тревожить, и чтобы поменьше беженок знали. Закрылась в подвале. Но старая пани Зося, что приютила Наталку, заметила, уговорила, дочка, не надо, дитя ни при чем.

Наталка рожала девчонку в первых числах июня, тяжко, яростно, самозабвенно. Будто и не рожала вовсе, а мстила оркам.

И никогда еще в роддоме польского городка не слыхали столько мата.

Акушерка, когда поднесла к Наталке ребенка, сказала: "Narodziła się Ukraina!" ("Украина родилась!")

Назвала Оксаной, в память о матери.

Девчонка получилась с карими решительными глазами и громким голосом.

Но когда мать с ней говорит, умолкает и слушает.

Эти суки думают, говорит Наталка дочери, что всех нас убьют, и не останется никого. Даже тех, кто мог бы вспомнить, на что были готовы враги, когда нас убивали.

Пусть даже и Наталка не доживет.

Но Оксана не забудет.

Потому что все равно будет день, когда в Украине не останется ни одного живого пришельца из России.

Тогда они построят новую страну. Которая не станет никому угрожать.

Потому что, кроме садизма и смерти, есть обычная мудрость - просто жить, не мешая другим.

Просто жить - строить дом и любить своих детей.

Источник: Facebook

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x