ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Полиция Израиля
Блоги

“За все на евреев найдется судья…”

Обвинение в антисемитизме может, как и любое другое, быть использовано в качестве политического инструмента. Но правда также в том, что утверждение о евреях, которые, по выражению писателя Мартина Вальзера, размахивают “дубинкой Холокоста”, чтобы отстаивать свои интересы и нарушать мирное сосуществование, уже является частью антисемитского синдрома. Как писал в одном из своих “гариков” Игорь Губерман:



За все на евреев найдется судья.

За живость. За ум. За сутулость.

За то, что еврейка стреляла в вождя,

За то, что она промахнулась.


Предостережения в отношении якобы всемогущих “индустрии Холокоста” и “израильского лобби” уже давно и повсеместно присутствуют в политическом дискурсе. Но когда группа ученых и журналистов под руководством историка Вольфганга Бенца в новой, широко обсуждаемой в СМИ антологии “Streitfall Antisemitismus” (“Антисемитизм: противоречие”) пытается объявить реальной проблемой не безудержную враждебность по отношению к евреям, а то, что те обвиняют юдофобов в антисемитизме, следует задуматься, кому это нужно. Тем более что находящийся на пенсии бывший руководитель Центра исследований антисемитизма при Техническом университете Берлина и прежде выступал с неоднозначными заявлениями, в частности, отрицал существование исламского антисемитизма. Когда в 2012 г. во французской Тулузе джихадист застрелил учителя и четырех детей возле еврейской школы, Бенц не увидел в этом “нового измерения антисемитизма” и поставил под сомнение антисемитские мотивы преступника, предположив, что выбор жертв мог быть случайным. А до того Бенц дал благожелательное интервью шиитскому сайту “Мусульманский рынок”, создатели которого находятся под наблюдением Ведомства по защите Конституции в связи с исламистско-антисемитским подстрекательством.


В книге авторы пытаются ответить на вроде бы правомерный вопрос, который они сами себе задали: когда обоснованная критика политики Израиля в отношении палестинцев пересекает границы допустимого и становится враждебной по отношению к евреям? Ответ для того, кто его действительно ищет, прост: обоснованная критика Израиля никогда не пересекает границ враждебности по отношению к евреям. Ведь обоснованная критика, как говорит сам этот термин, обоснована. Только необоснованная критика Израиля может быть враждебной по отношению к евреям, а именно – когда она демонизирует Израиль, отрицает его легитимность и критикует евреев за то, что считается допустимым для других народов.


Бенца и его сообщников такой ответ, естественно, не устраивает, именно поэтому в своей книге они и напускают на этот элементарный вопрос столько тумана, призванного замаскировать многие проявления современного антисемитизма.


Тон задает уже предисловие, в котором говорится о “ворчливых критиках” антисемитизма, “мелочных” и преисполненных “рвением” и “дерзостью”. С откровенно фанатичной страстью эти безымянные “активисты” заняты “выслеживанием, навешиванием ярлыков, преследованием и нейтрализацией антисемитизма и антисемитов”. У прочитавшего это может сложиться впечатление, что в Германии каждый день линчуют антисемитов, хотя на самом деле всe наоборот: именно враги евреев заняты тем, что выслеживают, клеймят и преследуют.


После такого вступления не удивляет, что авторы всеми силами стараются багателизировать реально существующий антисемитизм – когда его не практикуют зигующие неонаци. Связанный с Израилем антисемитизм, говорят они, является всего лишь “побочным проявлением враждебности по отношению к евреям”, поэтому призывающая к бойкоту Израиля организация BDS “не враждебна по отношению к евреям” и не угрожает праву Израиля на существование. Один автор упорно доказывает, что публикуемые германскими СМИ антиизраильские карикатуры безобидны (“У Нетаньяху ведь действительно большой нос и оттопыренные уши”), а другой со всей серьезностью жалуется, что “даже учеников, которые для оскорбления своих одноклассников используют слово „еврей“, называют антисемитами”. Интересно, а как их следует называть? И еще более интересно, успокоит ли еврейских школьников, вынужденных ежедневно сносить подобные выходки, утверждение историка Юлианы Ветцель о том, что “оскорбление „Ты, еврей!“ может, но не обязательно должно иметь антисемитскую коннотацию”.


Вопрос в том, кто, по мнению авторов, виноват в том, что термин “антисемитизм” служит для того, чтобы “без дифференциации затыкать рты”. Иными словами, навязывать бедным немцам запреты, ограничивая их в свободе слова. Авторы не сомневаются в том, что у этого “политически мотивированного денонсирующего акционизма” имеются мощные движущие силы, способные поставить на колени всех – от СМИ до Бундестага.

 

Авторы не галлюцинируют о мировом еврейском заговоре (для этого у них достаточно образования), но не могут обойтись без упоминания “еврейского влияния”. С одной стороны, есть “израильское правительство, его сторонники и многие консервативные евреи”, с другой – “либеральные и левые евреи”, такие как Ноам Хомский, Джудит Батлер и Альфред Гроссер, которые говорят то, что хотят услышать от них немецкие исследователи антисемитизма. На стороне зла, как поясняет нам один из авторов, находится и Центральный совет евреев в Германии.


В качестве своеобразного алиби авторы сборника используют двух персонажей из Израиля – экс-посла Шимона Штейна и историка Моше Циммермана, которые охотно вторят немецким “ученым”, утверждая: “Не Израилю решать, что является еврейским”.


Центральный совет евреев в Германии сертифицирован как “находящийся в подчинении у официального Израиля” и “выступающий в качестве его рупора”. Авторы могли бы прямо написать, что евреи в Германии составляют нацию внутри нации, но пока еще они не формулируют так открыто, опасаясь репрессий со стороны государства и злокозненных СМИ: “Политика и СМИ в Германии, к сожалению, запуганы Израилем и его рупором – Центральным советом”.


Как хорошо, что есть еще такие честные ученые, как Вольфганг Бенц, которые не позволяют никому указывать им, что делать. Ведь то, как должны вести себя евреи и что такое антисемитизм, до сих пор определяется немецкой интеллигенцией. И потому (видимо, для усиления воздействия труда Бенца со товарищи и улучшения его продаваемости) более 60 ученых, писателей и художников из ФРГ и Израиля в письме к канцлеру Меркель предостерегают от “инфляционного, фактически и юридически необоснованного использования термина „антисемитизм““, выражают обеспокоенность по поводу угрозы свободе выражения мнений, которая направлена на “подавление законной критики политики израильского правительства”, и обрушиваются с критикой на уполномоченного федерального правительства по вопросам борьбы с антисемитизмом Феликса Кляйна. По их словам, он при поддержке правых популистских голосов из Израиля “отвлекает внимание от реальных антисемитских настроений и беспорядков, которые на самом деле подвергают опасности еврейскую жизнь в Германии” (показательно, что подобные заявления начали звучать после того, как Кляйн стал обращать больше внимания общественности на левый и исламский антисемитизм). Очень напоминает заявление Бенца в одном из недавних интервью: “У нас есть полиция, к сфере ответственности которой относится реакция на все преступные деяния, включая насилие в отношении меньшинств и ксенофобское подстрекательство. Тогда зачем нам нужны специальные службы по регистрации антисемитских инцидентов? Это ведь льет воду на мельницу алармистов”.


Бывший берлинец и пресс-офицер ЦАХАЛа Арье Шаруз Шаликар, также упомянутый в письме в качестве “рупора Израиля”, так отреагировал на это в Facebook: “60 „критиков Израиля“ из Германии и Израиля объединились и отправили письмо канцлеру с жалобой на меня. Они раздражены тем, что я тематизирую современный антисемитизм в Германии – будь то высказывания справа или слева, с мусульманских, христианских или даже еврейских позиций, будь то заявления теоретиков заговора, рэперов или людей из гущи общества, которые в первую очередь нацелены на евреев в сообществе государств – Израиль. Они нападают на меня, потому что знают, что я прав. Не потому, что я изучал антисемитизм в университете, а потому, что я испытал его на себе – как на улицах Берлина, так и в качестве представителя израильской армии и правительства. Антисемитизм в Германии растет на протяжении многих лет. Это факт. И что делают эти „критики Израиля“? Вместо того чтобы нападать на антисемитов, они нападают на таких, как я и уполномоченный по борьбе с антисемитизмом Феликс Кляйн, которые активно и успешно работают против антисемитизма и за честную и позитивную дружбу между Германией и Израилем. Это многое говорит об этих 60 людях. Я почти уверен, что канцлер, как и я, сочтет этот клуб жалким и нелепым”.


Известный лингвист и исследователь языка ненависти профессор Моника Шварц-Фризель поясняет: “Уполномоченный по борьбе с антисемитизмом не просто так становится объектом клеветы: ее авторы желают оказывать политическое влияние на работу федерального правительства, форсировать подходящее им направление ближневосточной политики, что, в конце концов, лишь открывает дверь для делегитимации еврейского государства. Это положило бы конец любым попыткам эффективной борьбы со злобной ненавистью к евреям в Германии, потому что на протяжении многих лет ненависть к Израилю объединяет всех антисемитов, независимо от их политической или идеологической ориентации. Благодаря антисемитизму, связанному с Израилем, вековая антиеврейская идеология проникает во все сферы немецкого общества, распространяясь и становясь нормой: ненависть к евреям, связанная с Израилем, стала "политически корректным антисемитизмом".

 

 

Источник: "Еврейская панорама"

 



 



 

 

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x