ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: предоставлено автором
Интервью

Освободить Амира, отменить медицину, воссоединить евреев и христиан – большие планы малых партий

Надвигающиеся четвертые за последние два года выборы в Израиле заставляют задуматься о том, что страна находится в тупике и ей срочно необходимы реформы. Прежде всего, в самой системе управления. Я поговорила с представителями новых партий, пока еще малочисленных и неизвестных, которые будут баллотироваться в Кнессет 24-го созыва. Они высказали самые радикальные, спорные и неожиданные мысли, о которых не принято говорить в среде мейнстрима.

- Несмотря на то огромное количество партий, которое у нас идут на выборы, выбирать-то не из кого. Это каждый раз выбор меньшего из зол, - рассказывает мне Лариса Амир, жена печально известного Игаля Амира,  лидер партии "Мишпат цадек" ("Справедливый суд").

- Я помню, что в тот день, когда я брала у вас интервью, как раз проходили очередные выборы. Вы тогда сказали, что вообще забыли про них, потому что вы аполитичный человек. И вдруг – партия. Почему вы решили ее создать?

- Аполитичным человеком я не являюсь уже скоро как тридцать лет, когда начала участвовать в демонстрациях против Осло. В Израиле быть аполитичным крайне трудно, и забыть про выборы тоже. На самом деле, я ни разу их не пропустила за тридцать два года, что я здесь. Но, как я уже сказала, выбор из существующих партий – это выбор меньшего из зол, то есть выбор зла. Так или иначе, выбирать не из кого, нет существенной разницы между левыми и так называемыми правыми. И это, естественно, тоже повлияло на решение создать партию. Мы об этом давно думали, хотя решение далось непросто. С тех пор, как повысили электоральный барьер, ни одна новая малая партия в Кнессет не прошла. Понятно, что те, кто подаются СМИ как "серьезные кандидаты", имеют больше шансов занять депутатские кресла. Их включают в опросы, они таким образом получают легитимацию. Поэтому наше положение с самого начала проигрышное. С другой стороны, мы уже участвовали в выборах в прошлом году, поэтому кое-какой опыт у нас уже есть.

- А зачем вы идете на выборы? Чего хотите добиться?

- Во-первых, неучастие – это отказ от наших принципов. А во-вторых, есть некоторое количество людей, которые будут голосовать за нас, потому что больше не за кого. Таких людей немного, но если они собираются за нас голосовать, значит, мы должны идти. Моя политическая деятельность началась с Игаля. Кажется, что это точечная проблема, но на самом деле она очень глубока и затрагивает практически все сферы израильской жизни. Игаль Амир – это только верхушка айсберга, болевая точка, нервный узел системы. Но прогнила вся система. Все звенья связаны, как пальцы одной руки, и невозможно изменить одно звено, не задев другие. Мы заявляем о необходимости реформы судебной системы. Об этом не говорит только ленивый, но совершенно понятно, что этим никто всерьез заниматься не будет. Все изменения, которые происходили до сих пор, носили косметический характер. Они не были глубинными. Почему? Потому что любой политик, который пытается изменить судебную систему, понимает, что таким образом поставит крест на своей карьере.

Игаль Амир отбывает пожизненное заключение за убийство премьер-министра Ицхака Рабина. Израильская судебная практика такова, что большинство осужденных на пожизненный срок выходят на свободу после 15-20 лет. Они имеют право подать просьбу об ограничении срока осуждения. Так, в рамках этой системы из тюрем выходили самые кровавые преступники. В 2001-м году был принят персональный "закон имени Игаля Амира", согласно которому убийца премьер-министра не имеет права просить о помиловании или об ограничении срока. Лариса и ее соратники борются за отмену этого дискриминационного закона.

- У нас нет выбора, мы уже там, на этих баррикадах, мы уже много лет боремся с судебной системой. Мы можем говорить правду. Ведь тема Игаля Амира – это абсолютное табу в нашем обществе. Поэтому никакая партия, включая даже самые праворадикальные, к нам не приблизится. Упоминание Игаля Амира – это смерть имиджу, поэтому никто не осмеливается принять нас в свои ряды. Табуированные темы – это основа, на которой строится ложь.

Как будто в подтверждение слов Ларисы вскоре после этой беседы ЦИК запретил использовать имя Игаля Амира в названии партии и в предвыборной агитации.

- Сегодня все зависит от решения того или иного судьи и его моральных качеств. Над судьями нет никаких органов контроля. Кроме того, система громоздкая, неэффективная. Судебные дела движутся очень медленно. Контроль, на наш взгляд, должен осуществляться со стороны СМИ, но он осуществляется очень избирательно. Поэтому невозможно произвести изменения в судебной системе, если не производятся изменения в других звеньях. Центральные СМИ финансируются государством, соответственно, это уменьшает возможности для плюрализма. И многие люди чувствуют, что они лишены права голоса. Поэтому мы считаем, что надо создать условия для здоровой конкуренции, для тех, кто будет действительно выражать мнение разных групп населения. Ведь в нашем обществе не идет обсуждения сути, идет обсуждение стигм. Корень проблемы в том, что есть очень небольшая группа людей, которые влияют на политику, как, например, судьи, которых никто не выбирает, - продолжает Лариса. -  И они определяют политику в гораздо большей степени, чем законно избранные представители народа. Таким образом, возможности народа влиять на политику сведены к минимуму. Для того, чтобы это изменить, не нужно производить революцию. Нужна смелость и готовность платить цену.

Сегодняшняя вялотекущая предвыборная кампания, проходящая на фоне коронавирусного кризиса, мало отличается от предыдущих. "Биби – ло Биби", ненависть к ультраортодоксам, "справедливое" перераспределение бюджета – три кита современной политики. Ничего нового ведущие ньюсмейкеры придумать не в состоянии. Тогда им на помощь приходят маргинальные партии, которые пытаются привлечь внимание к узким, но важным проблемам, иногда прибегая к весьма экстравагантным высказываниям. Главное преимущество малых партий перед крупными в том, что они могут позволить себе не бояться потерять голоса избирателей или финансирование спонсоров. Они рассчитывают на небольшое число преданных последователей, тех, кто разделяет их мнение и не колеблется с выбором. Именно поэтому представители малых партий имеют возможность говорить то, во что верят и что считают важным для государства.

- Наша задача – сделать израильтян более здоровыми, - рассказывает мне Арье Авни, председатель партии "Рапэ" ("Исцеление"). – Министерство здравоохранения на сегодняшний день – одно из главных препятствий для достижения этой цели. Я уже сорок пять лет работаю врачом. Первые двадцать пять лет никакой критики в адрес Минздрава у меня не было. Я работал хирургом и был вполне доволен своим положением. Но в последние годы я прихожу в ужас от того, что вижу. Я вижу огромное количество хронических больных, и это ненормально. Я считаю, что не существует такого понятия, как хроническое заболевание. Наше тело пытается с нами разговаривать. Оно нам указывает на проблемы: например, на нехватку какого-то определенного витамина, или на то, что нам не подходит пища, которую мы потребляем. Когда вы вводите в свое тело неизвестные химические препараты, такие, как лекарства и прививки, то усугубляете существующие болезни, и они становятся хроническими. Ни одно лекарство, произведенное на заводе, не подходит нашему организму. Раньше люди использовали лук, чеснок, травяные сборы. Наши бабушки были намного умнее, чем мы, а наши дети проживут намного меньше, чем наши бабушки и дедушки.

- Почему это происходит?

- Из-за неправильного образа жизни. Во-первых, нужно исключить из употребления все молочные продукты. Во-вторых, проверить уровень витамина D, он должен быть высоким. Таким образом вы предотвращаете развитие некоторых видов рака. Я написал об этом несколько книг и утверждаю, что все болезни начинаются с неправильного питания. Когда я стану министром здравоохранения, я начну принимать меры, чтобы уменьшить, а то и вовсе исключить молочные продукты из нашего рациона. Наша медицина сегодня ужасна. Умирают дети, чего не было раньше, появляются новые, не известные ранее болезни. В природе не существует болезней. Животные умирают от старости или от нападения хищников. Мы должны жить до 120 лет. И это произойдет, когда я станут во главе израильского здравоохранения. В отличие от чиновников, которые сидят в Минздраве и принимают решения на основе цифр и теоретических заключений, я врач, который ежедневно принимает пациентов. Они думают о том, как увеличить количество коек в больницах, исходя из того, что количество больных будет расти. Я же считаю, что нужно заниматься профилактикой болезней, чтобы у нас было здоровое население.

- Но мы живем в непростое время, во время эпидемии, когда нужно принимать жесткие и неприятные меры.

- Девочка моя, никакой эпидемии не существует. Мне вообще удивительно слышать это от человека, который родился в России. Ведь русскоязычные израильтяне в среднем гораздо более образованны и умны, чем остальные.

- Это точно не про меня.

- Может быть. Эпидемия – это выдумка. От коронавируса никто не умирает. В двадцатом году умерло меньше людей, чем в восемнадцатом и в девятнадцатом (согласно отчету статистического бюро, смертность с марта по октябрь 2020 года превысила более чем на 10% смертность за тот же период 2019 года – М.Г.). И количество людей, подключенных к аппаратам искусственного дыхания, ничуть не изменилось по сравнению с прошлым годом. Вам врут. Я хочу увидеть другие цифры. Как минимум двадцать тысяч умерших – тогда можно говорить об эпидемии. На сегодняшний день эпидемии не существует. А что существует? Интересы политиков.

- А зачем политикам убеждать нас в существовании эпидемии?

- Я не знаю, в чем реальная причина. Но я знаю одно. Нас заставили носить маски. Это уже напоминает сталинизм. Посмотрите, дети не умирают от "короны". Почему? Потому что эпидемии не существует. А существует целенаправленное и намеренное запугивание населения. Сейчас на меня и на моих соратников идет охота. Я тот человек, которого очень не любят. В нашей стране намечается диктатура. Нас запугивают, нас ограничивают, нам запрещают. Это настоящий террор. Нас заставляют делать прививки против нашей воли. Это сильно напоминает времена Сталина.

- Вы носите маску?

- Нет. Более того, я не соблюдаю никаких указаний Минздрава. У меня нет ни одного антитела против коронавируса. Почему я до сих пор не заболел? Догадайтесь сами.

- Возможно ли, что практикующий врач не верит в медицину?

- Вот, пожалуйста, я перед вами.

24 февраля стало известно о первом в истории Израиля случае лишения медицинской лицензии практикующего врача за "выступления клеветнического и дискредитирующего характера с критикой врачебного сообщества". Это решение было принято в отношении доктора Арье Авни.

- Какими методами вы лечите пациентов?

- С помощью "правильной медицины". Зайдите на мою страницу на "Фейсбуке" или прочитайте мои книги, и вы все поймете.

- Я так понимаю, что вы выступает против вакцинации?

- Нет. Я выступаю против насильственной вакцинации. Пусть кто хочет, тот и делает. Я против полицейских, которые штрафуют людей без масок, против карантинов, против любых способов принуждения. Я против того, чтобы детей не принимали в детский сад без прививок. Я против того, что мне запрещают выезжать за границу без прививки. А сколько денег тратится на изоляцию людей, возвращающихся из-за границы! Я считаю, что все это – проявление диктата.

- Что вы будете делать, когда станете министром здравоохранения?

- Менять всю систему здравоохранения в Израиле. Мой народ болен, я должен его спасти. Это произойдет не скоро, но постепенно. В первую очередь, я считаю, нужно легализовать коноплю. Она не вызывает привыкания, в отличие от спиртного и табака. Но она спасает людям жизнь. У одного моего пациента была опухоль мозга. Он начал употреблять коноплю незаконно, и опухоль постепенно исчезла! Я хочу, чтобы конопля была так же доступна, как сигареты. Но министерство здравоохранения делает все возможное, чтобы не допустить употребление конопли в медицинских целях. Я хочу служить народу Израиля. Сегодняшнее Министерство здравоохранение делает все, чтобы народ был больным. Им невыгодно, чтобы мы были здоровыми. В этом бизнесе крутятся большие деньги и большие взятки. Например, можно ввозить лекарства из России, которые стоят копейки. Вместо этого лекарства мы получаем из Америки. Нам это не нужно. Министерство здравоохранения, так же, как и ВОЗ – это одна шайка. Когда я стану министром, то сокращу до минимума связи с этой организацией. Я никого не боюсь. Я готов к войне. Я буду служить всему народу Израиля и сделаю все для того, чтобы он стал здоровым. Пусть меня считают сумасшедшим, но я своего добьюсь.

Еще одно преимущество малых партий в том, что они не одержимы персоной нынешнего премьер-министра. Они просто находятся в другом измерении, их орбиты не пересекаются и интересы не противоречат друг другу. Они идеалисты с самыми смелыми и безумными идеями. Голоса их пока не слышны. Но это совершенно не означает, что они будут молчать.

- В какой момент своей жизни вы стали христианином? – Спрашиваю я Дениса Липкина, советолога по образованию, а в последние годы лектора и проповедника, председателя партии "ха-Гуш ха-танахи" ("Библейский блок").

- Я не христианин. Я родился в Америке, рос в консервативной среде и позже стал частью движения "вязаных кип". Я соблюдаю кашрут, накладываю тфилин, ношу кипу и выполняю все еврейские заповеди, но я люблю христиан.

- Ваша партия имеет название "ха-Гуш ха-танахи". Что оно обозначает? Что вы хотите им сказать?

 - Я создал партию, которая объединила евреев и христиан, чтобы предотвратить очередной Холокост. Что это значит? У нас есть иранская проблема, проблема с исламским террором. Но существует еще и проблема в Америке, про которую никто не говорит. Поймите меня правильно, я придерживаюсь очень правых взглядов. Когда я был в Америке, я встречался с людьми Трампа и среди них я встретил одного человека, очень симпатичного, мы с ним пошли ужинать, и только к концу ужина я понял, что он, оказывается, неонацист. Он мне сказал: "Вы, евреи, голосуете за демократов, за коммунистов, значит, вы враги Америки". А то, что происходит в левом блоке, это следующее: там есть "Антифа", очень тяжелые марксисты, есть негры, которые состоят в BLM, и есть исламская милиция. Я тридцать лет выступаю в церквях, и я немного в курсе дел. Я постоянно говорю о том, что в Америке произойдет новый Холокост. С одной стороны, это коммунисты, с другой стороны – фашисты, и все вместе они ненавидят евреев.  Какая проблема в Америке? Там живет шесть миллионов евреев. Полтора миллиона из них реформисты, миллион консерваторов, миллион ортодоксов и еще два с половиной миллиона не привязаны ни к одной из этих синагог. Примерно четыре миллиона евреев состоят в смешанных браках, и по закону о возвращении у десяти миллионов людей есть возможность приехать сюда, но харедим и Смотрич говорят, что нужно отменить этот закон. Я знаю от своих русских израильских друзей, что есть еще евреи в России, которые хотят приехать сюда, но они, что поделать, верят в Иисуса. Я не вижу никакой причины не позволить им репатриироваться в Израиль. Но харедим предпочитают, чтобы те умерли, лишь бы не дать им убежища в Израиле. Они всячески препятствуют их репатриации.

- Хорошо, но я так и не поняла, зачем вы создали партию?

- Я верю в западную демократию, несмотря на все проблемы. Я считаю, что мы, как государство, не сможем продержаться, если христиане не будут представлены в органах власти. В нашей партии представлены в равных количествах и иудеи, и христиане. Во время Холокоста мы жаловались, что христиане отказываются нам помогать. Но сегодня ситуация изменилась. Сегодня есть немало христиан-евангелистов, которые готовы нам помочь. И что мы делаем? Мы просто выгоняем их из страны. То же самое касается и евреев-христиан, им просто не позволяют воспользоваться своим законным правом. Мы сами стреляем себе в ногу таким поведением! Я много лет езжу в США и читаю лекции в церквях. Я рассказываю прихожанам об опасности, которая исходит от ислама. Я пишу об этом книги, я постоянно об этом говорю. Я считаю, что мы должны объединить силы перед опасностями, которые нам грозят. В первую очередь, это опасность исламская. Мусульмане представляют реальность угрозу и Америке, и демократии и, конечно, Израилю. Евреи и христиане основывают свое мировоззрение на одной книге – Библии. И мы должны стремиться к тому, чтобы спастись от мусульман. Мы готовим основу для почти неизбежной репатриации десяти миллионов человек и должны подготовить к этому страну и население.

- Я правильно понимаю, что евреям грозит опасность с разных сторон? От ультралевых и ультраправых в Америке, с одной стороны, и от мусульман по всему миру - с другой?

- Именно так. Вы должны понять – американские черные ненавидят евреев. Они считают, что евреи виноваты в том, что они такие бедные и несчастные. К тому же американцы не понимают, какую угрозу несут левые коммунисты, антифа и прочие организации. Рано или поздно они сломают Америку. Так как я человек верующий, я делаю то, что мне поручил сделать Бог.

- И что он вам поручил?

- Создать эту партию и подготовить страну к приему десяти миллионов человек.

- Каким образом?

- Я уверен, что границы нашего государства раздвинутся. Верующие люди знают, что границы Израиля должны простираться от Нила до Евфрата. А десять миллионов человек станут обустраивать эти территории. На сегодняшний день харедим – наши главные враги. Они не позволяют реализовать эти планы. Раввины хотят деньги и власть. А тех, кто против, просто уничтожат. Мы, в нашей партии, хотим благословить иудеев, христиан и христианских евреев, создать одну большую семью, прекратить ненависть и создать стратегический иудео-христианский блок во благо народа Израиля и западной демократии.

Как ни парадоксально, но сегодня только малые партии, практически не имеющие шансов преодолеть электоральный барьер, поднимают вопросы, касающиеся непосредственно граждан. Пусть они слишком малы и слабы, чтобы представлять угрозу существующей системе, но они говорят о конкретных, точечных проблемах, давно назревших и обнажившихся во время последних кризисных лет. Сегодняшняя израильская политическая структура катастрофически отстает от общества. Архаичная и местечковая, построенная на принципах личной преданности, а также личной неприязни, громоздкая и непрофессиональная, застрявшая в прошлом веке, она не в состоянии реагировать на запросы меняющейся, прогрессирующей социальной системы и растущего быстрыми темпами населения. И пусть пока малые партии скорее всего бессильны изменить систему, это совершенно не значит, что однажды не появится Давид, который свернет шею этому дряхлому Голиафу.

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x