ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Рейтер" , Alkis Konstantinidis
Публицистика

Зачем администрация Байдена торпедирует проект газопровода Израиль-Европа?

Администрация Байдена резко отказалась от поддержки Восточно-средиземноморского трубопровода (EastMed) — проекта ежегодной доставки 20 миллиардов кубометров природного газа из Израиля на европейские рынки. Белый дом заявил, что проект противоречит его "климатическим целям".

Приняв решение, фактически уничтожающее EastMed, Белый дом, судя по всему, уступил давлению со стороны Эрдогана, активно выступавшего против подводного газопровода, идущего в обход Турции.

Решение Байдена, как сообщается, было согласовано с Турцией, но при этом принималось без консультаций с Израилем, Грецией и Кипром, основными участниками проекта, что серьезно подорвало позиции трех этих сильнейших союзников США в Средиземноморском регионе.

Белый дом вряд ли мог бы выбрать менее подходящий момент для объявления об этом своем решении, чем январь. На фоне роста напряженности в отношениях между Россией и Украиной, перешедших теперь и вовсе в военную фазу, Европа, зависящая примерно на треть от поставок из России природного газа, судорожно ищет альтернативные источники.

Решение администрации Байдена откровенно попахивает лицемерием. Белый дом утверждает, что хочет, чтобы Средиземноморский регион перешел на "чистую энергию". Но еще недавно (вплоть до признания Путиным независимости сепаратистских анклавов на востоке Украины) он выступал за продвигаемый Россией газопровод "Северный поток — 2". Этот "поток" должен был удвоить поставки российского природного газа в Германию, однако теперь, на фоне российской агрессии в Украину, он аннулирован немецкой стороной.

Отмена EastMed — которую одни называют "катастрофическим решением", другие считают "стратегической ошибкой", а третьи и вовсе рассматривают как акт умиротворения Эрдогана — безусловно, стала крупнейшей геополитической победой турецкого лидера. Аналитики опасаются, что раззадоренный успехом Эрдоган теперь решится усугубить напряженность в Эгейском море и восточном средиземноморье, стремясь расширить турецкий контроль над любыми маршрутами поставок энергоресурсов в Европу.

Газопровод EastMed

Проект EastMed разрабатывается уже более десяти лет. Он начался с совместной инициативы Израиля, Греции и Кипра, к которой вскоре присоединились Болгария, Венгрия, Северная Македония, Румыния и Сербия. Этот проект рассматривается как действенный способ диверсификации поставок природного газа в Европу.

Проект стоимостью 6 миллиардов евро (6,8 миллиарда долларов) предусматривает строительство 1900-километрового подводного газопровода, по которому ежегодно будет транспортироваться до 20 миллиардов кубометров газа из израильских и кипрских морских месторождений на Крит, а затем на материковую Грецию. Оттуда газ будет транспортироваться в Италию и другие страны юго-восточной Европы.



В январе 2020 года лидеры Израиля, Греции и Кипра при активной поддержке администрации Трампа подписали межправительственное соглашение EastMed, направленное на принятие окончательного инвестиционного решения к 2022 году и завершение строительства газопровода к 2025 году. В итоге проект EastMed должен был к 2025 году обеспечить до 10% потребности Европы в природном газе.

Занимавший в то время должность госсекретаря США Майк Помпео сказал тогда: "Мы свободные страны, страны со свободным рынком, сотрудничающие вместе и работающие над созданием энергетической инфраструктуры. Именно так достигается наилучшая безопасность. Если мы все это сделаем правильно, мы привлечем инвестиции и максимизируем наши ресурсы".

В ноябре 2021 года Европейская комиссия (административный орган Европейского Союза) включила газопровод EastMed в список так называемых Проектов общего интереса (PCI) – приоритетных трансграничных энергетических проектов, направленных на интеграцию энергетической инфраструктуры ЕС.

Однако 9 января 2022 года, резко отказавшись от прежней политики США, администрация Байдена заявила, что больше не поддерживает EastMed. Вместо того, чтобы открыто сообщить об этом радикальном развороте своей политики (как, собственно того требует дипломатический протокол по вопросу подобной региональной важности), Государственный департамент США тихонько отправил по электронной почте греческому правительству так называемый неофициальный документ (т. е. неофициальное дипломатическое письмо, в котором отсутствует прямая атрибуция), где проект EastMed был описан как "основной источник напряженности", "дестабилизирующий" регион и противопоставляющий Израиль, Грецию и Кипр Турции.

Администрация Байдена, похоже, утратила самообладание после того, как ВМС Турции в сентябре атаковали итальянское исследовательское судно Nautical Geo, которое когда-то прокладывало потенциальный маршрут для EastMed у побережья Крита. Турция заявила тогда, что Nautical Geo занимается "незаконным, агрессивным и провокационным" вторжением в акваторию, на которую претендует Турция.

Турецкое правительство всегда настаивало на том, что израильский газ можно продавать в Европу исключительно через Турцию. В 2016 году официальные лица Турции и Израиля уже пытались подписать соглашение о поставках газа, но требование Эрдогана об отмене блокады сектора Газа сделало соглашение невозможным.

Греческая государственная телекомпания ERT сообщила о том, что в неофициальном документе администрации Байдена преуменьшается значение возражения Турции против газопровода как главной причины отказа Белого дома от поддержки проекта. Вместо этого в документе указываются в качестве аргументов экологические проблемы и якобы отсутствие экономической и коммерческой целесообразности.

После того, как содержание неофициального документа вызвало гнев в Греции, Госдепартамент США попытался успокоить разразившийся скандал, ссылаясь на проблему изменения климата как на основу для своего решения. Представители Госдепартамента сообщили, что США привержены "продвижению чистых энергетических технологий" и что приоритет должен быть отдан объединению электросетей стран региона.

Однако, по мнению греческого оборонного аналитика Теофрастоса Андреопулоса, решение Байдена стало недвусмысленным триумфом Эрдогана и поражением Греции:

"Фактически это означает, что Турция, якобы впавшая в немилость у американцев, получила именно то, чего хотела: отмену газопровода.

Самый важный аргумент в неофициальном документе, обосновывающем позицию США, помимо экономических и коммерческих соображений, указывает на то, что этот газопровод является источником напряженности в Восточном Средиземноморье. Иными словами, — негодует греческий политолог, — документ явно воплощает позицию Турции".

Получается, что американцам не нужен газопровод только потому, что это может разозлить Анкару, печально заключает Андреопулос.

В свою очередь президент Турции Эрдоган приветствовал разворот Байдена как победу. "Если израильский газ должен быть доставлен в Европу, это можно сделать только через Турцию, — заявил он. — Мы можем сесть и обсудить условия".

Между Израилем и Турцией

Закрытие проекта газопровода EastMed, по-видимому, в значительной степени стало делом рук Амоса Хохштейна, высокопоставленного политического активиста американской Демократической партии и соратника Хиллари Клинтон, Джона Керри и бывшего президента США Барака Обамы. Хохштейн, доверенное лицо президента США Джо Байдена, в настоящее время является старшим советником по энергетической безопасности в Госдепартаменте США.

В январе 2022 года турецкий государственный телеканал TRT показал документальный фильм "Несбыточная мечта", в котором Хохштейн неоднократно критиковал газопровод EastMed за то, что тот исключает Турцию. Он также осудил поддержку проекта администрацией Трампа: "Я не вижу необходимости в том, чтобы Соединенные Штаты вмешивались и поддерживали этот проект. Этот проект, вероятно, не должен быть реализован, поскольку слишком сложен, слишком дорог и слишком запоздал с исторической точки зрения. Сегодня в администрации Байдена мне было бы крайне неудобно, если бы Соединенные Штаты поддержали этот проект. Зачем нам строить трубопровод для ископаемого топлива между Восточным Средиземноморьем и Европой в то время, когда вся наша политика заключается в поддержке новых технологий, новых разработок и новых инвестиций в экологичность и чистоту? Так что к тому времени, когда этот трубопровод будет построен, мы, вероятно, потратим миллиарды долларов налогоплательщиков на что-то устаревшее. И не только устаревшее, но и противоречащее коллективным интересам Соединенных Штатов и Европы".

Вот только все эти комментарии Хохштейна откровенно попахивают лицемерием. Еще недавно он сам был убежденным сторонником ископаемого топлива. В 2017 году во время выступления на ежегодном собрании GE Oil and Gas Хохштейн похвалил ископаемое топливо как создающее "много рабочих мест и экономическое процветание в Соединенных Штатах и ​​​​во всем мире". Более того, он добавил, что природный газ "продолжит оставаться основой более чистой энергетики и в будущем". В том же году Хохштейн вошел в наблюдательный совет "Нафтогаза", крупнейшей государственной нефтегазовой компании Украины.

В 2019 году Хохштейн предостерег от запретов на бурение нефтяных скважин и запретов на экспорт сжиженного природного газа (СПГ). А в 2020 году назвал активистов по борьбе с изменением климата "эмоционально несдержанными", добавив: "Я искренне верю, что природный газ будет играть гораздо большую роль в переходе к зеленой энергии". Вдобавок Хохштейн осуждал идею хранения ископаемого топлива в земле: "Нам следует оставить разговоры последних нескольких лет о том, что, мол, переход должен стать немедленным, что "мы просто оставляем все это в земле и собираемся полностью перейти на возобновляемые источники энергии". Этого не случится. Нефтегазовая промышленность останется с нами на несколько десятилетий, пока отрасль возобновляемых источников энергии будет разрастаться как на дрожжах. Мы все это знаем".

Более того, еще совсем недавно, в июле 2021 года, администрация Байдена одобрила завершение строительства газопровода "Северный поток — 2", который должен был удвоить поставки российского природного газа в Германию за счет транспортировки газа по дну Балтийского моря.

При этом решение Байдена резко изменило давний двухпартийный политический консенсус. И администрации Обамы, и администрации Трампа выступали против "Северного потока — 2" на том основании, что его завершение укрепит экономическое и политическое влияние президента России Владимира Путина в Европе. Хохштейн, известный в Европе как "человек Байдена", сначала выступал против "Северного потока — 2", но затем изменил курс и согласился обеспечить завершение строительства газопровода.

Разворот Байдена тогда возмутил лидеров многих стран Восточной и Западной Европы. Все они опасались, что это фактически даст Москве монополию на поставки газа в Европу и откроет континент для российского шантажа. Теперь мы можем убедиться в том, насколько верны были их опасения по поводу внезапного решения Байдена.

Тем временем экспорт сжиженного природного газа (СПГ) из США в Европу достиг рекордного уровня. Администрация Байдена также провела переговоры с несколькими международными энергетическими компаниями о планах на случай непредвиденных обстоятельств для поставок природного газа в Европу, если конфликт между Россией и Украиной нарушит российские поставки – обстоятельств, которые с тех пор уже стали реальностью. Белый дом внезапно отбросил свои опасения по поводу "климатических целей".

Более того, безосновательное утверждение Хохштейна о том, что EastMed не является коммерчески жизнеспособным, также крайне спорно. Напротив, технико-экономическое обоснование 2019 года, профинансированное Европейским союзом, подтвердило то, что "проект EastMed технически осуществим, экономически выгоден и коммерчески конкурентоспособен".

Энди Земенидес, исполнительный директор Hellenic American Leadership Council, в подкасте Kathimerini – издаваемой в Афинах ежедневной политической и финансовой газеты – отметил, что утверждение администрации Байдена о коммерческой нежизнеспособности EastMed вообще не в компетенции Белого дома. "Если вы прочтете сам неофициальный документ, вы обнаружите там много противоречивых и сомнительных обоснований. Скажем, политика в области возобновляемых источников энергии, цели в сфере климата, это ведь та самая политика, которую мы и проводим. А затем они говорят о коммерческой жизнеспособности. Два комментария по этому поводу: во-первых, это вообще не их решение. Если кто-то готов заплатить, это и делает проект коммерчески жизнеспособным. Никто не спрашивал ни Госдеп, ни вообще США. Во-вторых, они должны были бы представить отчет Конгрессу о коммерческой жизнеспособности. Честно говоря, похоже, что они [администрация Байдена] просто хотели предотвратить любые дальнейшие исследования коммерческой жизнеспособности. Это было частично нацелено на Европейский союз, который финансирует технико-экономические анализы. Это ясно видно, и это действительно тот самый случай, когда простота хуже воровства. Все их обоснования никуда не годятся".

Ричард Гольдберг, член Совета национальной безопасности США при администрации Трампа, выразил недоумение по поводу решения администрации Байдена отказаться от поддержки EastMed: "Этот документ стал очень неожиданным, и он вызывает вопросы о том, почему администрация вообще стала публично обсуждать столь важный проект в такое время. Было ли это платой за помощь Турции при выводе войск из Афганистана или это вызвано внутриполитическими интересами, без учета последствий для региона? В любом случае, этот неофициальный документ стал стратегической ошибкой... Проект продвигается уже несколько лет и прошел несколько важных вех на своем пути развития. Решение поставить под сомнение его техническую осуществимость, экономическую целесообразность и коммерческую конкурентоспособность сейчас — на столь позднем этапе — плохо пахнет политическим решением, а не экономическим. Если Эрдоган воспримет этот неофициальный документ как некую форму умиротворения со стороны Вашингтона, он просто удвоит свою дипломатию канонерок в Восточном Средиземноморье и продолжит играть роль регионального вредителя".

Между тем в свете реальных проблем с поставками газа в Европу НАТО изучает возможность строительства нового газопровода через Испанию, по которому природный газ из Алжира будет транспортироваться во Францию ​​и Германию.

Все это, безусловно, вызывает серьезный вопрос: действительно ли администрация Байдена столь обеспокоена изменением климата – или она просто хочет помешать Израилю стать стратегически важным поставщиком природного газа в Европу?

Турецкая оппозиция

Турция с самого начала бросила вызов проекту EastMed, намереваясь расширить свои притязания на богатые газом районы Средиземного моря.

Еще в ноябре 2019 года Турция и одно из двух враждующих между собой ливийских правительств подписали двустороннее соглашение о разграничении морских территорий в юго-восточной части Средиземного моря. В соглашении, подписанном Эрдоганом и лидером поддерживаемого ООН одного из двух ливийских правительств Файезом аль-Сарраджем, была предпринята попытка изменить существующие морские границы так, чтобы Ливия могла претендовать на исключительные права на более чем 39.000 квадратных километров морских территорий, принадлежащих Греции.


Карта с указанием морских районов, на которые претендуют Турция и одно из ливийских правительств (Источник изображения: Викисклад)

Двустороннее соглашение, претендующее на создание новой экономической зоны Турция–Ливия, которую теперь должен был бы пересечь газопровод EastMed, похоже, и было создано именно затем, чтобы дать Турции больше рычагов воздействия на проект. Говоря о сделке между Турцией и Ливией, Эрдоган заявил: "Другие международные игроки не вправе проводить геологоразведочные работы в районах, отмеченных в турецко-ливийском меморандуме. Киприоты-греки, Египет, Греция и Израиль не вправе проложить линию передачи природного газа без согласия Турции".

В декабре 2019 года министерство иностранных дел Турции вызвало высокопоставленного израильского дипломата в Анкаре, чтобы сообщить ему о том, что план Израиля по прокладке газопровода в Европу потребует одобрения Турции.

Представитель МИД Турции Хами Аксой заявил о том, что нет необходимости строить газопровод EastMed, поскольку Трансанатолийский газопровод уже существует. "Самый экономичный и безопасный маршрут для использования природных ресурсов восточного Средиземноморья и доставки их на рынки потребления в Европе, включая нашу страну, — это Турция", — сказал он в своем заявлении.

Европейский Союз отверг сделку между Турцией и Ливией как абсолютно несовместимую с международным правом. Об этом в свое время заявил президент Европейского совета Шарль Мишель.

"Недавний Меморандум о взаимопонимании между Турцией и Ливией о разграничении морских юрисдикций в Средиземном море ущемляет суверенные права третьих государств, не соответствует морскому праву и не может иметь никаких правовых последствий для третьих государств".

Египет осудил турецко-ливийскую сделку как "незаконную, не имеющую обязательной силы и не затрагивающую интересы и права любых третьих сторон".

Министр иностранных дел Греции Никос Дендиас отметил: "Любое морское соглашение между Ливией и Турцией игнорирует совершенно очевидный факт, состоящий в том, что между этими двумя странами находится большой географический массив Крита. Следовательно, такое притязание граничит с абсурдом".

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу намекнул, что Анкара может использовать свои вооруженные силы для предотвращения бурения газовых скважин в водах у берегов Кипра, которые она называет своими. "Никто не в праве выполнять подобные ​​работы без нашего разрешения, — заявил он в интервью газете Habertürk. — Конечно, мы предотвратим любые подобные несанкционированные работы".

Напомним, что остров Кипр был разделен в 1974 году, когда Турция вторглась и оккупировала его северную треть. Турция, у которой нет дипломатических отношений с южной Республикой Кипр, членом ЕС, утверждает, что более 40% прибрежной морской зоны Кипра – его исключительной экономической зоны (ИЭЗ), расположены на континентальном шельфе Турции а, следовательно, принадлежат Анкаре и туркам-киприотам.

Премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис заметил, что газопровод EastMed имеет "геостратегическое значение" и будет способствовать региональному миру. Министр энергетики Греции Костис Хацидакис назвал это "проектом мира и сотрудничества", несмотря на "турецкие угрозы". Президент Кипра Никос Анастасиями подчеркнул, что его целью является "сотрудничество, а не соперничество на Ближнем Востоке".

Константинос Филис, директор Института глобальных отношений Американского колледжа Греции, предупредил о том, что решение администрации Байдена прекратить поддержку EastMed будет лишь еще больше стимулировать воинственность Турции: "С точки зрения Турции разумно полагать, что это дипломатическая победа, пусть и достигнутая с использованием методов, которые осудили все региональные и другие игроки. Больше всего беспокоит именно это – Турция может решить, что США фактически поощряют ее и дальше открыто дестабилизировать ситуацию, поскольку, уступая турецкому давлению, принимают в итоге решение, которое удовлетворяет Эрдогана".

Реакции

В письме госсекретарю США Энтони Блинкену (написанному, заметим, еще до начала российского вторжения и отказа Германии от проекта "Северный поток – 2" - прим. переводчика) конгрессмены-республиканцы Гас Билиракис из Флориды и Николь Маллиотакис из Нью-Йорка отмечают: "Мы возмущены резким изменением курса администрации Байдена в отношении проекта газопровода EastMed. С 2019 года Соединенные Штаты играли решающую роль в создании структуры 3 + 1 (Греция, Израиль, Кипр и Соединенные Штаты) и обсуждении развития энергетики в Восточном Средиземноморье. Отклонение от этого курса чревато проблемами национальной безопасности. Подрывая проект трубопровода EastMed, администрация Байдена подрывает наших союзников и их надежды на энергетическую независимость и экономическое процветание. Ущерб от этого разворота усугубляется продолжающимся молчаливым одобрением Администрацией российского газопровода "Северный поток –2", усиливающего энергетическую зависимость Европы от противника… Несмотря на многолетнее стремление Европы к экологически чистым и возобновляемым источникам энергии, рост цен на энергоносители по иронии судьбы привел к еще более широкому использованию угля для удовлетворения спроса. Поскольку природный газ является более чистым источником энергии по сравнению с другими ископаемыми видами топлива, он является важнейшим источником энергии для государственной политики, ведущей к переходу на более экологически чистую энергию.

Европейский союз признает это и даже объявил трубопровод (EastMed) проектом особой важности. Проект газопровода EastMed не только уменьшит дефицит природного газа в Европе в будущем, но и будет способствовать энергетической независимости и экономическому процветанию для наших стратегических союзников Греции, Израиля и Кипра... Отказ от поддержки газопровода EastMed становится еще более лицемерным и оскорбительным на фоне того, что президент Байден продолжает расчищать путь к завершению строительства газопровода "Северный поток — 2". Заявление Байдена в мае прошлого года о приостановке санкций в отношении российского трубопровода и его продолжающаяся борьба с санкциями демонстрирует явное предпочтение России перед нашими союзниками… Мы надеемся, что вы и президент Байден признаете серьезные последствия для национальной безопасности, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты и наши европейские союзники из-за зависимости Европы от российского газа. Трубопровод EastMed должен стать приоритетным. Это жизнеспособная альтернатива газопроводу "Северный поток – 2" и европейской зависимости от российского природного газа. Мы настоятельно призываем вас пересмотреть свое несогласие с проектом трубопровода EastMed и поддержать энергетическую независимость наших союзников в Восточном Средиземноморье и Европе".

В свою очередь аналитик по энергетике Ариэль Коэн в своем эссе "Стратегическая ошибка Америки в Средиземноморье", опубликованном в издании The Hill, написал: "Поскольку напряженность между Кремлем и НАТО из-за Украины подчеркивает стратегическую зависимость Европы от российского газа, важнейший газопровод, проходящий через Средиземное море, оказался в центре конкурирующих геополитических сил. Трубопровод EastMed должен был бы диверсифицировать и увеличить поставки газа в Европу, тем самым повышая энергетическую безопасность континента. Газопровод протяженностью более 1100 миль и стоимостью более 7 миллиардов долларов получил от ЕС статус "специального проекта" и был воспринят Соединенными Штатами как благо для энергетической независимости ЕС. Однако в начале 2022 года администрация Байдена внезапно сделала резкий разворот, сообщив союзникам, что больше не поддерживает стратегический трубопровод по экологическим соображениям. Проект был разработан для доставки около 20 миллиардов кубометров сухого природного газа с морских месторождений Израиля и Кипра через Грецию в Италию и Болгарию — к большому недовольству Турции и России, исключенных из этого проекта. Теперь же на фоне европейских страданий из-за исторически высоких цен на газ EastMed оказался на грани закрытия. Это катастрофическое решение, которое ставит под угрозу европейскую безопасность и открывает двери для дальнейшей энергетической гегемонии России на европейских газовых рынках. Его следует отменить".

В авторской статье "Отказ США от газопровода знаменует собой новую главу в Восточном Средиземноморье" Генри Дж. Барки, профессор международных отношений американского Университета Лихай, написал, что заявление администрации Байдена было сделано несвоевременно: "Даже если США, возможно, думали, что они несут ответственность в рамках механизма встреч 3+1 с Кипром, Грецией и Израилем, созданного для поощрения регионального сотрудничества, факт остается фактом: решение о строительстве газопровода остается исключительно за этими тремя странами и европейцами, а не Вашингтоном. Точно так же, даже если проект якобы не соответствует будущим планам Европы по поводу зеленой энергетики, это тоже исключительная прерогатива европейцев – решать, быть проекту или нет. В конце концов, и Греция, и Кипр являются членами Европейского Союза.

Но в нынешнем виде это заявление выглядит как откровенная попытка Вашингтона насильно навязать свою волю. Время для неофициального документа также было выбрано неудачно. Европа и США находятся в условиях одной из самых опасных конфронтаций с Россией из-за Украины. Российские газопроводы – это те, которые обогревают европейские дома и топливную промышленность. Если президент Владимир Путин начнет агрессию против Украины, недавно завершенный газопровод "Северный поток – 2" в Германию станет первой жертвой ответных мер. Даже если бы газопровод EastMed был нереалистичным, не было бы более разумным позволить Путину считать, что у Европы есть и другие варианты?"

В эссе "Дело не в газопроводе, глупец" Энди Земенидес, исполнительный директор Hellenic American Leadership Council, утверждает, что Госдепартамент США должен прекратить попытки умиротворить Турцию: "Существует тревожная тенденция, при которой некоторые официальные лица в Госдепартаменте постоянно изыскивают возможности для протаскивания Турции в дипломатические инициативы в Восточном Средиземноморье. Вот только Турция не перестает ставить каждого чиновника Госдепартамента, который пытается это сделать, в глупое и позорное положение. "Международный порядок, основанный на правилах" – тот самый порядок, который сам президент Джо Байден поставил себе целью установить в Восточном Средиземноморье, постоянно оспаривается Турцией, не принимающей ни одно из этих правил – ни морское право, ни исключительные экономические зоны, которые были юридически очерчены, ни все остальное. Турция не стремится участвовать в инициативах Восточного Средиземноморья, она хочет доминировать над ними. Цель Анкары — не сотрудничество, а региональное подавление остальных – гегемония. Именно поведение Турции привело к созданию противостоящей коалиции, в которую вошли не только Греция, Кипр и Израиль, но и Египет, которая к тому же пользуется поддержкой Франции и других стран.

Проблема для Анкары в том, что эта уравновешивающая коалиция (в отличие, например, от уравновешивающих коалиций в Южно-Китайском море) теперь имеет гораздо большую общую численность населения, более динамичную и инновационную экономику, более чем боеспособные вооруженные силы, и гораздо больше дипломатических рычагов... Более того, приоритеты Турции противоречат приоритетам США, изложенным в неофициальном документе, в двух заявлениях Госдепартамента и в интервью, данных Амосом Хохштейном в продолжении обсуждения разногласий. Турецкие официальные лица сообщают всем, кто готов их слушать, что они также выступают против соединения линий электропередач, которые они объявляют "нежизнеспособными" — явно вопреки позиции Госдепартамента. Президент Эрдоган заявил, что без Турции газ EastMed никуда не пойдет.

Достижению целей в области возобновляемых источников энергии в регионе препятствует casus belli, который Турция поддерживает против Греции в Эгейском море – например, предотвращение строительства ветряных турбин за пределами шестимильного радиуса вокруг греческих островов (абсурдное ограничение, которое серьезно и негативно повлияет на греческий туризм, если будет соблюдено). Официальные лица США признают, что Восточно-Средиземноморский газовый форум может развиваться и стать таким же значимым, как Европейское сообщество угля и стали. Чтобы Турция стала его частью, она должна играть роль Германии 1950-х годов, а не восточно-средиземноморскую версию Германии времен Второй мировой войны. Чиновники Госдепартамента открыто рассуждают о Турции на следующий день после Эрдогана, но продолжают пытаться обеспечить Эрдогану место за столом переговоров. Необходимо изменить поведение Турции, а не просто то, как она предъявляет свои требования".

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x