ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Архив
Блоги

К 120-летию со дня рождения поэта

Они росли, играли и учились вместе – Абраша Шлёнский и Мендель Шнеерсон. Они были родственниками и жили поблизости друг от друга. Потом их пути разошлись. Один стал духовным лидером нашего народа. Другой – классиком современной поэзии на иврите, человеком, подарившим израильским читателям поэзию Пушкина, Блока, Мандельштама. Его переводы "Евгения Онегина" и "Жди меня" Константина Симонова стали израильской литературой. Они узнаваемы с первых же строк. Шлёнского называют бунтарем поэзии на иврите, а Ребе был настоящим революционером и первопроходцем в деле борьбы с ассимиляцией.

Они переписывались десятилетиями. В их письмах сквозила удивительная тяга друг к другу. Шлёнский, как и почти вся интеллектуальная элита Израиля, был левым. Левизна и эпатаж пронизывали его творчество (не переводы). И все же Ребе видел в нем человека верующего. Ребе писал поэту в одном из своих писем: "Нет у меня ни тени сомнения, что адресат – человек верующий".

Во время визита поэта в США они встретились. Результатом этой встречи стала книга, которую Шлёнский считал лучшей своей книгой. В одном из своих интервью поэт заявил: Есть лишь один человек, который может вернуть еврея из "ха-Шомер ха-Цаир" к Торе. И это – Ребе. Он признался, что если бы их встречи продолжались бы еще какое-то время, он стал бы настоящим религиозным евреем.

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x