ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Майя Гельфанд
Публицистика

"Мы его не выбирали" – репортаж с русскоязычного митинга в Тель-Авиве

В субботу на тель-авивской набережной всегда многолюдно. Несмотря на коронавирусные ограничения, в ресторанах нет свободных мест, по старому Яффо гуляют парочки, компании отдыхающих устраивают пикники с шашлыками и музыкой, а арабские мальчишки с криками "штияя карааа" предлагают купить баночку кока-колы. Но сегодня здесь не просто обычный вечер выходного дня. Сегодня здесь – место политического собрания, торжественный митинг, на который съехались участники от Кармиэля до Иерусалима. Они хорошо подготовились: нарисовали плакаты и вооружились флагами, а также прихватили с собой боевой дух и непримиримую веру в торжество социальной справедливости. С горящими взорами и страстными речами собрались они неподалеку от печально известного "Дельфинария", чтобы заявить о своей гражданской позиции. По заданию редакции я отправилась на первый в своем роде митинг протеста русскоязычных израильтян и подготовила "репортаж с фронта".

- Те, кто привыкли, что мы молчим – пусть привыкают к обратному! Мы больше молчать не будем! Русские, просыпайтесь! Больше нельзя сидеть, нужно вставать, идти на борьбу за социальное равенство! Мы тут, чтобы сказать им: довольно! Мы тридцать лет терпели. Хватит!

- Биби, домой! Биби, домой!

- Позор! Позор! Позор!

Так начинается митинг. В воздухе чувствуется возбуждение, собравшиеся разворачивают транспаранты. Организаторы протеста, которые называют себя "спасителями израильской демократии", подогревают обстановку при помощи свистков и дудок. Среди участников заметное оживление.

- Я не против досов, пожалуйста. Но не за мой счет, – говорит один из участников с креативным плакатом.

- А чем вы занимаетесь? – спрашиваю.

- Я пенсионер.

Пока народ подтягивается, на сцене появляется один из организаторов:

- Нам всем надоел Биби. Я плохих слов говорить не буду, но он нас достал.

- Достал! Достал! Долой! Биби, пошел вон!

- Дорогие соотечественники! Прикрываемся масочками, заботимся о нашем здоровье и ждем еще одну минуточку, – объявляет ведущая вечера, дама средних лет и плотной комплекции, выпускница машиностроительного техникума, которая по совместительству владеет маленьким бизнесом по организации дискотек и праздников.

- А ниче, что на Бальфур собираются тысячами, и все нормально? Это все Биби придумал! Нет никакой короны! Все это политические манипуляции, – раздаются голоса протестующих.

Тем временем начинается митинг – фонограммой песни 1986-го года рождения про перемены. Участвующие с энтузиазмом подхватывают.

- А против чего вы протестуете? – спрашиваю я у Ирины, учительницы из Тель-Авива, надевшей маску с надписью Crime Minister.

- Против коррумпированного правительства и премьер-министра, который обвиняется в трех уголовных делах.

- А вы про презумпцию невиновности не слышали?

- Пусть он уходит и доказывает свою невиновность.

- А как вы думаете, что было сделано неправильно во время коронавирусного кризиса?

- Все было неправильно. Не было никакого плана. Никто не занимался этим профессионально, он все взял в свои руки. А на людей ему наплевать.

- А как вы думаете, в какой-то стране справились с кризисом лучше, чем в Израиле?

- Я думаю, что в большинстве стран справились лучше.

- В каких, например?

- Да во всех. Возьмите любую. Да ту же Италию. Там уже все, справились.

- Там тридцать тысяч человек умерло.

- Но это же пропорционально населению! А от гриппа сколько погибло! Это же не значит, что вся страна должна быть закрыта. При этом религиозный сектор совершенно не в том же состоянии, что светский.

- А вы, как учитель, пострадали?

- Я лично нет, я свою зарплату продолжаю получать. Но я вижу, что происходит в стране. Цены выросли до небес. Я приехала в девяносто пятом году, такого не было.

- А если Нетаниягу уйдет, что изменится?

- Надежда появится. Кроме того, он разъединяет народ. Когда он уйдет, люди начнут объединяться. Я не помню столько ненависти.

- А вы спустя двадцать пять лет все еще чувствуете себя репатрианткой?

- Нет, я себя репатрианткой не чувствую. Но раньше я любила эту страну, а в последние годы уже не вижу здесь будущего для своих детей.

- А где вы видите будущее?

- Да в любой демократической стране. В той же Англии, Австрии, в любой. Я не вижу возможности приобрести здесь жилье.

- То есть в Англии у них больше шансов приобрести жилье, чем в Израиле.

- Конечно.

В этот момент на сцену поднимается первый выступающий, и все взгляды устремляются на него. Он выступает в качестве артиста разговорного жанра.

- У вас есть мечта? Стать чемпионом мира, управлять компанией, стать миллионером? У меня мечта простая: я хочу один раз посмотреть без страха на свой счет за электричество. Я недавно был у ортодоксов в районе, посмотрел на них и подумал: куда они столько денег девают? (одобрительные смешки). А те, кто не согласен, - антисемиты с русским акцентом. Наш премьер-министр хороший дядька, но гад, конечно, редкостный. Но ведь так же и надо. Он ведь страну вытаскивает из одного места. А кто против – все его враги и лентяи, которые не хотят работать. Был недавно у врача, спрашиваю: "Когда уже долбаная эпидемия кончится?". А он мне отвечает: "Я не знаю, я политикой не интересуюсь". Все правильно, врач врачует, вор ворует.

- Супер речь! Молодец! – Раздаются голоса.

- У меня есть проект, я изобрел систему защиты от осколков, – рассказывает мне изобретатель Давид. – Но к моему проекту отнеслись негативно. Я написал Нетаниягу письмо, и после этого меня уволили с работы.

- А сюда зачем пришли?

- Потому что мне не дают работать над моим проектом. Русская улица должна хоть как-то защищать свои права.

- А какие у нас права нарушены?

- К русским относятся хуже, чем к израильтянам. Они не имеют веса. Они ничего не решают.

- Министр здравоохранения ничего не решает?

- Не все добивались таких постов. По-прежнему существует дискриминация.

- А в чем дискриминация?

- На рабочих местах, например, русским не дают даже в туалет сходить, если они работают на конвейере.

- А не русским дают в туалет сходить?

- Ну, бывает, что пускают.

Тут выясняется, что музыканты, которые обещали выступить на митинге, в последний момент отказались прийти. "Они полгода сидели на заднице без работы, пусть еще столько же сидят", –  саркастически заключает организатор. В отсутствие музыкантов приходится справляться своими силами. Спели песню про "Ничего на свете лучше нету".

- Меня привезли сюда в десять лет, никто меня не спрашивал, – на сцену поднимается новый оратор. – Я успел безумно влюбиться в эту страну и в этих людей. Я верю в любовь. Биби, мы не ненавидим тебя, мы просто любим эту страну. И поэтому требуем, чтобы ты ушел.

- Биби – домой! Биби – в тюрьму!

- Мы сегодня пришли делать историю. Мы это делаем ради наших детей и наших внуков. Мама моей жены не еврейка. Мои дети растут тут и будут евреями во всех странах мира, кроме как на своей родине. Они будут люди второго сорта (срывающимся голосом). Я этого не допущу!

- Мы не допустим!

- Если бы в сорок первом году они жили в Польше, ни у кого не было бы сомнений в том, что они евреи.

- Позор! Ганьба!

- Пусть они запомнят и поймут: мы израильтяне! Мы будем тут менять, потому что тут наш дом! Биби, ты не царь, а мы не твои рабы! – протестующие сопровождают страстную речь свистом и улюлюканьем.

Появляется следующий оратор. Для начала он объявил, что очень долго готовился и несколько раз переписывал свою речь. Вот что получилось в результате.

- Я обычный израильтянин, инженер. Давайте поговорим о правах человека и государстве Израиль. Я не вижу проблем в национальности и вероисповедании людей. Хороших людей много. Я верю, что их подавляющее большинство. Но есть люди, которые не признают мое государство в его границах (какие границы имеет в виду выступающий, осталось загадкой – М. Г.). Должен быть закон, который запрещает людям, угрожающим государству Израиль, занимать правительственные посты. Это же нелогично. Я не вижу проблемы с тем, кто какой религии, и это не должно влиять на политику государства Израиль. Но это еврейское демократическое государство, и оно таким и останется в своих незыблемых границах (опять эти границы! - М. Г.). Человек рождается свободным вне зависимости от своей национальности, религии или половой ориентации. Это неправильно, что граждане своей страны не могут заключить брак у себя дома. В Израиле на данной момент дискриминированы более трехсот тысяч человек по национальному признаку, и мы требуем создания института гражданских браков.

- Космические цены на квартиры, – продолжает негодовать докладчик. – Мы требуем свободного рынка в сфере строительства. Есть пожилые люди, которые не успели заработать себе пенсию. Они получают гроши. Они платили налоги, они служили в армии (? М. Г.), и сегодня они очень нуждаются. Они не знают, на что им снимать квартиру и что им есть. Биби Нетаниягу, вы что-то для них сделали? Или вы просто бросили 750 шекелей всем?

- Позор! Позор! Позор!

- Есть еще множество людей, о которых правительство на позаботилось в это трудное время. В нашей стране один человек может руководить страной по одиннадцать лет и больше. Депутат Кнессета может провести всю свою жизнь, заседая в парламенте. Так быть не должно. Мы требуем ограничения срока службы премьер-министра максимум две каденции за всю жизнь.

- Одной каденции! Одной ему и так хватит!

- Мы требуем ограничить срок возможности быть депутатом максимум две каденции за всю жизнь.

- Правильно!!!

- Господин премьер-министр, я обращаюсь к вам. Вы не справляетесь ни с одной проблемой. Ни с экономикой страны, ни с ниулем (руководством – М. Г.) страны во время кризиса. Кроме того, вам предстоит судебный процесс по уголовным делам и потеря доверия общества. Сегодняшнее правительство – это непрофессиональные, безалаберные люди, которые больше занимаются своим пиаром, дележкой кресел, но не своим народом. Мы разочарованы вами.

- Позор! Позор! Позор!

- Нам нужны эффективные методы управления. Люди должны отбираться по способностям. На это вполне способны сегодняшняя система образования и правильный отбор. Люди должны быть профессионалами и специалистами. Это неправильно, когда человек занимает пост министра здравоохранения, и он не знает, что это. Вам важнее сделать что-то хорошее или просто получить пост, я не понимаю?

- А чего ты не понимаешь? И так все понятно, – раздаются голоса из публики.

- Позор! Позор!

- И напоследок господину премьер-министру и всему правительству: "Оторванные от реальности, вы нам надоели!"

- Надоели! Надоели! – бурные аплодисменты, переходящие в продолжительные овации.

Затем прозвучала песня собственного сочинения организаторши дискотек в авторском исполнении. В ней пелось про микрофон, который спаситель и настроения усилитель. Этот милый и добрый микрофон дышит в унисон с гордой и веселой певицей.

После музыкального номера выступил знаменитый блогер. Тоном прокурора он произнес обличительную речь, единогласно признанную позже "самой сильной"за всю историю митинга.

- Я абсолютно точно знаю от организаторов, что место для нашей демонстрации было выбрано без всякой политической подоплеки. Но нашлись люди, которые со скрипом зубов воспринимают сам факт того, что мы с вами здесь собрались. И нам решили напомнить, что в этом самом месте произошел страшный теракт, в нем погибли русскоязычные дети. По их суждению, мы якобы оскверняем место скорби. Не могу молчать. Некоторые депутаты от ультраортодоксальных партий первым делом заявили: "Пусть гои не рассчитывают быть похороненными вместе с евреями". Но, несмотря на эти возмутительные заявления, речь пойдет не об ортодоксах. Речь пойдет о русскоязычных, которые поддерживают такое отношение к нам. Которые поддерживают партию, для которых ультраортодоксы являются естественными партнерами по коалиции. Я говорю о тех людях, которые сами, своими руками вкладывают власть в стране в руки мракобесов. Речь идет о русскоязычных ликудниках. Не мы осквернили это место, это сделали вы! Это вы призываете к расовой сегрегации среди граждан одной страны! Это именно вы провозглашаете свое расовое превосходство над другими. Это именно вы, русскоязычные ликудники, считаете, что достоинство и право гражданина можно регламентировать по факту его рождения. Именно вы вопите на каждом углу, что факт рождения у определенных родителей дает преимущество над другими. Это самое преимущество вы видите даже в праве быть похороненным. Русскоязычные ликудники, вы знаете, кто вы? Вы нам не братья и не сестры.

- Го…но они! – Сообщает голос из публики.

- Вы – пятая колонна среди нашей алии.

- Позор!

- Мы не говорим с вами на одном языке. Мы по воле случая пользуемся с вами общим словарным запасом. Позор вам!

- Позор! Позор! Позор!

- Вы требуете отставки премьер-министра. А вас не смущает, что за последний год уже трижды были выборы? – Спрашиваю я у высокой женщины с пылающим взглядом.

- Я его не выбирала. Пусть те, кто за него голосовал, теперь и радуются.

- Но это называется демократия. Вы хотите устроить революцию?

- Мы хотим свергнуть это коррупционное, зажравшееся правительство! Мы хотим отстранить мракобесов от кормушки. Мы хотим перемен!

Так и хочется крикнуть "Ура, товарищи!" Между тем новый выступающий поднимается на сцену. На руках он держит маленького ребенка.

- Ребята, честно сказать, я писал большой долгий спич. Но потом я решил, что это лишнее. Я израильтянин. Меня привезли в двенадцать лет. Мне мама сказала, что я еду домой. Я приехал домой. И тогда я был недостаточно израильтянин, потому что я говорил на русском. И тогда я сказал себе: я должен говорить на иврите. Три месяца я сидел и учился, как проклятый. Стирал свой акцент и заговорил на иврите. И тогда я снова стал недостаточно израильтянином. И я сказал: я должен сыграть бар-мицву. И я сыграл бар-мицву, но я опять стал недостаточно израильтянином. И тогда я сказал: я должен воевать за это государство. И я пошел в боевые части, отслужил, и опять я недостаточно израильтянин. До каких пор? Я сделал самую большую ошибку в своей жизни. Я влюбился. Я влюбился в женщину своей жизни, которая, что сделаешь, недостаточно кошерная. И вот это маленькое чудо – она для них тоже недостаточно кошерная.

Слова эти он произносит со страстью и поднимает над головой маленькую девочку. Очень эффектный жест получился.

- Никто не заберет будущее у этого ребенка. И она будет израильтянкой! По своему желанию и никак больше! У нас есть цель: мы хотим, чтобы через одиннадцать лет этот ребенок чувствовал себя здесь комфортно. Будущее нашего Израиля – это она и такие, как она! Позор!

- Позор! Позор! Позор!!!

Улучив момент, я подхожу к Андрею Сигалу, организатору и идейному вдохновителю митинга, чтобы задать ему несколько вопросов.

- В эти дни в Беларуси проходят демонстрации против нечестных выборов. Люди не согласны с итогами выборов, требуют пересчета голосов и прекращения насилия. У вас какие требования?

- Мы хотим перемен, чтобы правительство наконец начало о нас заботиться. Я считаю, что депутаты должны работать для народа, а не народ для депутатов. Я считаю, что в первую очередь должны создаваться законы, которые будут помогать простым людям. Особенно сегодня, в эту тяжелую пору. Даже те же вертолетные деньги, которые были розданы, этого недостаточно. Эти деньги были розданы неправомерно.

- То есть вы считаете, что это было неправильное решение?

- Я считаю, что эта программа не дошла до своей цели. Я считаю, что она служила одному: купить свой будущий электорат. Это мое мнение и мнение многих присутствующих здесь.

- Думаете, эти деньги нужно было кому-то не давать?

- Я считаю, что их нужно было раздать в первую очередь тем, кто действительно пострадал. В первую очередь нужно было позаботиться о тех, кому эти деньги требуются больше всего. Те, кто получал свои пособия, продолжали их получать, и они не пострадали.

- А у вас есть информация о том, как в других странах справляются с последствиями экономического кризиса?

- Конечно. Например, в Германии или в Америке просто раздают по шестьсот-семьсот долларов каждый месяц. И это не одноразовая выплата тем, кто действительно пострадал.

- То есть мало дали?

- Дали мало, неправильно разделили эти деньги, и это было одноразовая выплата, которая никому не поможет.

- То есть дали мало и не тем.

- Именно это я и говорю.

- А почему вы подчеркиваете именно "русский" протест? Чем русскоязычные израильтяне отличаются от всех остальных израильтян?

- Русскоязычные люди всегда считались пассивными, они редко выходят на акции протеста, и я считаю, что это происходит потому, что они не могут себя найти на тех митингах, которые проходят на улице Бальфур. Но им есть, что сказать. Мы только первая искра. Поэтому русскоязычные, объединившись, могут послужить той самой искрой, которая послужит изменениям в нашей стране. Я думаю, что следующие митинги будут проходить на улице Бальфур.

- Вы часто говорите про социальную справедливость. А что это значит?

- Это когда разрыв между бедными и богатыми не настолько велик, как в нашей стране. А после коронавируса этот разрыв увеличится еще больше. Потому что есть люди, которые сильно не пострадали, а есть люди, которые потеряли работу и, соответственно, они еще ниже опустились по шкале бедности. А те, кто зарабатывал хорошо, продолжил зарабатывать хорошо.

- То есть у вас классовая борьба.

- Да, я думаю, что так. Я считаю, что в любой стране, если это не страна третьего мира, разрыв между бедными и богатыми должен быть минимален. Я считаю, что государство должно стремиться к тому, чтобы бедные не были такими бедными, а богатые не были такими богатыми.

- А вы выступаете за равенство возможностей или равенство результатов?

- Я за равенство возможностей.

- А вы считаете, что у русскоязычных израильтян, которые приехали в Израиль тридцать лет назад, сегодня нет равных возможностей?

- Да, я так считаю. Я считаю, что существует стеклянный потолок, который почти невозможно разбить. В армии почти невозможно дослужиться до высокого чина, да и практически в каждой области. Все должны получить равные возможности, и, соответственно, равные права и равные возможности.

- Вы собираетесь устроить в Израиле маленький Советский Союз?

- Нет, конечно, нет. Вы тут не увидите красных флагов, символики Советского Союза, поэтому не о чем говорить.

- А кто вас финансирует?

- Нас никто не финансирует. Мы отказались от предложений о финансировании от партий "Еш атид" и НДИ. Все зиждется на твердой гражданской позиции, желании сплотить русскоязычных израильтян.

- Я тут видела депутатов от НДИ. Они вас никак не поддерживают?

- Нет. Политики не получают микрофон, и мы не дадим никому прохайпиться на этом митинге.

- Что значит "прохайпиться"?

- Это значит разрекламировать свою партию или окрасить в черный цвет другие партии.

- Но тут звучали явные призывы к смене власти, обвинения людей в том, что они "не так голосовали".

- Этот митинг ставит своей целью несколько требований: отставка коррупционного правительства, отставка премьера, который не может руководить страной, мы подчеркиваем специфические проблемы русскоязычного сектора, как то: гражданские браки, транспорт по субботам, достойные пенсии.

Завершилась демонстрация неувядающим хитом группы "Земляне" про Землю, которая в иллюминаторе, а также гимном, объединяющим евреев всех стран – "Лехаимом" Бориса Моисеева. Ну и для приличия присутствующие исполнили "Атикву", после чего благополучно разошлись.

комментарии
comments powered by HyperComments
x