ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Википедия
Блоги

У газовой швабры отломалась ручка

"Газпром" закрыл польский маршрут, "Северный поток-1" прокачивает только половину газа и вовсе становится на профилактику в июле, Украине тоже не позволяют транспортировать полный объем. Для Германии это значит расконсервацию угля; остановлены планы вывода из эксплуатации атомной энергетики, ускоренными темпами начинает внедряться сжиженный природный газ, объявлена кампания по экономии электроэнергии, изо всех утюгов учат, как экономить газ.

Это — безумие. Со всех сторон — стратегической, военной, и пр. — это решение такое же безумное, как решение взять Киев в 48 часов. Если человек, стоящий во главе государства, принимает такие решения — он неадекватен.

Германия, хитро опутанная Путиным газовыми трубами, превращенная в главный раздаточный российский газовый хаб в Европе, была главным европейским союзником Путина. Ее канцлер врал, изворачивался, снова врал, принуждал Зеленского к капитуляции, сам не поставлял оружие в Украину и другим не давал (чего стоит один только запрет, наложенный Германией на поставку танков, имевшихся у Испании, или срыв поставок греческих БМП), — и все это по одной причине. Потому что под Шольцем была российская газовая труба, и он на ней вертелся, как мог. Он понимал, что если отказаться от российского газа, то каждая немецкая фрау, у которой вдвое вырос счет за коммунальные услуги, проголосует против него, не говоря уже о химзаводах в Людвигсхаффене.

И вот теперь — воспылав гневом за то, что Шольц, приехавший в Киев с прекрасным планом капитуляции Украины а-ля Киссинджер, не уговорил Зеленского, — Путин сам перерубил ту газовую швабру, на которую он посадил Германию.

А шантажировать газовой войной (как и обычной) можно только до тех пор, пока ты не начал ее вести. Когда начал — шантажировать поздно. Надо воевать.

Любая попытка переменить ситуацию и стоила бы дорого, и грозила вызвать недовольство России, и привела бы к проигрышу выборов.

Теперь замена российского газа — насущная необходимость. Немцы сейчас похожи на человека, который долго покупал товар в лавке у неадекватного лавочника. Лавочник этот то гонялся за соседкой с ножом, то воровал у соседа кур, то бегал по шоссе голый, размахивая руками, а иногда его магазин оставался закрытым по утрам, когда наш немец спешил на работу, — а лавочник в это время, построив возле магазина специальный столп, сидел на вершине этого столпа в перьях и бриллиантах и кричал: "Уважайте мои духовные ценности". Все это, конечно, смущало нашего немца. Но у лавочника был неубиваемый козырь: товары в его лавке были дешевле, и она была удобней всех расположена.

Даже когда наш немец услышал, что лавочник-таки ворвался к соседу, сжег пристройку, где жил соседский сын, вместе с сыном и его семьей, изнасиловал невестку, а из главного дома соседа утащил стиральную машину, которую гордо водрузил на столп возле магазина в качестве символа вышеупомянутых ценностей, — то и тогда наш немец ездил к соседу уговаривать закончить дело миром и признать сожженную вместе с сыном пристройку собственностью сумасшедшего лавочника, — уж больно удобная лавочка-то была.

Но тут вдруг он приехал и увидел, что лавка подожжена и весело полыхает, а сумасшедший лавочник пляшет вокруг нее с криком: "Получайте, гады! Больше вам не видать моих товаров".

Согласитесь, что тут уж хочешь-не хочешь, а придется инвестировать в другую лавку. И стимулов уговаривать соседа насчет сожженной пристройки больше нет.

Вообще на внешнеполитической арене Путину последние дни не везло. Сначала Шольц, Макрон и Драги приехали в Киев уговаривать Зеленского подписывать капитуляцию и, будучи посланы по адресу русского военного корабля, стали спасать — по меткому выражению Андрея Пионтковского, — уже не лицо Путина, а собственные задницы.

Потом Путин созвал совместный с талибами экономический форум, чтобы продемонстрировать миру новый интернационал изгоев, — и прямо на этом форуме его же войскам обязанный своим возведением на престол после небольшой гражданской резни президент Токаев унизил Путина публично. При этом, напомню, казахский президент сказал, что не признает ни ОРДЛО, ни Тайваня. Иначе говоря, в одной и той же фразе он не просто выписался из вассалов Путина, — но и признал сюзеренитет Китая. Де-факто устами Токаева говорил Китай. Старший товарищ Си Цзиньпин не приехал на форум сам, но прислал своего младшего брата, устами которого сказал, что Китай считает, что Путин — все.

А потом маленькая Литва запретила транзит российских же грузов в Калининград, и оказалось, что грозная вторая армия в мире может только щелкать санкциями.

А параллельно — не забываем о главном, — украинская артиллерия из Марьинки, расположенной в 8 км от пригородов Донецка, обстреливает Донецк, и в первую очередь — Трудовские высоты, которые над ним господствуют и которые она сейчас может занять. Народ из Донецка валит валом, на границе 15-часовые очереди; а российская пропаганда, которая восемь лет кричала "волки, волки", ничего и добавить не может. Ведь тему о том, что "волки обстреливают мирный Донецк", она уже отработала.

И хотя занимать миллионный город Украина сейчас не будет, — Трудовские высоты она вполне может занять, или, по крайней мере, оттянуть на защиту опустевшего Донецка, из которого вывезли все пушки и все пушечное мясо, часть артиллерии, которая сейчас работает по Лисичанску.

Надо создать проблему, а потом предложить ее решить на своих условиях. Если никто на это не соглашался — надо создать вторую проблему, чтобы обменять ее на первую. То есть — открыть второй фронт. Путин всегда эскалировал конфликты. Чтобы снять санкции за Крым — полез в Сирию.

И здесь, на протяжении этой войны, мы все время наблюдали попытки создания "второй проблемы". Когда не получилось пробить коридор до Приднестровья из Крыма, началось насыщение ПВО острова Змеиный, явно с целью прикрытия десанта в Молдавию. Но десант в Молдавию накрылся, не высадившись, потому что оказалось, что сил для него нет.

Потом Путин пытался поставить мир на колени, пугая его выдуманной проблемой голода. На зерне второй фронт тоже не открылся. Он пытался заставить Лукашенко открыть второй фронт. Лукашенко не только второго фронта не открыл, а, наоборот, стал вести переговоры с ЕС, как бы половчей продать Путина.

И вот теперь Путин открыл второй фронт по газу. Против Германии.

Вот интересно. Как вы думаете, каковы шансы, что именно сейчас — когда у Путина ничего не вышло с Молдавией, Литвой, Белоруссией и Казахстаном, — он победит Германию? И что о поведении своего главы должны сейчас думать члены путинской секты?

Сдается мне, что в Кремле на стене полыхает надпись "мене, текел, фарес*", — веселым голубым газовым огоньком.

(*Библ: Взвешено, сочтено, разделено)

 

 

Источник: "Новая газета. Европа"

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x