ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Википедия
Блоги

"Делай свое дело, и будь что будет"

Его имя пользуется громкой славой не только у профессиональных театроведов, но и у широкой театральной публики. На протяжении более полувека Леонид Хейфец был одним из лучших советских и российских режиссеров театра, телевидения, кинематографа. Народный артист Российской Федерации и выдающийся педагог воспитал целое поколение талантливых режиссеров и актеров. Его сценические работы – самобытная интерпретация российской и зарубежной классики, неизменно вызывающая бурю эмоций. В творческой биографии режиссера были и нападение бандитов, жаждавших отобрать здание театра, и вынос готовых спектаклей из репертуара, и запрет на новые постановки. Но Хейфец признавался: чем труднее путь к зрителю, тем интереснее работать.

 

Призвание – режиссер

Он родился 4 мая 1934 г. в Минске в семье Ефима Захаровича Хейфеца и Фриды Самуиловны Гурвич. На второй день войны отец ушел на фронт, стал батальонным комиссаром. Сын вместе с матерью проживал в эвакуации в Казани. "Война в моей жизни – это постоянное ожидание весточки от отца, – вспоминал Леонид. – В 1945-м мы вернулись в Минск, и нам сказали, что папа пропал без вести. Мама не верила, ждала, искала, но все старания были напрасны". Она была страстной театралкой и часто брала с собой сына на спектакли. А мальчик потом талантливо изображал персонажей соседям и соученикам. Окончив десятилетку, он по желанию матери решил поступать в медицинский институт, поскольку среди его родственников было немало врачей. Но шел злополучный 1951-й год, и в приемной комиссии юноше открыто сказали, что евреев не принимают. И тогда он пошел в Белорусский политехнический институт на механический факультет. В техническом вузе Леонид учился без особого энтузиазма, зато охотно посещал там драматический кружок, играл главные роли в студенческих спектаклях и помогал в постановках его руководителю, народному артисту БССР Г. Кочеткову. "Я сыграл Ведерникова в пьесе Арбузова „Годы странствий“, где был совершенно неотразим... Особенно нравился своим родственникам" – шутил Хейфец.

В 1956-м Леонид Хейфец окончил институт и два года работал инженером-конструктором в инструментальном цехе Минского подшипникового завода. А параллельно тайно от начальства был вольнослушателем в вечерней актерской студии при Белорусском государственном академическом театре им. Янки Купалы, которую окончил в 1958 г. И на телестудии сыграл главную роль мальчишки в пьесе В. Розова "В поисках радости" на белорусском языке. После чего с большим трудом взял отпуск за свой счет, подал в Москве заявление на режиссерский факультет ГИТИСа им. А. В. Луначарского и неожиданно был принят. "У меня было ноль сотых шанса, что поступлю, потому что приехал из провинции... Я просто хотел прорваться сквозь то, что я не москвич. Что я нищий, еврей, не член Коммунистической партии. Всё, чего я хотел, – репетировать. Но получилось так, что вдруг без всякого блата я попал в главный театральный вуз страны к лучшим педагогам того времени. Невероятное счастье!" – вспоминал Хейфец.

Его первыми наставниками в ГИТИСе стали народные артисты Алексей Дмитриевич Попов, главный режиссер Центрального театра Советской армии (ЦТСА), и профессор Мария Осиповна Кнебель, главный режиссер Центрального детского театра. Семестровые экзамены по режиссуре и актерскому мастерству студент Хейфец сдавал на "отлично". Кнебель признавала бесспорным достоинством своего ученика "умение организовать участников спектакля вокруг себя, очень четкое решение сценического пространства, определенность мизансцен, приспособлений, интонаций". Дебютной работой молодого режиссера стал спектакль У. Гибсона "Сотворившая чудо" в Рижском ТЮЗе, а дипломной – "Шоссе на Большую Медведицу" Ю. Семенова в ЦТСА. Леонид женился на однокурснице Антонине Пипчук из Запорожья. Сначала они жили в гримерной, у них родилась дочь Оля. Но взгляд супруга на воспитание девочки не совпадал с позицией тещи. После развода Тоня вторично вышла замуж и уехала во Францию. Оля живет в Париже, подарила отцу внучку Ксению.

 

В Театре Советской армии

В 1963-м Хейфец окончил ГИТИС и был принят в ЦТСА на должность режиссера. А главным режиссером театра стал Алексей Попов, пришедший на смену своему знаменитом отцу. В коллективе служили такие выдающиеся артисты, как Л. Голубкина, В. Зельдин, Л. Касаткина, Д. Сагал, С. Шакуров и другие. С ними молодой режиссер Хейфец поставил спектакли "Мой бедный Марат" по драме А. Арбузова, "Мастера времени, или Часовщик и курица" по философской пьесе украинского драматурга И. Кочерги, "Дядя Ваня" по А. Чехову и др. Уже первыми работами Хейфец заявил о себе громко и ярко. Те, кто видел эти спектакли, спустя десятилетия не забыли его удивительно точное ощущение театрального пространства, а главное – живой и пристальный интерес к психологии героев. Именно эти черты возвели молодого режиссера в ранг подлинных мастеров. А. Эфрос, посмотрев одну из его постановок, похвалил ее и посоветовал: "Вам надо делать только классику".

Большим успехом пользовался его спектакль "Смерть Иоанна Грозного" А. К. Толстого, поставленный в 1966-м. Режиссер, признавший эту пьесу своей "студенческой мечтой", четко обосновал собственные гражданские и эстетические позиции. Мысль об органической взаимосвязи судеб, времен и событий рельефно прозвучала благодаря исполнителю главной роли А. Попову. По признанию критика, спектакль привлекал "точным расчетом, мыслью, выверенностью построения, волей, объединяющей все элементы в стройное целое". В нем определились черты режиссерского почерка Хейфеца: поиск общих для истории и современности моральных критериев. Этот спектакль вошел в число лучших постановок в мире.

В те же годы режиссер поставил на телевидении фильмы-спектакли "Шоссе на Большую Медведицу", инсценировку романа И. Тургенева "Рудин" и двухсерийный "Обрыв" по И. Гончарову. В последнем он с успехом снял молодых актеров Сергея Шакурова и Наталью Вилькину и опытную Софью Фадееву. Новое прочтение классических произведений, сочетавших гражданские и этические проблемы, прагматичный расчет и логику, привлекли к нему внимание не только публики. В 1960-е гг. цензура проявляла повышенный интерес к режиссерской манере Леонида Ефимовича. Был запрещен только что выпущенный им спектакль "Тайное общество" по Г. Шпаликову, закрыты репетиции "Любови Яровой" и "Двух товарищей" по рассказу В. Войновича. В 1970-м заместитель главного режиссера Хейфец подал заявление об уходе из ЦТСА. А вместе с ним театр в знак солидарности покинули Шакуров и Вилькина.

Режиссер решил уделить основное внимание работе в провинции. В Петрозаводском финском театре он удачно поставил "С вечера до полудня" В. Розова, в Белорусском театре им. Я. Купалы – "Грозу" А. Н. Островского. Только спустя 18 лет Леонида Ефимовича пригласили художественным руководителем в Театр Советской армии, ставший к тому времени академическим. За семь лет пребывания в этой должности Хейфец поставил на его большой сцене пьесу Дм. Мережковского "Павел I" с Олегом Борисовым в главной роли, на который невозможно было попасть. Спектакль в 1991 г. получил государственную премию РСФСР. Кроме того, в репертуаре ЦАТСА неизменно присутствовали его работы "Боже, храни короля!" С. Моэма (1990), "Маскарад" М. Лермонтова (1992) и "На бойком месте" А. Н. Островского (1994). А в 1988-м Хейфец снял для телевидения фильм-спектакль "Кьоджинские перепалки" по К. Гольдони.

Но судьба снова заставила режиссера покинуть родной театр. У него возникали конфликты из-за отказа начальства разрешить Петеру Штайну ставить "Орестею" Эсхила и запрета репетировать "Стройбат" С. Каледина. Хейфец протестовал также против сдачи в аренду части помещения театра под ночное ревю и ресторан. А в 1994-м бандиты вломились к нему в дом, требуя, чтобы он ушел из Театра Российской армии. Режиссер вспоминал: "Я был возмущен, что всё это происходит за спиной коллектива, и написал письмо: "Дорогие друзья! Дважды я входил в эту реку – Театр Армии. В третий раз нет сил. Сегодня я подал заявление об уходе. Надеюсь, что вы меня поймете. Спасибо вам за всё и особенно за помощь и поддержку. До конца жизни буду помнить тех, кто в эти дни и ночи был рядом со мной и моей семьей!".

 

Малый театр и другие

После первого ухода из ЦТСА Леонида Хейфеца наперебой приглашали к себе пять московских театров, но горком партии наложил вето на его работу в столице. И только вследствие вмешательства Е. Фурцевой он был принят в 1971 г. режиссером в Государственный академический Малый театр, опекаемый Кремлем. В нем Хейфец прослужил 16 лет и в сотрудничестве с советской театральной элитой смог реализовать ряд удачных проектов. К их числу относятся пьесы классиков: "Свадьба Кречинского" А. Сухово-Кобылина, "Король Лир" и "Заговор Фиеско в Генуе" Ф. Шиллера (спектакль занял первое место на Фестивале Шиллера в Германии), "Перед заходом солнца" Г. Гауптмана, "Ревнивая к себе самой" Т. де Молины, "Зыковы" М. Горького. Кроме того, режиссер поставил на сцене Малого театрa советскиепроизведения – "Вечерний свет" А. Арбузова, "Ретро" А. Галина, "Картинy" по Д. Гранину.

Он дружил с Фридрихом Горенштейном и мечтал сотрудничать с ним. "Я ощущал его талант, его гениальность. Как-то в 1975 г. он дал мне прочитать пьесу „Бердичев“. Я был совершенно сметен, ведь она коснулась самых дорогих для меня тем и вопросов. Дело в том, что две трети моей семьи было истреблено во время войны. Но о постановке подобного материала в те годы в нашем театре нельзя было и мечтать". А по поводу пьесы А. Салынского "Летние прогулки" он вспоминал: "В условиях нашего социализма спектакль не принимали, калечили, ни одной рецензии, никуда не вывозили, но восемь лет он шел, и мы были счастливы".

В 1974-м во время съемок "Вишневого сада" Иннокентий Смоктуновский, игравший Гаева, в порыве откровенности сказал режиссеру: "Неужели вы не понимаете, что мы все рабы?" Хейфецу всё было ясно, но из чувства самосохранения приходилось сдерживать себя. Позже он признался: "В идеале хочется видеть человека, который стиснул зубы и не идет на соглашение с условиями жизни". И когда в 1979-м "органы" предложили ему стать членом Антисионистского комитета советской общественности, он отказался и на шесть лет стал "невыездным". И всё же критики порой признавали его спектакли наиболее интересными в театре. Некоторые из них были экранизированы на Центральном телевидении. А в 1983-м Хейфецу всё же было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

В тот же период произошли изменения в личной жизни Леонида Ефимовича. Еще во время экранизации романа "Обрыв", подыскивая актрису на роль Марфиньки, он познакомился с талантливой Натальей Гундаревой из Театра им. Маяковского. Она была на 14 лет младше Леонида, но это не помешало им после съемок пожениться. Вместе они прожили шесть лет. Забеременев, Наталья решилась на аборт, не желая прерывать артистическую карьеру. Годы невостребованности после огромного успеха в фильме "Сладкая женщина" сменились заманчивыми предложениями. "По мере того как Наташа становилась всё более знаменитой, наши личные отношения шли на убыль... На нее посыпались торжественные приемы с обильными возлияниями... И я предложил развестись". Этот развод Хейфец считал самой большой болью своей жизни.

По совету Кнебель режиссер вскоре обратил внимание на артистку Малого театра Ирину Тельпугову. Третья жена Леонида Ефимовича, почти вдвое моложе мужа, родила ему дочку Александру. Они прожили дружно более 30 лет, их дочь окончила МГУ, вышла замуж, воспитала сына Ивана.

В 1986-м Хейфец из-за творческих разногласий ушел из Малого театра вoМХАТ, где поставил пьесу современного драматурга В. Арро "Колея" – о месте человека в жизни и его отношении к общественным ценностям. В театре "Современник" он срежиссировал актуальную комедию А. Галина "Восточная трибуна", в Театре им. С. Станиславского – "Полонез Огинского"Н. Коляды с маргинальным героем, в Театре им. Моссовета – драму А. Казанцева "Бегущие странники" о трагедии одиночества юной души, в московской Школе современной пьесы – спектакль "Антигона в Нью-Йорке" Я. Гловацкого. В Дзержинском театре драмы выступил художественным руководителем постановки пьесы Бертольта Брехта "Господин Пунтила и его слуга Матти", плодотворно работал во Фрунзе (ныне Бишкек) и в Одесском русском драматическом театре. В Софии, Варшаве, Париже, Стамбуле он ставил преимущественно русскую классику, которая всюду находила глубокий отзвук в сердцах зрителей.

С 1998-го Леонид Хейфец – штатный режиссер в Московском академическом театре им. В. Маяковского. Здесь он инсценировал шедевры западной и русской драматургии: "Кукольный дом" Г. Ибсена (1999), "Синтезатор любви" Алана Эйкборна (2002), "Спуск с горы Морган" (2005), "Цена" (2012) и "Все мои сыновья" (2016) – все три А. Миллера, "Не все коту масленица" А. Н. Островского (2010), "Отцы и сыновья" ирландского драматурга Б. Фрила по мотивам романа И. Тургенева (2014). А в Риге он поставил "Пигмалионa" Б. Шоу (2017) с И. Костолевским в роли профессора Хиггинса.

Американские истории Артура Миллера режиссер возвел на философский уровень, нивелировав их национальный колорит. Особенно выделил в своем творчестве его пьесу "Цена". "Перечитав ее, я был буквально ошеломлен тем, насколько она актуальна сегодня, когда люди потеряли понимание, что есть истинные ценности, а что – мнимые... Миллер говорит о том, что нет ничего более ценного в человеческих отношениях, чем любовь, что она – главное в жизни, что любовь – это и есть счастье жизни". За этот спектакль он получил зрительскую премию "Живой театр" в номинации "Режиссер года: Мэтры".

С именем Хейфеца связана яркая страница оригинальных интерпретаций драматургии Чехова. Так, пьесу "Дядя Ваня" он ставил в разных театрах и странах. В ней он увидел "ситуацию, когда жизнь становится невыносимой, но кардинально изменить что-то нет возможности либо сил. Очень чеховское положение вещей: единственным доводом в пользу того, что отчаиваться нельзя, остается знаменитое „надо жить“. Чтобы когда-нибудь всё-таки увидеть „небо в алмазах“. Спектакль этот имел не только бытовой подтекст, но и социальный... Вот бездну отчаяния мне и захотелось осветить пусть слабой, но все-таки надеждой: рано или поздно наступят времена, когда все мы, наконец, заживем по-человечески". А его спектакль "Вишневый сад" шел на пяти разных сценах и по телевидению. Режиссеру, во многом благодаря великолепному актерскому ансамблю, и здесь удалось сохранить неповторимую чеховскую интонацию. Вырубая сад, топор обрушивается на самое святое, что осталось у его персонажей. Это – пьеса сложного полифонического звучания, где автор смело соединил смех и слезы, фарс и лирику. Хейфец сказал: "Это пьеса-прощание, пьеса-прощение; пьеса, бесконечно светлая и бесконечно печальная. Пьеса, наполненная огромной любовью и жалостью к людям... „Вишневый сад“ – это мы все. Кого-то продадут, кого-то вырубят".

 

"Самое важное в профессии актера – сострадание"

Режиссеру Леониду Xейфецу было свойственно стремление к поэтическому осмыслению жизни через правдивое воссоздание ее путем тщательного психологического исследования конкретных судеб, соединения предельной достоверности с образно-метафорическим решением сценического пространства. "Слово „режиссер“ вызывает во мне полную и окончательную страсть, – признался он. – И я не нахожу в себе никакого отклика, если встречаюсь с легкомыслием в этой профессии. В своих студентах воспитываю чувство профессионализма прежде всего. А в профессии актера самое важное – это сострадание. Самая главная школа для режиссера и артиста – жизнь. Необходимо умение ее видеть, чувствовать, сострадать".

Его горячо волновали судьбы театра в России. "Если государство не осознает, что значит для культуры страны репертуарный театр, то рано или поздно это непонимание обернется государству во вред". Тонкий знаток законов драматургии, он в работе с актером выявлял драму каждого персонажа, делая акцент на столкновении жизненных позиций, обладал умением создать ансамбль актеров разных поколений и манер игры. И поощрял самостоятельность мысли: "Мне нравится, когда со мной спорят. Лучше спор, чем тишина и равнодушие... А сейчас то, что называется дискуссией или полемикой, фактически является неприкрытой борьбой на уничтожение". Он был противником диктата и шаблона в режиссуре: "Я обожаю импровизацию. Научить импровизировать – это редчайший педагогический дар. Воспитать импровизационное чувство у актера – высочайший класс режиссуры".

В 1971–1980 гг. Л. Хейфец преподавал актерское мастерство и режиссуру в Высшем театральном училище им. М. Щепкина, затем до 2012-го вел мастерскую в ГИТИСе и творческую лабораторию при Союзе театральных деятелей, заведовал кафедрой режиссуры в Театральном институте им. Б. Щукина (при театре Е. Вахтангова). До последних дней своей жизни профессор Хейфец продолжал заниматься педагогической деятельностью в Российском институте театрального искусства, воспитал плеяду умных, талантливых и смелых артистов и режиссеров театра и кино. В рамках Всероссийского фестиваля "Школа Леонида Хейфеца" он давал мастер-классы в разных городах страны. В 2008-м был награжден Международной премией им. К. С. Станиславского в номинации "за вклад в развитие театральной педагогики". Выпускники его художественной мастерской представили серию дипломных спектаклей, один из которых получил Гран-при международного фестиваля.

В 1993 г Хейфецу наконец-то присвоили звание народного артиста России, в 2014-м на Всероссийском фестивале вручили приз "За выдающиеся достижения в русском психологическом театре". Он награжден орденом Почета и стал лауреатом российской премии "Золотая маска" в самой почетной номинации – "За выдающийся вклад в развитие театрального искусства". Опубликовал мемуары "Я собираю счастье по крупицам" и в своей книге "Музыка в лифте" (2005) проанализировал пройденный творческий путь, признавшись в своей любви к театру. А в 2019 г. он издал "Призвание" – своеобразное пособие для тех, кто выбрал профессию артиста. В нем автор советует им, как выбрать литературный материал для чтения, импровизировать в этюде, победить в творческом конкурсе. Рассказывает о своих работах и об известных деятелях театра. В своих документальных фильмах режиссер показал характеры и судьбы выдающихся актеров И. Ильинского, О. Борисова, В. Соломина, Н. Гундаревой.

За полвека активной творческой жизни многие постановки Леонида Ефимовича стали эталоном театральной режиссуры. О себе он откровенно говорил: "Я честный человек. До ужаса. Первый спектакль приковываю себя наручниками к стулу и смотрю в зале среди публики. Но считаю, что эту пытку я должен пройти вместе с актерами... Я люблю тишину в зале, чтобы те, кто придут, вместе со мной всмотрелись, вслушались в то, что происходит на сцене". Работа на износ в преклонном возрасте сказалась на состоянии здоровья мэтра. В сентябре 2019-го у Леонида Ефимовича, обычно человека вполне адекватного, сдержанного, произошел сильный нервный срыв. Он был госпитализирован, лечился с помощью антидепрессантов. Его жизненный путь завершился 18 апреля 2022 г.

Хейфец бесспорно остается одной из самых значимых фигур в истории театра. Он до последних дней отстаивал компетентность и правду жизни в искусстве: "Гигантская ложь коммунистического правления в итоге лопнула, но другая ложь как социальная и личностная категория не исчезла, а лишь приобрела иные формы". В одном интервью он так выразил свое кредо: "Главное, что притащило меня в театр, – желание помочь людям... Правда, вера, надежда – это общие слова. Каждый понимает их по-своему. Но если бы меня попросили сформулировать всё это в одном предложении, я воспользовался бы фразой, придуманной задолго до меня: делай свое дело, и будь что будет. Стучи молотком в то место, куда ты призван стучать. Все остальные смыслы мне кажутся неправдивыми. Более того – неплодотворными".

 

 

 

 

Источник: "Еврейская панорама"

 

 

 

Комментарии

комментарии

популярное за неделю

последние новости

x