ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Рейтер" , Умит Бектас
В мире

Турецкий Путин начинает конфликтовать с российским Эрдоганом, используя для этого украинского Зеленского

Личные отношения между президентом России  Владимиром Путиным и президентом Турции Реджепом Эрдоганом заметно ухудшились – таково мнение автора статьи в издании The Times, усмотревшего признак охлаждения в словах Эрдогана, касающихся Крыма.

"Турция не признала и не признает незаконную аннексию Крыма", - заявил Эрдоган, принимая из рук президента Украины Владимира Зеленского почетную медаль в знак признательности Киева за поддержку Анкары в конфликте Украины и России.

В ходе визита Зеленский и Эрдоган провели почти двухчасовую беседу в закрытом формате.

Автор статьи считает, что налицо завершение пятилетнего периода "дружбы" Москвы и Анкары, в течение которого "Путин использовал совместные антизападнические настроения в качестве рычага воздействия на Эрдогана, чтобы оторвать Турцию от НАТО и ЕС". В статье утверждается, что сейчас заметно "напряжение соперничества между странами от Ближнего Востока до Кавказа".

Автор отмечает личную дружбу между политиками, их схожесть в плане прагматизма и деловитости в строительстве международных отношений: эта схожесть, пишет автор, во многом объединяла противоположные позиции в сирийском, ливийском и нагорно-карабахском конфликтах, в споре между Грецией и Турцией в восточном Средиземноморье.

По мнению автора, изменение позиции Эрдогана связано с недавним обнаружением Турцией огромного подводного газового месторождения в Черном море, оцениваемого в 400 млрд кубометров. Это побуждает Эрдогана искать сближения с Киевом с целью уменьшения российского влияния в регионе.

В статье упоминается, что в последнее время Турция сумела заметно сократить газовую зависимость от России, дававшую заметное преимущество Путину в отношениях с Эрдоганом. Автор статьи замечает, что скоро наступит срок продления двух из пяти газовых контрактов между двумя странами и Турция наверняка попытается выбить лучшие условия.

Речь идет об удалении существующего ныне пункта соглашения, согласно которому Анкара обязана платить Москве даже за тот газ, который Турция не сможет импортировать в силу загруженности хранилищ. Изменение этого пункта дает Турции немалое преимущество при будущих спорах с Россией по поставкам газа.

В статье приводится комментарий Димитара Бечева, научного сотрудника проекта Europe's Futures Института гуманитарных наук в Вене.

"Российско-турецкие отношения как двуликий Янус. У них есть и светлая сторона, но есть и соперничество. . . Путин порой - азартный игрок, как в Крыму и на Донбассе. И теперь Эрдоган ведет ту же игру, вторгаясь в Нагорный Карабах и ставя россиян перед свершившимся фактом. Но я не думаю, что в отношениях произойдет ухудшение до разрыва ", - заявил Бечев.

В статье отмечается, что Турция начиная с лета 2020 года усилила поддержку Киева. Речь, в частности, идет о поставках шести и возможной закупке еще почти 50 дронов, прекрасно зарекомендовавших себя в Сирии, Ливии и позже в карабахском конфликте.

Во время визита Зеленского в Стамбул стороны  подписали оборонное соглашение, касающееся производства вооружений и стратегического сотрудничества.

"(...) В то время как Путин до сих пор уделял первоочередное внимание тому, чтобы удерживать Эрдогана рядом с тем, чтобы разозлить НАТО и Вашингтон, растущие глобальные амбиции обоих лидеров вновь разожгли старое соперничество, игнорировать которое становится все труднее. Существует серьезная проблема доверия [между Россией и Турцией], которая не проистекает из прямых отношений между двумя странами. Все началось в Сирии с событий в Идлибе, продолжилось в Ливии, вокруг Нагорного Карабаха и недавними заявлениями Эрдогана относительно Украины и Крыма", - приводится в статье мнение Айдына Сезера, аналитика, автора книги "Голубая мечта", посвященной истории турецко-российских отношений.

В статье отмечается схожесть Эрдогана и Путина в подходе к внешнеполитическим вопросам (упор на антизападничество), в отношении к оппозиции. Лидеров объединяет и имперская ностальгия, считает автор материала.

"Однако есть признаки того, что Россия продолжает оказывать влияние в Турции, а также вероятность того, что события по ту сторону Атлантики могут подтолкнуть Эрдогана назад к Путину. (...) В конечном итоге, курс Турции может быть определен 4 ноября на выборах в США.

Президент Трамп, еще один популистский лидер, к которому инстинктивно тяготеет Эрдоган, практически в одиночку сдержал санкции в отношении Турции из-за ее покупки С-400, а также судебное дело против турецкого государственного банка Halkbank по поводу нарушения санкций против Ирана. В случае победы Джо Байдена и то, и другое, вероятно, будет реализовано, к радости тех, кто занимает ястребиную позицию по отношению к Турции в Вашингтоне, но с тем возможным результатом, что Эрдогана подтолкнут к Путину в тот самый момент, когда у США есть возможность переманить Анкару назад к Западу", - резюмирует автор.

Смысл статьи тесно переплетается со смыслом статьи в блоге известного российского историка и политолога Аркадия Малашенко. "Что такое Эрдоган? Это турецкий Путин. Что такое Путин? Это российский Эрдоган", – так начинается пост.

По мнению Малашенко, "у обоих мания величия сочетается с комплексом неполноценности. Причем Путин спускается по лестнице вниз – от мировой державы к региональной, а Эрдоган карабкается вверх от региональной к мировой. Хотя наверняка и понимает, что до этого уровня Турции никогда не добраться. Тут никакой Карабах не поможет".

Автор усматривает определенную схожесть Эрдогана и Путина в том, что оба ревностно пестуют идентичность, самобытность. "Один клянется в верности исламу, другой – православию. При этом, каждый стремится к полному контролю над "своей" религией, и считает собственным политическим инструментом", – пишет Малашенко в блоге, опубликованном на сайте радиостанции "Эхо Москвы".

 

комментарии
comments powered by HyperComments
x