ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Снимок экрана
Блоги

Если кто-то кое-где у нас порой…

Как сообщил недавно глава МВД ФРГ Хорст Зеехофер, в 2019 г. в Германии было совершено 41 700 политически мотивированных преступлений. Это на 14% больше, чем годом ранее. Лишь в 2016 г. этот показатель был более высоким. При этом число преступлений с антисемитской подоплекой возросло на 13% до рекордного уровня – 2032 зафиксированных деяния. При этом, как уверяет МВД, 93% подобных преступлений совершили сторонники ультраправой идеологии. Обоснованные сомнения в истинности подобных утверждений имелись давно, а ставшие недавно известными данные, которые власти не спешат разглашать, лишь подтверждают эти сомнения.

Президент Федерального ведомства по защите Конституции Томас Хальденванг приподнял завесу над до сих пор тщательно охраняемыми выводами его ведомства о мусульманском антисемитизме в Германии, широкое распространение которого подтверждают многочисленные отчеты. Есть основания опасаться, что признание антисемитизма мусульман в Германии может стать переломным моментом в истории о мирном сосуществовании в германском иммиграционном обществе.



Конечно, не каждый мусульманин является антисемитом, но глубокая враждебность по отношению к евреям все еще слишком распространена и может даже усилиться, если с этим ничего не делать. И это утверждает не кто-нибудь, это левая Süddeutsche Zeitung в порядке исключения осмеливается на сей раз написать, что возмутительно, когда в Германии опять плюют на евреев, охотятся на них на улицах, а в немецких молитвенных домах о евреях говорят как о “тех, чья жизнь стоит меньше, чем жизнь животных”. Уж не те ли это молитвенные дома, которые за пределами коронакризиса стремятся навсегда наполнить немецкие города регулярным зовом муэдзина?



Антисемитизм уже давно перестал быть одной из отличительных особенностей христианских церквей (хотя это нередко имело место в немецкой истории), в XXI в. его чаще можно встретить в некоторых мусульманских общинных центрах и мечетях Германии. Сегодня мы достоверно знаем о множестве таких случаев, потому что бывший федеральный министр внутренних дел Томас де Мезьер – не в последнюю очередь, вероятно, под давлением так называемых альтернативных средств массовой информации – в 2015 г. счел, наконец, необходимым проявить активность, поскольку достоянием общественности становилось все больше случаев, когда евреев избивали на улице, когда появление в определенных районах крупных германских городов в кипе могло стать угрозой здоровью, а то и жизни, а также историй о том, как в центре Берлина толпы ликующих мусульман публично сжигали флаг со звездой Давида.



Нет, теракт в отношении синагоги в Галле был совершен не мусульманским преступником. Но это покушение на массовое убийство, осуществленное правым экстремистом, не является подходящим аргументом для того, чтобы замалчивать повседневный антисемитизм мусульман. Германской политике потребовалось слишком много времени, чтобы наконец-то начать проявлять активность и в этом направлении. Она слишком долго закрывала глаза (да и сейчас нередко закрывает) на “проделки” мусульман.



Любой, кто всерьез утверждает, что является антифашистом, особенно в Германии, должен требовать и прилагать все усилия к тому, чтобы этот позор прекратился. Но этого практически не происходит. Левые даже частично остаются верными традиции, которая возникла, когда арабские ненавистники Израиля обучали террористов из “Фракции Красной Армии” и в 1976 г. евреи были отделены от других пассажиров самолета авиакомпании Air France, угнанного арабскими и немецкими террористами в Уганду. И по сей день Германия продолжает одностороннее осуждение Израиля в связи с конфликтом в Газе и на Западном берегу.



Осенью 2020 г. исполнится пять лет с тех пор, как руководство отечественных спецслужб поручило своим сотрудникам отслеживать антисемитизм мусульман. Пора подвести итоги. И вот тут-то Süddeutsche Zeitung, похоже, разбудила спящую собаку, нанеся визит в Федеральное ведомство по защите Конституции. Ведь там, по слухам, с осени 2015 г. под замком хранится специальное досье, в котором перечисляется то, что было собрано сотрудниками и информаторами в местах проведения мусульманских массовых мероприятий.


Насколько толстое это досье? Ныне в этом “Собрании материалов об антисемитских происшествиях с подозрением на исламистскую подоплеку” фигурирует 700 дел.


Президент Ведомства по защите Конституции Томас Хальденванг – да-да, тот самый, который недавно пытался выдать турецкому президенту и его засланцам в Германии из DITIB что-то вроде индульгенции, – оказался доступным для интервью с Süddeutsche Zeitung и поведал журналисту Ронену Штайнке удивительные вещи. Удивительные, потому что эти до сих пор замалчиваемые факты должны были бы уже давно вызвать общественный резонанс.



Хальденванг признает, что антисемитизм “присутствует практически во всех известных исламистских организациях, действующих в Германии”. Когда речь идет о ХАМАСе, “Хезболле”, “Братьях-мусульманах”, “Милли-Гёрюш” или “Исламском государстве”, вряд ли это кого-то удивляет. Но антисемитизм имеет серьезное распространение не только в экстремистских организациях, но и внутри мусульманских общин. “Бывают случаи, когда люди даже не исповедуют радикальную религиозную идеологию, но хотя бы отпечатком с мусульманской культуры разжигают ненависть против иудеев или нападают на них, – пишет Штайнке. – Они могут быть националистами или просто продуктами определенной системы воспитания”.



Нужны ли еще более пронзительные тревожные сирены? Казалось бы, нет. Но из беседы с президентом Ведомства по защите Конституции становится понятно, что существует еще одна серьезная проблема: “Эта статистика неточна, поскольку большинство случаев проявления антисемитизма учитывается как деяния правых”.



Скандальны многие детали этого досье, но Хальденванг предупреждает, что не стоит делать поспешных выводов: мол, представленная выборка не является эмпирически репрезентативной, мы только в начале пути. Интересно, сколько еще лет потребуется ведомству на сбор материалов и принятие эффективных мер?


Эксперты знают, что антисемитизм – в какой бы форме он ни проявлялся – весьма экспансивен и быстро распространяется. Насколько успешнее можно было бы с ним бороться, если бы все необходимые шаги были предприняты уже в 2015 г. или даже раньше… Но Хальденванг не забывает упомянуть о том, что в то время не он занимал этот пост (что, вероятно, и объясняет такую необычную готовность к беседе с журналистом).


Газета называет то, что ей сообщил Хальденванг, “лишь малой частью тревожной правды”. В том числе и потому, что, как признается президент главного разведывательного органа страны, расследования в данной области зависят от большого числа случайностей. К тому же досье – не итог целенаправленной работы, в него попадают лишь те случаи, о которых разведчикам стало известно в ходе их традиционной деятельности.


Очевидно, что небрежность властей носит структурный характер. Полиция, которая в первую очередь появляется там, где проявления антисемитизма известны или о них сообщается, “вовсе не ведет надежного учета преступлений, совершенных антисемитами-мусульманами”. Отдельно взятый полицейский может и захотеть это сделать, но он не может делать то, что ему нравится.



Давно известно, что в случае сомнений антисемитские действия всегда считаются экстремизмом правого толка. Властям предержащим подобная практика вполне на руку, поскольку хорошо вписывается в провозглашенную ими “борьбу с правыми” – движение, основная цель которого, к сожалению, часто совершенно иная: клевета, дискредитация и доносы на политических оппонентов. Но любой, кто действует таким образом, кто замалчивает один из серьезных источников антисемитизма, в конечном итоге способствует его распространению. В то же время и раввины в Германии, и уполномоченный федерального правительства по борьбе с антисемитизмом Феликс Кляйн уже давно великолепно знают, что доля лиц арабского происхождения среди виновных в антисемитских инцидентах значительно отличается от той, которая указывается в официальных статистических данных. Об этом же годами сообщают альтернативные СМИ.


Так что Süddeutsche Zeitung весьма запоздала со своим выводом: “Ко всей официальной статистике, согласно которой 70, 80 или 90% всех антисемитских атак в Германии совершаются правыми экстремистами, следует относиться с большим скептицизмом. В нее просто включаются даже нераскрытые дела, а иногда даже случаи, подобные делу из берлинской криминальной статистики 2014 г., когда сторонников шиитской „Хезболлы“, которые во время ежегодного „марша Аль-Кудс“ кричали „Зиг хайль!“, полиция также записала в правые экстремисты”.



Опубликованное интервью с Томасом Хальденвангом дает Ведомству по защите Конституции возможность активизировать свою деятельность по борьбе с антисемитизмом, в том числе и среди мусульманских общин. Проблема названа публично и больше не скрывается от общественности. Ее нужно решать, причем время не ждет.

 


P.S. В своей брошюре “Антисемитизм в исламизме”, изданной в марте 2019 г., Ведомство по защите Конституции говорит об имеющихся у него сведениях как о “верхушке айсберга”. И это после пяти лет работы и 700 собранных случаев! Но проблема не только в этом, а и в том, что разведчики упорно отказываются признать то обстоятельство, что проблемой является не только исламизм, но и сам ислам с заложенной в него юдофобией. До тех пор, пока “борцы с антисемитизмом” не признают этого, все их показные усилия не приведут ни к каким реальным результатам. Хотя, возможно, они им и не нужны?

Источник: "Еврейская панорама"

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x