ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Википедия
Блоги

Еврейский певец русской природы

Пейзажная реалистическая живопись в России, достигшая своего расцвета во второй половине XIX в., была представлена созвездием крупных художников: И. Шишкин, Ф. Васильев, А. Куинджи, И. Айвазовский, А. Саврасов, В. Поленов… В этом созвездии ярчайшей звездой блистал и Исаак Ильич Левитан.


Будущий выдающийся художник появился на свет 18 (30) августа 1860 г. в местечке Кибарты (ныне это в Литве) и при рождении получил имя Ицхак. Он был четвертым и младшим ребенком в небогатой семье Эльяшива-Лейба и Баси Левитан.


В 1870 г. отец, желая дать детям хорошее светское образование, привез семью в Москву, где пытался зарабатывать уроками французского. Через год его старший сын Авель Лейб (Адольф) поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В 1873 г. переступил порог этого училища и младший сын, теперь носивший имя Исаак. Как вспоминал М. Нестеров, учившийся в то же время, это был на редкость красивый, изящный мальчик-еврей, похожий на нищих детей-итальянцев.


Вскоре умерла мать, а через год и отец. Для осиротевших детей наступили тяжелые времена. Руководство училища, отмечая “большие успехи” братьев в учебе и “ввиду крайней нужды”, освободило их от платы за обучение. Но голод и лишения продолжали преследовать их.


Исаак первоначально посещал “натурный класс” известного художника-жанриста В. Перова. Друг и коллега Перова, знаменитый пейзажист А. Саврасов, обратил внимание на подростка и взял его в свой “пейзажный класс”. Саврасов, как отмечал К. Паустовский, внимательно и терпеливо наставлял ученика, передавал ему умение лирически воспринимать и отображать природу. Юноша внимал советам учителя, но и сам много работал. “Левитану давалось все легко, тем не менее работал он упорно, с большой выдержкой”, – вспоминал М. Нестеров.



Вскоре последовали первые успехи. Весной 1877 г. две выставленные на ученической выставке работы Исаака были положительно отмечены в прессе, 16-летний Левитан получил малую серебряную медаль и 220 руб. “для возможности продолжать занятия”. Особенно кстати оказалась денежная премия: братья по-прежнему жили впроголодь, не имели постоянного крова. Эти лишения не прошли бесследно для здоровья Исаака: именно тогда зародилась болезнь сердца, которая омрачала его жизнь и безвременно свела его в могилу.



Много унижений и лишений пришлось пережить и в связи с еврейским происхождением и “неславянской” внешностью. “Талантливый еврейский мальчик, – писал Паустовский, – раздражал иных преподавателей. Еврей, по их мнению, не должен был касаться русского пейзажа. Это было дело коренных русских художников”. А когда весной 1879 г. вышел указ о запрете евреям проживать в “первопрестольной”, Левитан был выселен из Москвы. Вместе с братом, сестрой и ее мужем он поселился в дачном доме под Москвой. Здесь он написал картину “Осенний день. Сокольники”, на которую обратил внимание П. Третьяков, купивший ее для своей галереи. Это был огромный успех для 19-летнего ученика художественного училища.



В 1880 г. Левитан создал цикл картин “Дубовая роща. Осень”, “Дуб. Сосны”, “Полустанок”. В том же году он был допущен на выставку художников-передвижников. Лишь через год после высылки Левитан смог вернуться в Москву. Грустью о судьбе вечно гонимых соплеменников была проникнута созданная им в 1881 г. картина “Еврейское кладбище”.


В 1882 г. наставником Левитана стал В. Поленов. У него Левитан учился вносить в изображение природы живую непосредственность этюда, свежесть и естественность колорита. Это сказалось в созданных в 1884 г. картинах “Последний снег. Саввинская слобода” и “Мостик. Саввинская слобода”.



Но художника ожидала новая неприятность. Несмотря на то, что он был высоко ценим своими учителями, руководство училища в апреле 1884 г. выпустило его с низшим званием “неклассного художника”, дававшим право лишь преподавать рисование. Дорога для поступления в Академию художеств была закрыта, хотя всё более широкому кругу ценителей живописи становилось очевидным, что в пейзажную живопись России входит новый художник.



Во второй половине 1880-х талант молодого живописца обретал силу. Его известность росла. На выставках объединения передвижников появились уже настоящие шедевры – “У омута”, “Лето”, “Октябрь”. Но пережитые тяготы, унижения и напряженный труд сказались на здоровье Левитана: обострилась болезнь сердца. Чтобы подлечиться, он в 1886 г. уехал в Крым. Но там не только поправлял здоровье – привез оттуда пять десятков пейзажей, получивших восторженные отзывы критиков.



В 1887 г. художник отправился на Волгу, но из-за холодной и пасмурной погоды река показалась ему “тоскливой и мертвой”. Зато следующим летом во время путешествия на пароходе по Оке и Волге он открыл для себя городок Плёс, где провел три продуктивных летних сезона, написал около 200 картин – среди них “Вечер на Волге”, “Золотой Плёс”, “После дождя. Плёс” и др. Пришел наконец и некоторый достаток.



В 1889 г. Левитан впервые совершил поездку в Европу. Он посетил Всемирную выставку в Париже и был впечатлен представленными там шедеврами французской живописи. С интересом изучал он пейзажи художников так называемой барбизонской школы, особое внимание уделял творчеству К. Коро. В своем творчестве Левитан стремился соединить достижения русской пейзажной живописи с французской. А непрерывные искания приблизили его к изобразительным приемам импрессионистов, однако без свойственной им “этюдности” и чрезмерного увлечения экспериментами.


В 1890 г. Левитану исполнилось 30 лет. К этому времени он, по замечанию его первого биографа, “превратился из нищего мальчика в изящного джентльмена”. Наступала пора творческой зрелости и признания его таланта. В марте 1891 г. он был принят в Товарищество передвижных художественных выставок. Однако, оставаясь живописцем сугубо пейзажного жанра, он не мог следовать социально-обличительным мотивам, преобладавшим в творчестве передвижников. В конце 1890-х Левитан сблизился с объединением художников “Мир искусств” (Л. Бакст, М. Добужинский, Е. Ланресе, К. Сомов и др.) и участвовал в его выставках, однако в итоге не смог принять приверженность принципу “искусство для искусства”.


Став известным не только в России, но и за ее пределами, художник обрел и официальное признание: в 1897 г. он получил звание члена Академии художеств, в 1898 г. возглавил пейзажную мастерскую в родном училище. Там он проявил себя и как замечательный педагог.


В 1890-е гг. завершилась, наконец, и бесприютная жизнь. Почитавший талант Левитана богатый московский художник-любитель Сергей Морозов предоставил ему мастерскую с примыкавшей к ней квартирой в Трехсвятительском переулке. Однако “Агасферово проклятие”, как писал сам Левитан, вновь настигло его в сентябре 1892 г.: вместе с 20 тыс. евреев Москвы, обвиненных в “незаконном” проживании, всемирно известный художник был выселен из города. Некоторое время он жил в Тверской и Владимирской губерниях. И лишь в декабре благодаря хлопотам влиятельных друзей ему разрешили вернуться. Но угроза выселения висела над ним вплоть до 1894 г., когда он получил вид на жительство. Однако и далее вынужден был выслушивать упреки в том, что еврей не должен изображать русскую природу или что он изображает ее не так, как это должны делать подлинно русские художники.



В эти годы в творчестве Левитана сложился жанр “пейзажа настроения”, когда картина природы изображается как выражение состояния души. Это во многом достигалось и особыми выразительными средствами. Чтобы сохранить изначальное впечатление от восприятия природы, художник не выписывал подробности, обозначал детали несколькими мазками и, подобно “барбизонцам”, добивался изображения трепетности и зыбкости световоздушной среды. Все это в полной мере отразилось в картинах последнего десятилетия его жизни, представлявших собой вершины творчества художника: “Тихая обитель” (1890), “Вечерний звон” (1892).



Иная тональность присутствует в полотне “Владимирка”, созданном во время вынужденного пребывания во Владимирской губернии в 1892 г. Немало современников художника еще помнили значение этого слова: так называлась дорога, по которой пешком гнали в Сибирь каторжан. Пессимизмом веет и от созданной в том же году картины “У омута”.



Настоящим шедевром этих лет стало полотно “Над вечным покоем” (1894). Сам Левитан писал о нем: “Вечность, грозная вечность, в которой потонули поколения и потонут еще…” Даря его П. Третьякову и выражая удовлетворение тем, что оно будет представлено в его галерее, он признавался: “…в ней я весь, со всей моей психикой, со всем моим содержанием…”



Однако меланхоличный настрой нередко сменялся жизнеутверждением, и тогда возникали полотна, отражавшие радостные моменты смены времен года. Такие, как написанные в 1895 г. картины “Март” и “Золотая осень”.



Самым монументальным произведением и вершиной творчества Левитана стала картина “Озеро. Русь”. Художник работал над ней в 1899–1900 гг., но путь к ней лежал через годы наблюдений и размышлений, многочисленные этюды и варианты.


Жизненные силы оставляли художника. Болезнь все более усугублялась. Посетивший его давний друг А. Чехов в одном из писем в марте 1897 г. отмечал: “Выслушивал Левитана. Дело плохо. Сердце у него не стучит, а дует…” В последний раз Чехов навестил тяжелобольного друга 8–17 мая 1900 г. Левитан уже почти не мог ходить и чувствовал приближение смерти.


Она пришла 22 июля (4 августа) 1900 г. В мастерской художника осталось около 40 неоконченных картин и около 300 этюдов. А всего за недолгую творческую жизнь им было создано не менее 1000 картин и законченных этюдов.



Похороны Левитана состоялись 25 июля на еврейской части Дорогомиловского кладбища в Москве. В апреле 1941 г. его прах был перенесен на Новодевичье кладбище и погребен рядом с могилой Чехова.

 

Источник: "Еврейская панорама"


 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x