ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Архив
Публицистика

108-летний калейдоскоп судьбы Семена Канера

Это случилось в 1980 году, когда семья Канер переехала из Омска в Черновцы. Семену Марковичу было тогда 68 лет. У него вдруг появились странные боли в левой голени, которые никак не проходили. Обследование, еще одно обследование, и грозный диагноз: саркома. Врачи сразу представили план лечения: облучение и удаление ноги. Только так, утверждали они, можно сохранить ему жизнь. Саркома – действительно страшный диагноз, трудно представить, как в те дни переживала семья, как чувствовал себя человек, которому его поставили. Но Анна, жена Семена Марковича, по специальности врач–педиатр, не удовлетворилась результатами обследований и отправилась с мужем в Киев, в онкологический центр, захватив все медицинские документы. И мудрые киевские врачи, изучив их внимательно, пришли к другому выводу. Это осколок снаряда, который напомнил о себе спустя десятки лет. Была проведена операция, осколок удалили. С тех пор прошло еще более сорока лет.

Каждому человеку отмерены его годы, и не дано нам знать заранее, сколько их будет… Чья-то судьба яркой кометой пролетает и гаснет, чья-то звезда долго мерцает на небосклоне. Сегодня уже не столь удивляют сообщения о столетних юбилярах. Спасибо медицине и уровню жизни, слышишь о них все чаще и чаще… Ведь Израиль по средней продолжительности жизни почти догнал Японию. У нас она составляет для мужчин 82, а для женщин – 86 лет. В Японии – 84 и 88.

Но есть все же исключительные случаи, которые не вписываются в стандарты даже нынешних реалий. Случаи, когда популярное еврейское пожелание "До ста двадцати" уже не кажется таким фантастическим…

В Хайфе в хостеле для пожилых людей проживает один челове. Еще не так давно он надевал пиджак с орденами и медалями и участвовал в торжественных церемониях по поводу Дня победы.

Еще не так давно, он принимал активное участие в жизни хостеля, да и сегодня, пусть ноги уже не сильны, и сил меньше, у него всепонимающий взгляд и добрая улыбка. А исполнилось этому человеку в сентябре прошлого года 108 лет!

Семен Маркович Канер – один из старейших жителей не только Хайфы, но и всей страны. Он родился при царском режиме, в сентябре 1912 года. Еще не гремят орудия Первой Мировой войны, и до кровавых событий революции и гражданской войны целых пять лет…

Живописны берега реки Смотрич, а на ней на просторах Подолии затерялось одноименное местечко – Смотрич. Много лет в нем проживали евреи. Корни их уходят в начало 18 века. Тогда впервые в городке была зарегистрирована еврейская община и появился раввин. К середине 19 века евреи составляли более трети жителей городка. В послереволюционные годы в Смотриче возник колхоз, название которого с идиша переводилось, как "Красное знамя",появились ремесленные артели. Но пришел 1941 год. Оккупация.

Эвакуироваться успели немногие. Конец еврейской общины Смотрича трагичен, как и всех еврейских общин на оккупированной территории. Первых жителей расстреляли в июле 1941 года, среди них были те, кто мог стать потенциальными лидерами общины. Часть остальных смотричан убили осенью 1942 года, часть  депортировали в Каменец-Подольское гетто, которое позже было уничтожено. Выжили единицы.

Сегодня в Смотриче нет еврейской общины, остался памятник на братской могиле расстрелянных жителей городка, осталось старое еврейское кладбище и память, которую хранят последние старики Смотрича, жившие бок о бок с соседями–евреями.

В этом городке в сентябре 1912 года родился Семен Канер. В семье было пятеро детей – три брата и две сестры. И жилось семье непросто. Выпали на долю мальчика страшные погромы, которые учинял каждый, кто ненавидел евреев. Выпали на его долю годы, когда  спать приходилось ложиться голодным. Учился Сема, как все еврейские дети, в "хедере", и самым ярким воспоминанием о тех днях осталась линейка, которой лупил учитель-"меламед" за непослушание непоседливых учеников. И бойкому, умному мальчику доставалось немало. После семи классов школы уехал Семен в Новую Ушицу, городок в Хмельницкой области, и поступил в техникум механизации сельского хозяйства.

Но в тяжелые годы семья нуждалась в нем. Брат Семена был инвалидом с детства, кто-то должен был помогать. И вернулся паренек в Смотрич, не закончив учебу. Пошел работать на мельницу, чтобы легче было родным. Как раз в семье соседа–мельника случилось несчастье, его арестовали, и жена искала, как продолжить дело мужа, чтобы прокормить семью. Семе она полностью доверяла, а юноше эта работа помогла поддержать родных.

Но мечту об образовании он не оставил. Хотел мальчик из маленького местечка поступить в институт, да только без среднего образования не брали. И он решил эту проблему.

Зимой 1934 года Семен Канер уехал в Одессу, устроился счетоводом в жилищно-коммунальное хозяйство. Правда, зарплату юноше не платили, рассчитался с ним начальник пропиской в Одессе, которая позволила Семену поступить на рабфак. Впрочем, прописки было недостаточно. Как рассказывает Семен Маркович, его семья владела красильной лавкой и не относилась ни к рабочим, ни к крестьянам, а значит, не имела права участвовать в выборах и даже учиться на рабфаке. Хочу напомнить тем, кто, может быть, запамятовал, что на рабфаках подготавливали рабочих и крестьян для поступления в высшие учебные заведения, эти факультеты возникли после Гражданской войны и просуществовали до середины тридцатых годов. И чтобы поступить на такой факультет, Семен устроился ткачом на фабрику. Он работал и учился. Будучи очень способным человеком, завершил три года учебы за один год. Тут ему дорога к высшему образованию и открылась. Да, он мечтал стать врачом, но сложилось иначе, и завершил Семен Канер Одесский кредитно-экономический институт.

Забегая на годы вперед, расскажу, что отцовскую мечту о медицине воплотила в жизнь его дочь Рая.

А пока… Пока мчит поезд молодого специалиста в новые края, он получил распределение в далекий Казахстан, в город Чимкент. Экономисты были нужны везде. Но не пришлось долго Семену радоваться мирной жизни и только приобретенной профессии.

22 июня 1941 года – эта дата перевернула все… Призыв в армию. И вновь дорога, на этот раз в Самаркандскую область, в военное училище. Учебу Семен завершил в звании младшего лейтенанта и был направлен на линию фронта.

Всю войну, от боя к бою, от отступления к наступлению, через плен, ранения, контузии к радости Победы прошел Семен Маркович Канер. Он начинал фронтовые будни на Юго-Западном фронте командиром пулеметного взвода. Принял участие в Сталинградской битве. Во время боя в районе хутора Староклетского в Сталинградской области Семен был контужен. С поля боя его сразу госпитализировали в медчасть. Но произошел казус, который, к счастью,  благополучно закончился.

В части Семена посчитали погибшим и даже успели направить семье похоронку. Трудно представить состояние родных, если бы они прочитали ее. Семен вернулся из медчасти, узнав о том, что произошло, сразу написал письмо отцу, находившемуся в Чимкенте, и по счастливому стечению обстоятельств это письмо пришло к адресату раньше похоронки.

А вот в списках погибших в боях за этот маленький уголок на земле Семен еще много лет значился. Как гласит народное поверье, когда случаются такие ошибки, человек будет долго жить…

Попал Семен Канер и в плен, правда, и тогда сопутствовало еврейскому парню редкое везение. Это случилось, когда роте, в которой служил лейтенант Канер, приказали готовиться к атаке. И бойцы роты пошли в бой. Как оказалось позже, лишь они. По приказу свыше начало атаки отложили, а вот сообщить роте Канера позабыли. И это могло стоить жизни многим. Рота оказалась окружена итальянскими и румынскими солдатами, силы противника были гораздо крупнее. Никакой поддержки не последовало, и все бойцы вместе с командиром после перестрелки оказались в плену. Их загнали в силосные ямы на окраине деревни. Ямы были глубокими, стены скользкие, над ямой поставили конвой, и можно было ожидать худшего. Но на войне, как на войне. Госпожа удача улыбнулась бойцам. В наступление пошли другие роты, и им удалось отбить деревню, где держали пленных однополчан.

Правда, бесследно этот инцидент для них не прошел. Командира роты и командира взвода вызвали на допрос в штаб полка, расположенный в Рязани. Как известно, пленных считали тогда предателями – сдаваться врагу нельзя, если не можешь победить, надо умереть в бою. Но, продержав офицеров в подвале штаба несколько недель, их направили обратно в свою воинскую часть. В бой.

Много воспоминаний хранит Семен Маркович, часть из них по просьбе дочери Раи он записал. И из этих эпизодов складывается не только история тех лет, но образ автора воспоминаний.

Во время наступления полк, в котором служил Семен, переправлялся через Днепр. Переправа проходила под жестоким обстрелом. Солдаты гибли прямо в лодках, и красным становился Днепр. Многие остались навсегда в его водах, но тем, кому повезло, переплыли реку и оказались на берегу. Через некоторое время, когда наступило затишье, командир взвода Семен Канер собирал своих солдат и не досчитался пулеметчика. В его взводе было три пулемета и каждый, конечно же, был на счету. И вдруг нет человека, нет оружия…

Лейтенант Канер расспросил бойцов, но те лишь пожимали плечами. Видели его живым после переправы, а куда делся человек, не знают. Оставив своих солдат на привале, Семен отправился на поиски. И нашел. Вдали от места сбора молодой пулеметчик спал на соломе. Очевидно, свалился с ног от усталости. А недалеко от него без всякого присмотра стоял пулемет. Лейтенант разбудил бойца и решил, что не будет докладывать об этом происшествии, который по законам военного времени мог стоить жизни солдату. Тот остался навсегда благодарен командиру.

Югославия, Венгрия, Чехословакия, Австрия, Болгария, В освобождении этих стран принимал участие Семен Канер, пройдя через Белград, Будапешт, Братиславу, Вену, и завершив войну в Софии. Был ранен при форсировании Днепра, получил звание старшего лейтенанта. Семен мог служить и далее, его представили к званию капитана, но он решил вернуться к мирной жизни. А медали, ордена Красной Звезды и Отечественной войны – это то, что хранится вместе с воспоминаниями фронтовика.

Демобилизовавшись, Семен вернулся в Одессу. Поселилась в Одессе и его семья. Но не всем близким Семена посчастливилось пережить войну. Отец со старшим сыном–инвалидом и младшей дочерью были эвакуированы. Младший брат Моше вернулся с фронта. А старшая сестра Рухл, заменившая братьям и сестрам рано ушедшую мать, погибла во время оккупации. Она с мужем, маленькими детьми и другими уцелевшими после акций жителями Смотрича была угнана в Каменец-Подольское гетто. Это все, что известно о них. Дважды Семен Моисеевич ездил в край своего детства и отрочества в надежде узнать что-то о семье сестры. Увы, нет ничего, даже могилы… Только память.

А Семен Канер, специалист с академическим образованием, не смог найти работу в Одессе. И через некоторое время покинул Украину и переехал в Омск. Он отправился туда, чтобы поддержать семью своей двоюродной сестры, оставшейся без мужа, который погиб. Но так сложилось, что задержался в Омске на десятки лет. Да что там задержался… Он прожил там большую и насыщенную часть жизни, женился на избраннице своего сердца Анне, родились в молодой семье сын Аркадий и дочь Рая.

Много лет проработал Семен Маркович на военном заводе, возглавляя его финансовый отдел и имея доступ к важным документам. Помнит Рая, как иногда уставший отец возвращался домой, но вдруг раздавался звонок, и нужно было проследить за нужнешей поставкой. И он сразу собирался в дорогу.

Когда Рая выросла, она воплотила мечту отца и выбрала дорогу своей мамы, стала врачом. Еще, будучи студенткой-старшекурсницей Рая познакомилась с будущим мужем, жителем Черновиц, и после завершения учебы было решено, что она переезжает в Черновцы.

И вот еще один поворот в судьбе семьи Канер. Родители решили жить рядом с дочерью. Так Семен Канер вновь вернулся на Украину. Было это в 1980 году. Он уже был в пенсионном возрасте, но руководство завода в Омске с большим разочарованием приняло решение начальника финансового отдела оставить свой пост. Надо сказать, что до сих пор бывшие сотрудники по омской работе, сами уже очень пожилые люди, помнят Семена Канера и поздравляют его с разными датами.

А в 1990 году еще один перелет и смена жительства. Земля Обетованная. Хайфа. Тридцать лет прошло с тех пор. У детей выросли свои дети, пять лет назад не стало супруги Анны.

А Семену Марковичу в сентябре прошлого года исполнилось 108 лет!

Его дочь Рая не считает, что отец ведет какой-то особый образ жизни, благодаря которому подарены ему эти годы. Он был умерен в еде, в проявлении эмоций, был человеком дела, но одновременно с этим – преданным делу и семье человеком. И еще Рая выразила одну важную мысль: "Я счастлива, что он есть, не имеет значения его состояние здоровья, тот факт, что он есть, дарит мне ощущение защиты".

А я подумала, что пока есть родители, их дети - все еще дети, независимо от возраста.

Однажды родные Семена Марковича собрали все фотографии, связанные с его судьбой, в один коллаж. Много фотографий, черно-белых и цветных, собралось за 108 лет. Так и жизнь наша – в ней много красок и оттенков.

Здоровья Семену Марковичу. И до 120!

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x