ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Фейсбук"
Блоги

Пикник на обочине

Познакомился с парой предпенсионного возраста, разговорились. 

Муж Владимир - двоюродный брат известного советско-российского кинооператора, полную фильмографию которого знает наизусть, первым делом он перечисляет заслуги родственника, укрепляя свой статус. Мол, смотри, свинья, с каким человеком разговариваешь. 

Очень забавно, но есть в нем и личные достижения: пьет традиционный русский крепкоспиртной напиток только из стаканов.

Жена Татьяна – сразу видно, что интеллигент, пьет водку из маленьких рюмочек. Очень мрачная, бледная, хотя с аппетитом проблем нет, про сон и регулярное опорожнение желудка постеснялся спросить.

- Мне сказали, что вы разбираетесь в живописи. Посмотрите мои произведения, я уже год занимаюсь искусством, - обратилась ко мне. 

- Хорошо, - без особого энтузиазма согласился, врать не люблю, обижать людей женского пола еще больше, вытер руки о свои джинсы, я ведь тоже интеллигент, хоть из Витебска. 

Женщина нажала на кнопки мобильника и показала свои произведения искусства на маленьком экране.

- Танечка – талант! – подмигнул мне Володя.

- Трудно дать серьезную оценку вашему творчеству, - не хочу обидеть годовалого художника.  – Мрачные тона, изломанные формы отражают ваше восприятие мира?

- Отражают реальное, существующее положение вещей в Израиловке. 

- Почему в Израиловке? – слово резало слух.

- Потому что Маниловка и Касриловка одновременно, - усмехнулась Татьяна.

- Вы читали Шолом-Алейхема?! – обрадовался я.

- И даже Гоголя, - съязвила начитанная женщина.

- Не обращай на нее внимания. Лучше давай накатим, - посоветовал Владимир.

- Тебе лишь бы накатить! Не надо никого спаивать! – покраснела жена. – Эх, какой я была дурой, что поперлась за тобой, как декабристка, в эту пустыню.

- В глубину сибирских руд, - поправил я.

- Уж лучше мороз, чем изнуряющая жара!

- Вам плохо в Израиле? – с сочувствием спросил я.

- А как иначе? Мы приехали из Санкт-Петербурга. Я оставила престижную, интересную работу. А чем я здесь занималась? Жопы им мыла.

Поймала непонимающий взгляд.

- Ну им, этим, вашим старухам.

- Сочувствую. Не каждый готов на столь самоотверженную работу. Но ведь вы могли закончить какие-нибудь курсы, пойти работать в магазин, на завод.

- Да не слушай ты ее, - Володя, выпив полбутылки водки, изрядно осмелел. – В начале 90-х в Ленинграде жрать нечего было, работа в НИИ, но платили копейки - и то раз в три месяца. 

- А по-твоему, от чего я раком заболела? От солнца вашего поганого!

- Зато тебя здесь вылечили. А кто тебя бы там лечил? Забыла, как мучилась твоя мать без обезболивающих? 

Татьяна продолжила:

- Не могу я смотреть на эти не обремененные интеллектом лица, все орут, кричат, воспитания никакого, культуры ноль…

- Я бы мог рассказать вам о совсем другой стране, об истории, двухтысячелетней надежде евреев вернуться в Эрец-Исраэль, но в этом нет смысла, лучше накатить, - не выдержал я и сделал знак ее мужу.  - Только ответьте мне на один вопрос. Если вам здесь так плохо, почему вы не возвращаетесь на свою Родину, в свою культурную столицу?

- В путинскую Россию? Чтобы меня в шахты? Я еще не сошла с ума…

"Как тяжело русскому интеллигенту на чужбине", - посетовал я и опрокинул рюмку.

Источник: Facebook

 

 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x