ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Фейсбук"
Блоги

Мы живем по ту сторону стекла

Тридцать второй День Независимости на моем счету впервые за все мои годы в Израиле совсем не было настроения праздника на душе — как раз во время церемоний празднования у нас, бомбили центр Днепра. 

В Иерусалиме выступали политики в костюмах, торжественно говорили про единство, а в чужой для большинства выступавших стране, в городе Днепр, люди сидели в бомбоубежищах.

Я сам из Украины, но не из Днепра. В "мои годы" никогда не был там. Впервые в 1995 году, посыльным Сохнута. Жил на Чкалова. Через два месяца уехал, чтобы не возвращаться. 

Вернулся в 2016 и несколько раз прилетал потом. В Днепре, еще в Днепропетровске тогда, я встретил девушку и думал, что это судьба. Но судьба не засудьбилась, а воспоминания остались. В том числе про город, который бомбили. Город, который был фоном многих счастливых дней. И не очень счастливых потом. Се ла ви.

Вся эта война, как торжества Дня Независимости тут у нас. Мы живем по ту сторону стекла, своей жизнью. Продолжаем работать, радуемся за детей, ужинаем в ресторанах, глотаем новости и не верим, возмущаемся, пишем пламенные тексты тут, а завтра снова идем на работу, радуемся за детей, ужинаем в ресторанах. А кто-то потерял жизнь. Кто-то потерял все. 

Жила-была девочка. У нее было все, что нужно, если не для счастья, то для того, чтобы улыбаться с утра. Может не каждый день, но каждый день начинался с хорошего кофе. 

У нее был хороший дом, была машина, была работа, иногда интересная, иногда не очень, был карьерный рост. 

Девочку не волновали особо ни Россия, ни бендеровцы, ни Азов, она говорила по-русски, но и по-украински могла. Она могла ездить иногда в Москву через Минск, и не считала это злом. 

А потом всего этого не стало. Пришлось оставить хороший дом, уйти с работы и уехать с рюкзаком в другую страну.

Возможно, она и хотела уехать со временем в другую страну и устроить жизнь там. Но не так. Они никогда не думала, что придется ехать четыре дня к границе с одним чемоданом, не по собственному желанию, не на самолете, со своей обувью. Она хотела жить в Европе и ездить домой раз в месяц или два. 

Ну и что, скажут. Она жива, здорова. За пару лет в Европе устроит жизнь. Действительно, звучит не очень страшно, если вы не я и если вы не она. 

Для меня страшно быть без интернета даже два часа, подниматься на восьмой этаж без лифта, потому что нет электричества, не иметь возможность сесть за руль собственной машины. 

Для меня пофиг, что через пару лет для многих из них может все наладится и они забудут этот год, как страшный сон. Я прожил свою жизнь, чтобы иметь все сейчас, и никто не имеет права у меня этого забирать. Я предпочитаю не спать ночью из-за бессонницы, а не потому, что пару раз за ночь бомбят в городе, из которого я уехал.

Я специально не пишу о зверствах, о погибших и о потерявших все. Я пишу о миллионах людей, которые остались живы, но у них отняли банально жизненные удобства. У многих отняли настоящее и будущее. Миллионам сломали жизнь. Я пишу о детях, которым нужно будет вернуться в разрушенную страну и вместо того, чтобы устраивать себе жизнь, им — детям войны — придется восстанавливать города.  

Я пишу о людях, живущих сейчас непонятно где и непонятно на что. Они спят в чужих кроватях, у них нет своего постельного белья, и они не станут покупать занавески в ближайшие несколько лет. У этих людей отняли вдруг все. Ни с того, ни с сего, но они никому не делали ничего плохого.

***

У меня за окном ревели самолеты. Они летели над морем, как всегда, в День Независимости. А у меня не было желания выйти на балкон с биноклем смотреть. Накануне бомбили Днепр. Этот бинокль, к слову, мне подарила девушка из Днепра, в дни, когда этот город улыбался мне. 

И, да, назавтра я пошел на работу. А через день – два опубликовал тут, какой-то смешной или не очень текст.



Источник: Facebook





 

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x