ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: "Фейсбук"
Блоги

Почему вам можно, а мне нельзя?

Все комментируют интервью Путина, которое он дал американскому журналисту Такеру Карлсону.

Как правило, все комментаторы сосредотачиваются на тех нелепостях, которых полно в длинных рассуждениях Путина. Тут и 600-миллионное население Индонезии (в действительности — 286), тут и воевавший в Великую Отечественную войну отец Зеленского, который на самом деле родился через два года после ее окончания. И многое другое.

Характерно изложение российской истории у Путина, которое лишено логики и полно исторических инверсий. Например, российско-польская война после Первой Переяславской рады длилась не тринадцать лет, а всего два года, а тринадцать лет длилось Смутное время, которое случилось не после, а более чем за сорок лет до 1654 года.

Неудобные места из отечественной истории Путин проговаривает скороговоркой, чтобы быстрее пройти трудные для объяснения факты. Например, через сто лет после подписания Вечного (!) мира с Польшей Екатерина Великая как-то так неожиданно взяла и присоединила к России польскую Правобережную Украину и турецкие земли, включая Крым (и те, и другие никак не могли считаться "исконно русскими"). И описав этот акт очевидной агрессии, Путин оставил его без каких-либо комментариев.

Еще меня удивило, как для Путина важны все эти рассуждения про "исторические земли". Странно, что он действительно верит, что это является аргументом. Но раз так, то почему он не объясняет, на каком основании Россия владеет захваченным ею Карельским перешейком, который никогда не был "исторической Россией", а всегда считался финским. Даже когда Финляндия была в составе Российской империи.

Или почему тогда его не смущает владение Калининградской областью? Ведь это точно не "исконно русские земли". Это Восточная Пруссия, и с этим даже сейчас никто не спорит. Аналогичная ситуация и с Курильскими островами. Они были японскими, и это тоже исторический факт. Здесь у Путина, видимо, есть другой аргумент: чьи бы это земли ни были, но к России они перешли на основании международно признанных договоров, Германия и Финляндия признали эти границы, и поэтому какие-то исторические экскурсы бессмысленны.

Но, во-первых, с Японией такого договора нет, и она не признает суверенитет России над Курильскими островами (что совершенно не смущает Путина, и он эту тонкость никак не комментирует), а во-вторых, такой же точно международно признанный договор с Украиной Россия тоже подписала, причем эти границы были утверждены документом, на котором стоит подпись самого Путина (Договор о взаимном признании границ 2003 года).

И почему в таком случае аргумент про "исторические земли" в отношении Украины работает, а в отношении Германии и Финляндии — нет? И если он не работает в том случае, когда есть международно признанный договор, то тогда зачем такие длинные исторические экскурсы аж в дохристианскую Европу в случае с Украиной?

Еще нелепее звучат его рассуждения про "государственные перевороты" в Украине. Я даже не буду спорить, являлись ли украинские Майданы государственными переворотами или нет. Пусть даже и являлись, что с того?

Но ты же после этих "переворотов" признавал прошедшие там выборы, встречался с выбранными на них украинскими президентами, подписывал с ними документы и т. д. А самое главное — Россия все это время поддерживала с Украиной дипломатические отношения, что абсолютно невозможно в случае, если Россия не признает легитимность правящего в Украине режима.

Однако все это не главное в интервью Карлсона (которое я считаю большой журналистской удачей и отдаю должное его таланту журналиста). Главное, что с помощью Карлсона нам удалось заглянуть во внутренний мир Путина, понять ход его мыслей, его приоритеты и его эмоциональное состояние. И то, что он не перебивал Путина и давал ему выговориться, — это было очень правильно.

Это всегда интересно, когда речь идет о руководителе ядерной державы, и тем более важно сейчас, когда он ведет войну против Украины. Понять, чего хочет твой враг, его реальный настрой, его психологическое состояние — ценность такой информации переоценить невозможно. Поэтому я не разделяю снобистских возгласов в духе "я даже смотреть не буду", "что он может интересного сказать", "одно и то же талдычит" и т. д.

То, что я сейчас напишу, является сугубо моим личным мнением, которое я вынес из внимательного и заинтересованного просмотра этого двухчасового интервью. Я прослушал все интервью не в ускоренной прокрутке, некоторые места повторяя по два и даже три раза, и вот к какому выводу я пришел.

Первое. Путину надоела роль "доктора Зло". Он устал быть пугалом для всего мира. Он не привык к тому, что его не рвут на части, к нему не хотят попасть на прием видные политики, звезды бизнеса и Голливуда. Никто уже не ищет его дружбы и протекции, а даже наоборот — шарахаются от него как от чумного.

Всего этого блестящего мира Европы и Америки, в котором он привык быть звездой первой величины, не заменили ему ни политики БРИКС, ни мастера отечественной эстрады, ни звезды Болливуда. Он понимает, что его сослали во вторую лигу, и это его ужасно угнетает.

Возможно, он понимает, что это был его собственный выбор. Но он, когда его делал, думал, что выдержит, что это для него не главное, что все это мишура, а оказалось, что нет. Оказалось, что ему это важно. Королевские почести, красные дорожки, почетный караулы, драгуны у Елисейского дворца, гвардейцы у Букингемского. Барбекю на ранчо президента США и бокал пива с канцлером Германии…

А главное — ощущение причастности к высшим сферам, интимное общение на "ты" с первыми лицами, понимание того, что ты часть этого узкого круга, где только и делается настоящая политика. Можно сколько угодно убеждать себя в том, что БРИКС по ВВП по ППС превосходит G7. Но это не заменит того блестящего мира, который он потерял. Мало того, что телефон молчит и лидеры ведущих стран Запада прекратили с ним все контакты, но еще и ордер Международного уголовного суда перевел его в разряд скрывающегося от ареста урки. Теперь даже если захотеть, то невозможно никуда поехать. Что может быть унизительнее для главы огромной ядерной державы? Ведь от этого еще сильнее хочется туда, куда нельзя.

Слушайте, ему 71 год. Большую часть жизни он прожил в мире, где Запад доминировал во всем. В экономике, в политике, в культуре. Все его инстинкты и привычки сформировались тогда, в том мире. В котором не было могучего Китая и растущей Индии. И что толку, что они появились? Себя, свое нутро не переделаешь.

Ты такой, какой ты есть. А ты совок, который из кожи лез, чтобы получить загранкомандировку в Европу (пусть и в ГДР). Ты тот чиновник из питерской мэрии, который стоял в очереди, чтобы получить возврат НДС на финской таможне. Кто судорожно считал командировочные в немецких марках и вез домой чеки Внешпосылторга для покупки вожделенной "Волги".

Путин, возможно, неожиданно для себя вдруг обнаружил, что он — неисправимый европеец. По всей своей заточке, по всей своей биографии, на уровне рефлексов. Даже если построить десяток итальянских и французских ресторанов у себя на Валдае и в Сочи, даже если пригласить туда лучших поваров, все равно чашечку кофе в Париже или бокал вина в Риме не заменить ничем. Ему нужен пропуск в этот мир. Без этого он несчастлив. Без этого он лузер по своей собственной самооценке.

Все его интервью — это вопль: что я сделал такого, что вы меня так жестоко забанили?

Почему вам можно, а мне нельзя? Ведь все выглядело так, что я стал частью вашего мира! Почему тогда со мной никто не разговаривает? Вот же я: не кусаюсь, не ем людей, давайте наконец поговорим! Ваше молчание меня убивает!

Он много и вполне, кстати, справедливо говорит, что в 90-е и начале 2000-х Россия искренне стремилась интегрироваться в Запад. Однако Запад отверг это ее движение навстречу. Но вывод, который Путин сделал из этого, завел его в тупик.

Вместо того, чтобы, поняв, что кавалерийским наскоком в эту крепость не прорваться, приступить к ее планомерной осаде, он решил развернуться к ней спиной и начать творить мерзости в надежде, что Запад одумается и пустит его без всяких условий. В результате он добился совершенно противоположного результата. Запад решил, что его интеграционный порыв был лишь уловкой, и похвалил себя за то, что он не был настолько доверчив, чтобы впустить к себе этого троянского коня.

А вот если бы он вытерпел и не стал бы "чудить", если он хладнокровно и методично стучался бы в эти ворота, то я убежден, что сейчас  Россия уже была бы и в НАТО, и в ЕС. Правда, уже без Путина. Потому что он давно был бы на почетной пенсии, поскольку в России была бы ротация власти. Ведь Запад — это альянс демократий. Запад может сотрудничать с диктатурами и автократиями, но не впуская их в себя, не делая их частью себя.

В каком-то смысле Путин пожертвовал этой интеграцией в пользу своего вечного пребывания у власти. Но осознание этого так к нему и не пришло. Он по-прежнему считает, что его "кинули", обманули и несправедливо отвергли его дружески протянутую руку.

Вся его война в Украине — это все про то же: обратите на меня внимание, поговорите со мной, я уже взрослый и сильный, вы должны учитывать мое мнение! Он не напал на НАТО, поскольку понимал, что военные потенциалы несравнимы, но, чтобы доказать Западу, что его нельзя просто игнорировать, он выбрал кого послабее (как ему показалось) и начал его публично избивать.

Но оказалось, что слабак не такой уж слабый, а Запад — не такой уж трусливый. И вот скоро уже третий год, как идет ужасная война, которая высасывает все силы и нервы, и он теперь еще дальше от той цели, которую он перед собой поставил, чем когда ее начинал.

Сядьте со мной за стол переговоров. Мы точно договоримся. Есть масса вариантов. Только начните, и вы увидите, какой я покладистый и конструктивный. Заставьте этого клоуна со мной начать разговаривать. Ведь вы можете. Он полностью от вас зависит. Вот увидите — вы не пожалеете о том, что начали со мной переговоры.

Дайте мне шанс, уж я его не упущу. Только не отвергайте и в этот раз мою протянутую руку. Потому что тогда у меня точно не будет уже выбора, и я сорвусь во что-то ужасное…

Он устал. Он уже не рад, что все это начал. У него тоже все на ниточках, и никакого там волшебного "русского экономического чуда" нет и в помине. И северокорейские снаряды не бесконечны, и у Ирана свои проблемы, и Китай только улыбается и по плечу хлопает, а как до дела — так даже газ покупать не хочет…

Вот какие впечатления оставило у меня интервью, которое взял у Путина Такер Карлсон.

Что я могу сказать?

Это шанс.

Я бы на месте Зеленского его не стал отбрасывать.

Во всяком случае, теперь ни Зеленский, ни его прислуга не смогут сказать, что никто с российской стороны не предлагает им сесть за стол переговоров.

Весь мир увидел и услышал, как Путин это делает. Причем без всяких ультиматумов и вполне уважительно.

Теперь Киеву решать, использовать этот шанс или нет. На мой взгляд, это имеет смысл сделать хотя бы для того, чтобы узнать, насколько это предложение искренне.

Как говорится, за спрос денег не берут.

 

 

 

Блог автора в Telegram

 

 

Комментарии

комментарии

популярное за неделю

последние новости

x