ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Архив
Публицистика

Один пояс, один путь... и один лидер

Новый глобальный внешнеполитический проект Китая неторопливо и последовательно порабощает развивающиеся страны Азии, Африки и Латинской Америки. Государствам, желающим отстоять свои демократические принципы и либеральные свободы, предстоит тяжелая борьба. И, возможно, не только дипломатическими и экономическими средствами.

Впервые этот масштабный стратегический проект тоталитарного китайского режима был озвучен осенью 2013 года. Инициатором выступил сам генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Китая, председатель Китайской Народной Республики и председатель Центрального военного совета КНР, иначе говоря, "верховный лидер" Китая - Си Цзиньпин.

Предложенный Цзиньпином проект создания глобальной транспортной и экономической инфраструктуры, охватывающей множество стран и континентов, был представлен, как возрождение древнего "Шелкового пути" - знаменитой караванной дороги, экономически и культурно связывавшей Китай с государствами Центральной Азии, Ближнего Востока, Европы и даже Африки.

При этом в своем новом воплощении "Шелковый путь XXI" века изначально задуман не только в сухопутной, но и в морской версии, соединяющей китайские порты Южно-Китайского моря с портами в Индийском океане и дальше - с государствами Ближнего Востока, а в конечном итоге – и с портами Европы.

Оригинальное китайское название 一带一路, означающее "Один пояс и один путь", первоначально так и было переведено на английский язык. Однако уже в 2016 году китайские власти сообразили (а скорее всего, им объяснили специалисты по политическому маркетингу), что подобное название - с акцентом на слове "один" может быть "неправильно истолковано" и вызывать у чувствительных к тоталитаризму европейцев нежелательные для китайского режима ассоциации. С тех пор по-английски проект стал именоваться "Инициативой пояса и пути" (Belt and Road Initiative, или сокращенно BRI). При этом само китайское название, а, к слову, и его официальный перевод на русский язык, так остались прежними.

Аш назг дурбатулук

Постепенно в проект оказались вовлечены страны и далеко за пределами исторического "Шелкового пути". От Джибути - крошечного африканского государства, занимающего стратегическое положение вдоль Баб-эль-Мандебского пролива, до Эквадора, обладающего третьими по величине запасами нефти в Южной Америке.

Разумеется, "Один пояс и один путь" подается китайским правительством как проект, "стимулирующий экономическое процветание, укрепляющий культурные связи, содействующий миру и стабильности". Одним словом, являющийся очевидным экономическим благом для всех вовлеченных в него стран.

Вот только на деле все более явным становится лишь то, что сделки, заключаемые Китаем в рамках проекта с бедными странами "третьего мира" в Африке и Латинской Америке, приносят политические и экономические дивиденды исключительно китайскому режиму. Выгоды же для государств-напарников, мягко говоря, оказываются крайне сомнительными.

Аш назг гимбатул

Более того, некоторые из этих двусторонних соглашений, похоже, вообще были инициированы лишь для того, чтобы окончательно заключить беднеющие страны в вассальное экономическое подчинение Китаю.

Критики программы "Один пояс и один путь" отмечают, что китайским кредитным соглашениям явно не хватает прозрачности. Условия ссуд, получаемых государствами от китайских банков, часто скрыты от общества, сами же полученные средства, как правило, используются исключительно для покупок у подрядчиков из страны-кредитора - то есть Китая.

Иными словами, Китай использует так называемую "дипломатию долговых ловушек", намеренно предоставляя стране чрезмерный кредит, а затем, когда та оказывается неспособной выполнить свои долги, добивается от страны-должника экономических или политических уступок, в том числе отбирая у неплатежеспособного государства инфраструктурные и прочие активы.

Так, Шри-Ланка, не сумев выполнить свои долговые обязательства перед Китаем, была вынуждена уступить Пекину порт Хамбантота, расположенный на южном побережье острова. Обанкротившаяся Венесуэла расплачивается с Китаем нефтью. Так же поступает и Эквадор, отдавая Китаю 90% своей нефти, причем, судя по всему, по ценам ниже мировых. И Китай, крупнейший в мире импортер нефти, теперь может выгодно диверсифицировать свои сырьевые источники.

Помимо того, экономическая и политическая зависимость вынуждает страны подчиняться и другими проявлениям китайской агрессии. Так, Эквадор фактически смирился с тем, что сотни китайских рыболовных судов уничтожают уникальную морскую флору и фауну в окрестностях Галапагосских островов. "Они опустошают буквально все!" - рассказал британскому изданию "Гардиан" эквадорский капитан, пожелавший сохранить анонимность.

При этом если одни инфраструктурные проекты, навязываемые Китаем своим партнерам, являются пусть и дорогостоящими, но все же приносящими определенную пользу (например, железнодорожная линия в Кении, соединившая столицу Найроби с главным портом страны, Момбасой), другие и вовсе оказываются бесполезной обузой. Одним таким малопригодным проектом стала построенная китайскими инженерами дорога из столицы Уганды Кампалы в международный аэропорт страны в Энтеббе. Ожидается, что этот проект улучшит трафик, но при этом не будет иметь никаких иных преимуществ, кроме предоставления Китаю более удобной возможности вывозить из страны местные ресурсы.

Дополнительным недостатком колоссальных расходов, связанных с китайскими займами на финансирование всех этих инфраструктурных проектов, становится для стран-партнеров необходимость мириться с тем, что председатель КПК Си называет "китайскими особенностями".

Разворачивая строительство, китайские компании привозят огромное количество рабочих из Китая, создающих себе собственные жилые помещения, завершающих проект, а затем покидающих страну. Некоторые китайские команды даже привозят с собой своих поваров и редко участвуют в общественной деятельности с жителями принимающей страны. Практически отсутствует и наем местных рабочих или обучение местных жителей профессиональным навыкам. Иными словами, страна лишается даже той выгоды, которую могла бы извлечь от присутствия квалифицированных специалистов из Китая.

Эпидемия вируса COVID-19, к слову, расползшегося по планете из того же Китая, еще больше усугубила долговые проблемы многих стран, подписавших соглашения с Пекином в рамках программы "Один пояс и один путь". Часть из уже согласованных кредитов оказалась в состоянии технического дефолта или стремительно приближаются к нему, поскольку многие страны-должники, зависящие от экспорта сырьевых товаров, столкнулись с падением спроса. При этом большая часть долга африканских стран составляющего примерно 145 миллиардов долларов (8 миллиардов долларов, из которых должны быть погашены уже в 2020 году), связана именно с проектами "Один пояс и один путь".

Таким образом, проекты, связанные с программой "Один пояс и один путь" обслуживают интересы Китая, мало учитывая реальные проблемы вовлеченных в них стран. Они предоставляют Китаю новые рынки сбыта и широкий выбор сырья, к тому же по ценам дешевле мировых, когда же страны оказываются не способны продолжать выплаты по кредитам, обеспечивают возможность присвоения коммунистическим режимом практически любых активов страны-должника.

Фактически, речь идет об откровенной колониальной эксплуатации слабых и бедных стран. Той самой, за участие в которой в прошлом нынешние неистовые критики "белой привилегии" - неомарксисты, да и прочие левые, неистово клянут страны Запада, к слову, полностью игнорируя при этом нарушения и настоящие преступления, совершаемые Китаем непосредственно в наши дни.

Аш назг тракатулук

Стоит заметить, что сомнительная ценность программы "Один пояс и один путь" не ограничивается одной лишь жестокой эксплуатацией стран, попавших в зависимость от китайского режима.

Другой проблемой становятся инвестиции в рамках "Одного пояса", а фактически поддержка Китаем, откровенно авторитарных режимов, в том числе: Зимбабве, Лаоса и Венесуэлы.

Речь, однако, идет не только об укреплении тоталитарных государств, но и о постепенном развращении всех остальных участников проекта.

Игнорирование Китаем прав человека в отношении своих собственных граждан неизбежно начинает распространяться и на права граждан стран, оказавшихся связанными с китайским режимом. Так, например, добыча Китаем сырья и полезных ископаемых в Эквадоре продолжается вопреки протестам проживающих в Восточных провинциях страны племен Шуар и Ваорани, обеспокоенных ухудшением состояния окружающей среды. 

Кроме того, Китай распространяет свою технологию распознавания лиц в таких связанных проектами "Одного пояса" странах, как Боливия, Венесуэла и Эквадор, где устанавливаются китайские системы наблюдения, фактически, навязывая этим государствам системы тотального слежения.

Неслучайно страны-участницы проекта "Один пояс и один путь" все чаще игнорируют стремительно ухудшающуюся репутацию Китая в сфере соблюдения прав человека. Многие исламские страны, в том числе и те, что регулярно шельмуют Израиль, лживо обвиняя еврейское государство в апартеиде и геноциде против палестинских арабов, хранят молчание по поводу жестокого, действительно буквально на грани геноцида, обращения китайского режима с миллионами мусульман-уйгуров в северо-западной провинции Китая Синьцзян. Некоторые мусульманские государства и вовсе хвалят внутреннюю политику Китая в отношении этнических уйгуров Синьцзяна. При этом ни одно государство с мусульманским большинством не проголосовало в поддержку предложенной Западом резолюции ООН, осуждающей Китай за жестокое обращение с уйгурами и призывающей к санкциям в отношении Пекина.

Наконец, по мнению ряда экспертов, со временем страны, участвующие в китайской программе "Один пояс и один путь", до сих пор остававшиеся в целом дружественными к США и их союзникам, начнут уклоняться от поддержки интересов национальной безопасности Запада, опасаясь потерять крупные китайские инвестиции в свою местную экономику.

Аг бурзум иши кримпатул

Таким образом, навязывая свой проект "Одного пояса и одного пути" тоталитарный китайский режим преследует как экономические, так и политические цели.

За красивыми словами о приобретении новых друзей просматривается откровенное стремление к завоеванию новых позиций, как в тех областях планеты, которые игнорируются Западом, так и тех, что до сих пор находились в сфере западного влияния.

Конечная же цель этого глобального китайского усилия, судя по всему, направлена на замещение существующего политического, военного и экономического западного либерально-демократического порядка новым, в котором доминировала бы исключительно китайская коммунистическая клика.

Странам, желающим защитить и сохранить свой демократический уклад и либеральные ценности, неизбежно придется выступить против этого наползающего на мир Pax Sina.

Предстоит тяжелая и долгая борьба и возможно, отнюдь не только дипломатическими и экономическими средствами. Иначе звучащий так знакомо, пусть и не на немецкий, а на китайский лад лозунг, вновь обретет свое зловещее значение, сопровождая очередную попытку загнать человеческую цивилизацию в тоталитарное левое рабство.

комментарии
comments powered by HyperComments
x