ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Фото: Википедия
Публицистика

Что роднит Обаму, Байдена и Хашогги

Решение администрации Байдена опубликовать отчет разведки о смерти Джамаля Хашогги, случившейся в конце 2018 года, было столь же предсказуемым, сколь и разрушительным для национальной безопасности США. В той же мере оно сокрушительно и трагично для безопасности и стабильности всего Ближнего Востока.

Решение это было предсказуемо по двум причинам. Прежде всего, теперь уже окончательно ясно, что нынешнее правление Байдена стало третьим сроком Обамы. 

Еще в свой первый президентский срок Обама сыграл центральную роль в свержении президента Египта Хосни Мубарака, якоря системы альянсов США в суннитском арабском мире, в пользу "Братьев-мусульман", идеологического якоря всех суннитских террористических группировок мира.

Последовательная политика Обамы на протяжении всех восьми лет состояла в поддержке джихадистов. Причиной тому стало "антиколониальное" мировоззрение Обамы, породившее его антизападные настроения. Объявив джихадистов "подлинным голосом исламского мира", Обама и его советники-неомарксисты откровенно благоволили тем, в ком видели образцовых "революционеров" и антизападников. 

Не случайно в каждом конфликте, в котором консервативные суннитские лидеры, иранские антиправительственные силы или Израиль выступали против исламских экстремистов, будь то ХАМАС, "Хизбалла", "Братья-мусульмане", хуситы или Иран, Обама и его команда, напротив, неизменно оказывали джихадистам поддержку. Недаром Обама так восхищался турецким диктатором Эрдоганом и правящей семьей Катара - ведь они тоже поддерживали джихадистов.

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман (МБС) и наследный принц Мохаммед бин Зияд (МБЗ) из ОАЭ стали огромной проблемой для Обамы, Роберта Малли и всей их компании. Они внезапно возникли на ближневосточной арене и стали играть совсем в другую игру.

Эти арабские политики, молодые и энергичные, занялись активной либерализацией своих консервативных обществ. Они, будучи настроенными резко против Ирана и "Братьев-мусульман", в то же время оказались открыты для мира и сотрудничества с Израилем. Более того, они поддержали Израиль в его кампаниях против ХАМАСа и "Хизбаллы".

А главное, они стали олицетворением подлинных арабских мусульман, потеснив с этого пьедестала столь милый Обаме образ джихадистов.

Когда ОАЭ объявили "Братьев-мусульман" и ключевых сторонников Обамы, равно как и его идеологических союзников из CAIR (Совета по американо-исламским отношениям) террористическими организациями, Обама со товарищи пришли в такое неистовство, что едва сумели составить мало-мальски связное заявление.

Все это подводит нас к Хашогги. Как сообщил журналист Ли Смит после того, как Хашогги был найден мертвым в консульстве Саудовской Аравии в Турции, в этом человеке было много такого, что делало его, прямо скажем, довольно странным героем для американцев.

Хашогги был катарским агентом влияния. Он, в прошлом офицер саудовской разведки, встал на сторону ваххабитских джихадистов в королевской семье, поддерживавших "Аль-Каиду". Он дружил с Усамой бен Ладеном и оплакивал его ликвидацию. По сути, "Аль-Каида", ИГИЛ, Иран, ХАМАС и катарский режим вели через публикации Хашогги свои колонки в газете "Вашингтон пост".

На первый взгляд, предоставление Хашогги грин-карты, на фоне его открытой поддержки "Аль-Каиды", не имело смысла. В равной мере, учитывая его тесные связи с саудовскими сторонниками исламского террора и правящей семьей Катара, не имела смысла и его работа в качестве обозревателя в газете Джеффа Безоса.

Тем не менее, все это имело самый непосредственный смысл в контексте усилий глубинных друзей и соратников Обамы, в частности, бывшего директора ЦРУ Джона Бреннана, который с самого начала выступал против МБСа, добиваясь расширения возможностей "Братьев-мусульман" и иранского режима.

Короче говоря, Хашогги - сторонник террора и катарский агент, противостоящий модернизирующемуся, проамериканскому, антиджихадистскому и произраильскому наследному принцу Саудовской Аравии, стал важным политическим и военным активом Обамы и его клики.

Работа Хашогги заключалась в последовательной дискредитации МБСа и постепенной легитимации поддерживающего террор катарского режима, что полностью удовлетворяло сторонников джихада и их друзей.

Все это не значит, что убийство Хашогги было оправданным. Но это значит, что оно вовсе не заслуживает слез со стороны тех, кто выступает против джихадистского террора и джихадистских режимов, а также заботится о правах человека и стремится избежать большой войны на Ближнем Востоке.

Так или иначе, какими бы ни были связи Обамы и его клики с живым Хашогги, то, как они постарались использовать его смерть, ясно показало их нынешнюю цель.

Они хотят вернуть прежнюю закрытую и злобную Саудовскую Аравию. Они хотят вернуть финансирование "Братьев-мусульман" и породивших "Аль-Каиду" ваххабитов из Эр-Рияда. Им нужна вся та старая и отнюдь не добрая гвардия вроде принца Бандара ибн Султана и принца Турки ибн Фейсала, а вовсе не молодой и открытый МБС, раздавший женщинам водительские права.

Поэтому они немедленно стали прославлять Хашогги как своего рода нового Нельсона Манделу, одновременно превращая МБСа в нового Гитлера или вроде того.

Как рассказал Смит, Роберт Малли, отвечающий нынче за политику Байдена в отношении Ирана, был первым, кто повел линию, согласно которой в ответ на смерть Хашогги США должны прекратить поддержку Саудовской Аравии, по сути, и вовсе разорвать с ней альянс и выступить против Эр-Рияда на стороне контролируемых Ираном хуситов.

Свидетельством здравого смысла и политической смелости Дональда Трампа стало то, что он отказался подчиниться этой линии. Но уже в 2018 году было совершенно очевидно, что если в 2020 году демократы свалят Трампа, следующая администрация воскресит дело Хашогги, стремясь отстранить МБСа от власти.

Худшее и самое ненавистное, что случилось с шайкой Обамы, превратившейся в окружение Байдена, стали "Соглашения Авраама".

Не случайно первым делом Байдена и его кураторов стал отказ от американской стороны сделки - от продажи оружия ОАЭ и Саудовской Аравии. Ведь "Соглашения Авраама" окончательно опровергли их лживые утверждения о том, что именно джихадисты являются подлинным голосом арабского мира.

Популярность соглашений среди арабских жителей Персидского залива, и в целом большей части арабского мира - например, Марокко и Судана - ясно показала, что Обама/Байден и им подобные основывают ближневосточную политику США на вздорной идеологии, преподаваемой на американских факультетах изучения Ближнего Востока. Эта идеология чрезвычайно далека от здравого смысла, она совершенно не отражает реальность региона и взгляды живущих в нем людей.

Трудно сказать, сумеет ли МБС выдержать удар. Есть все основания опасаться, что в конце концов лидеры ОАЭ и Саудовской Аравии решат, что им будет лучше под давлением США заключить соглашение с Ираном, нежели отстаивать свой суверенитет и свои интересы вместе с Израилем.

Если они пойдут на подобный шаг, это станет катастрофой эпических масштабов. Опасность большой войны возрастет стократно. Джихадисты суннитского и шиитского толка получат силу, какой еще никогда не обладали. Израиль же окажется, прямо скажем, в ужасном положении.

Зато посреди всего этого кошмара фальшивые правозащитники, сторонники террора и джихада вроде Малли и его товарищей из новой администрации Обамы-Байдена получат возможность похлопывать друг друга по плечам, расхваливая себя за наступление "подлинной" эпохи мира на Ближнем Востоке.

Другая причина попыток нынешней администрации США свергнуть МБСа объясняется тем, что, заклеймив его убийцей, команда Обамы-Байдена делает политически невыполнимым для Израиля заключение мира с Саудовской Аравией.

Это вполне вписывается в уже упомянутые выше усилия демократической администрации подорвать, а может и совсем разрушить "Соглашения Авраама".

За несколько часов до того, как администрация США начала свое шокирующее наступление на МБСа, израильский новостной телеканала I24 сообщил, что Израиль, Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн создают военный альянс, подобный НАТО.

Не удивлюсь, если когда-нибудь мы узнаем, что две эти истории были связаны между собой. Теперь, когда администрация США при активной поддержке полностью мобилизованных средств массовой информации и целого ряда фальшивых правозащитных групп объявила МБС ответственным за уголовное преступление, она может использовать любой шаг к формализации израильско-саудовских отношений в качестве "доказательство" аморальности Израиля.

Не исключено, что МБС станет новой версией Башира Жмайеля, ливанского христианского лидера, подписавшего мирный договор с Израилем в 1982 году только для того, чтобы быть затем убитым. Любой шаг МБСа в сторону Израиля будет теперь подвергнут нападкам со стороны левых "прогрессистов" и их единомышленников - поклонников "Братьев-мусульман" и режима Ирана из Вашингтона.

Иначе говоря, наступление на МБСа — это попытка заблокировать дальнейший прогресс примирении арабского мира с Израилем.

Вместе с тем стоит отметить, что результаты действий новой администрации США, по крайней мере, до сих пор, оказываются противоположными тем, которые, без сомнения, ожидали Байден и его кураторы.

Вместо того, чтобы выразить глубокое раскаяние или всячески повиниться, саудовцы отвергли выводы США и заявили, что они не позволят американцам свергнуть наследного принца. Аналогичные ответы представили ОАЭ и Бахрейн.

После восьми лет непрерывного предательства Обамы Трамп потратил огромное количество времени и усилий на то, чтобы восстановить у американских ближневосточных союзников доверие к США.

Саудовцы и египтяне действительно доверяли Трампу. Вместе с тем, памятуя о шрамах, оставшихся от восьми лет Обамы, они не решились складывать все яйца в корзину США. В результате Россия и Китай расширили поставки оружия Египту, Саудовской Аравии и ОАЭ уже во время правления Трампа.

Администрация Байдена, похоже, не учла, что замораживание оружейных поставок США Саудовской Аравии и ОАЭ не остановит продажу оружия этим странам, а просто вытеснит США с регионального рынка вооружений.

Таким образом, первой жертвой политики Байдена стал американский ВПК. Ущерб, который он понесет, скорее всего, окажется долгосрочным. Вне зависимости от того, как усердно станет трудиться над возрождением доверия следующая республиканская администрация, ей будет уже куда труднее, чем Трампу, восстановить авторитет Америки на Ближнем Востоке.

Израильтяне пока не реагируют на проиранскую политику Байдена истерией. Они просто отвергают ее.

Это, увы, не значит, что Байден, Малли и другие не смогут нанести серьезный ущерб. Они смогут, и они уже его нанесли. Но это значит, что в действительности они намного менее могущественны, чем сами думают.

И это, пожалуй, единственный вызывающий оптимизм момент во всей вышеописанной истории.


(перевод Александра Непомнящего)

Источник

Комментарии

популярное за неделю

комментарии

comments powered by HyperComments

последние новости

x